Есть только миг между прошлым и будущим…

Не дают расти рынкам. Каждый день то один, то другой финансовый вестник пугает рассказами о стоимости страховки от дефолта тех эмитентов, которые раньше казались железобетонными. Страхуют уже не только от Австрии или Швеции, но и от Германии, США и Великобритании, что раньше могло присниться только в самом кошмарном сне, да и то не трейдеру (он бы не смог интерпретировать сон, так как словосочетание CDS на США он бы просто не понял), а риск-менеджеру (у них с понятийной базой попроще, а значит, жизнь и сны полегче - и не пытайтесь интерпретировать то, что я сейчас написал!).

Не дают расти рынкам. Каждый день то один, то другой финансовый вестник пугает рассказами о стоимости страховки от дефолта тех эмитентов, которые раньше казались железобетонными. Страхуют уже не только от Австрии или Швеции, но и от Германии, США и Великобритании, что раньше могло присниться только в самом кошмарном сне, да и то не трейдеру (он бы не смог интерпретировать сон, так как словосочетание CDS на США он бы просто не понял), а риск-менеджеру (у них с понятийной базой попроще, а значит, жизнь и сны полегче — и не пытайтесь интерпретировать то, что я сейчас написал!). Так вот, за страхование от риска британцев — как государства (!) — сейчас просят около 2% годовых, притом, что еще год назад такого продукта не существовало в принципе. Мне, читая подобные новостные сводки, вспоминается «Формула любви» с сеном Федосеи Ивановны, у которой оно стоит пять рублей тележка. «Стоит, то оно стоит, — говорит ее сосед, — да кто же его покупает?!». Вот и мне интересно: кто может захотеть застраховать риск государства, чьи облигации пока можно продать с доходностью к погашению 1% годовых, за 2% годовых, т.е. заведомо себе в минус? Еще более интересным мне представляется ответ на вопрос, у кого следует покупать страховку против британского государства — может быть у британского же банка HSBC? Или у кого-нибудь из столпов американской финансовой системы, скажем Ситибанка, — чей собственный риск оценивается в 5-6% годовых? Сдается мне, что попытки зарегулировать финансовый рынок и «распутать» сложные деривативные схемы делают его все менее прозрачным и все менее рыночным.

При этом стоит посмотреть на первичный рынок высоконадежных, но все же корпоративных (!), эмитентов, и рынок не кажется настолько безнадежным. Пусть швейцарская, пусть фармацевтическая, но все же компания Roche, на прошлой неделе умудрилась «поднять» на рынке 14 миллиардов в долларовом эквиваленте в период, когда рынок считается закрытым для целых стран. Лечиться, конечно, народ будет и в кризис — некоторым инвесторам подлечиться, видимо, уже давно пора.

Кому фармацевтика лекарства, а кому — светлые мысли. Вот еще одна для неверующих в сырьевую мощь и страны, ею обладающие. В последнее время китайские инвесторы активизировали попытки приобрести долю в добывающих проектах в разных частях света. Сектора и страны, закрытые для иностранных инвестиций в былые времена, сейчас сами стоят в очереди на прием к китайским властям. Последние, по некоторым данным, рассматривают возможность создания единого фонда, управляющего инвестициями в энергетически и добывающие проекты, и выделения нескольких десятков миллиардов долларов на данные цели. Диаграмма ниже довольно убедительно демонстрирует громадный потенциал подобного проекта — из почти двух триллионов долларов резервов только 20 миллиардов (т.е. не более 1 процента) инвестировано Китаем в сырьевые проекты.

Фанг Шангпу, заместитель председателя валютного госкомитета, подтвердил в недавнем интервью, что правительство рассматривает варианты использования валютных резервов для финансирования покупок китайскими компаниями долей в сырьевых проектах за рубежом. Эхом в еще одном комментарии для прессы отозвался министр финансов Австралии, подтвердив факт встречи с председателем китайского суверенного фонда CIC и переговоров относительно $19,5-миллиардной инвестиции китайской компании Alco China в капитал австралийского горнодобывающего гиганта Rio Tinto. Тем временем визит китайского вице-президента Цзи Жипинга в Бразилию должен проложить мостик к сотрудничеству между китайскими компаниями и Petroleo Brasileiro, а российские «Транснефть» и «Роснефть» уже стали получателями $25-миллиардного займа от Китая в счет будущих поставок нефти.

Какие же выводы из вышеперечисленной мозаики фактов и графиков? Цена на основные виды сырья начнет расти скорее рано, чем поздно. Соответственно, инструменты, имеющие непосредственное отношение к данному процессу, как то акции сырьевых компаний или так называемые commodity currencies, на текущих унизительных ценовых уровнях являются практически подарком. К примеру, австралийский доллар, рынок опционов уже начинает «закладываться» на скорое восстановление валюты: трейдеры одномесячных опционов «AUD/USD risk-reversal» указывают на то, что в ближайшее время осси останется выше 5-летних минимумов, достигнутых осенью. Более того, в случае прохождения отметки 0,66 (текущий уровень — 0,6420), AUD/USD, всегда служивший барометром риска, может устремиться в выглядящие на данный момент заоблачными дали — 0,72-0,74 (12-15% текущего уровня). Аналогичные перспективы у других валют товарно-сырьевого блока — канадского и новозеландского долларов. Российский рубль также направил свои стопы в сторону укрепления. Дело за тенге?

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Суверенные фонды рассматривают инвестиции в сырьевые товары и нефть
Суверенные фонды (sovereign wealth funds), являющиеся инвестиционными подразделениями государств со значительными золотовалютными резервами, таких как Китай и Катар, готовы увеличить инвестиции в нефть и другие сырьевые товары, что окажет огромное влияние на финансовые рынки.
Нефть подскочила на фоне ожиданий снижения производства ОПЕК
Нефть с началом новой недели вновь оказалась под давлением, при этом до недавнего времени ей удавалось демонстрировать довольно неплохое снижение, которое приняло более заметный характер в части «черного золота» марки Brent, достигшего минимумов около $43,07.