Доходное искусство

Любой мировой кризис стимулирует спрос на антиквариат и произведения искусства, утверждает коллекционер Азат Акимбек. В интервью с корреспондентом «Къ» он рассказал, в какие произведения искусства в настоящее время лучше всего инвестировать частные средства.

- Расскажите об особенностях рынка антиквариата и предметов искусства в Казахстане?
- Сегодня на пространстве Центральной Азии арт-рынок сложился только в Казахстане. Несмотря на то, что он формировался на протяжении 15 лет, в настоящий момент многие казахстанские бизнесмены не знают, что деньги можно вкладывать в картины и антиквариат. Это связано, прежде всего, с малой информированностью общественности об инвестиционных возможностях на данном рынке. К примеру, в Европе повышенный спрос на антиквариат и предметы искусства возник еще 500 лет назад, в России такая тенденция наблюдается со времен Петра Великого.
Справедливости ради стоит отметить, что антикварный рынок имеет тенденцию быть закрытым. В Казахстане, впрочем как и во многих развитых странах (Франция, Великобритания, Германия) 90% антикварного рынка находится в подполье. У каждого антиквара имеются свой круг клиентов. В Казахстане на прилавках большинства антикварных салонов располагаются вещи недорогие, а, к примеру, хорошие картины русских художников - явление редкое и в основном они уходят из-под «полы». В целом, цены на местном рынке ниже, чем в других странах.
В последнее время в республику зачастили коллекционеры из Москвы и Питера. В первую очередь им интересны иконы. Почему? Во-первых, здесь их некому подделывать, во-вторых, они не сильно востребованы на внутреннем рынке.
Что касается предпочтений казахстанских бизнесменов, то наблюдается рост заинтересованности к этническому антиквариату, что, на мой взгляд, очень хорошо. В то же время хочу предостеречь, так как большое количество казахстанских антикваров непрофессиональные. Многие пришли в эту сферу, как они полагают, из-за быстрых и легких денег. С учетом большой доли подделок на данном рынке впоследствии нередки, мягко говоря, различные недоразумения. А для любого антиквара главное - имидж.

— Если инвестировать в картины, что лучше приобретать сегодня?
— Сейчас актуальны работы современников. Однако существует проблема — будет ли популярен мастер через 5-7 лет. Казахстанских художников, чей творческий подъем пришелся на середину 90-х годов, вспомнят немногие. В таком выборе важно иметь хорошую интуицию.
Как для начинающих инвесторов, так и для коллекционеров рекомендую западноевропейскую и русскую живопись. Например, работа Ивана Айвазовского «Варяги на Днепре» 6 лет назад свободно весела в московском аукционном доме «Гелос» за $150 тыс. Недавно она была продана более чем $3,5 млн. Ежедневно на аукционе Сотбис продается более 2400 произведений искусства, большая часть продаваемых произведений — работы русских мастеров. Повторюсь, на местном рынке очень много подделок, в основном из Китая, Турции и Западной Европы. Поэтому необходимо обращаться только к экспертам, чтобы не потерять свои инвестиции.

— Сколько сейчас стоит экспертиза на подлинность?
— В Казахстане она не дорогая, в среднем $200, в музее Кастеева, к примеру, она стоит всего 15 тыс. тг., а для сравнения в России и Европе — цены начинаются от 800 евро и выше.
В Казахстане есть эксперты и по западной живописи и по русской, однако, их немного. Для сравнения в Париже экспертных бюро тысячи. В любом месте можно найти визитку эксперта по живописи и антиквариату. Почему-то на местном рынке присутствует мнение, что работы русских художников могут подтвердить только институт им. Грабаря и эксперты Третьяковской галереи. Однако, с уверенностью скажу, что это не так. В Казахстане много экспертов, которые могут проделать аналогичную работу.

— По Вашему мнению, почему происходит такой рост цен на работы российских мастеров?
— После революции из России иммигрантами-дворянами вывезено большое количество живописи и других предметов искусства. Сейчас идет обратный процесс: российские бизнесмены покупают произведения искусства и возвращают их домой.
Недавно один из российских предпринимателей выкупил коллекцию Ростроповича за $42 млн. До него известный бизнесмен Виктор Вексельберг вернул в Россию коллекцию яиц Фаберже стоимостью $102 млн., причем, несколько дней спустя другой российский бизнесмен предложил ему уже $500 млн. за коллекцию.

— Некоторые эксперты прогнозируют замедление роста арт-рынка. Согласны ли вы с этим?
— По моему мнению, ни западные рынки, ни казахстанский не будут испытывать замедление. История показывает, что любой кризис в мире наоборот повышает спрос на произведения искусства и антиквариат.

— В последнее время западные инвесторы и коллекционеры проявляют повышенный интерес к предметам искусства Центральной Азии. С чем это связано?
— В 60-е годы Западную Африку посетило большое количество европейцев. Начиная от туристов и заканчивая крупными инвесторами. Помимо нищеты они отметили примитивное искусство Африки: маски, бусы, скульп-
туры божеств и т. д. Все это скупалось за «копейки». Однако через 5-7 лет в Париже открылся салон «Примитивное искусство Африки», который сейчас считается самым дорогим. На рынке возник бум и за 10-15 лет вся Африка была «распродана». Кроме того, в это же время появились первые «черные антиквары».
Такая же тенденция наблюдается и у нас. В 91-м году в странах Центральной Азии появились первые дипломатические миссии, которые скупали в антикварных салонах различные предметы национального этнографического искусства. Они понимали, что, к примеру, казахский ковер ручного изготовления заинтересует многих на Западе.
К сожалению, эта тенденция продолжается и сейчас. Я уверен, что через 10 лет эти же предметы искусства Центральной Азии будут продаваться западными коллекционерами обратно нам.
В тоже время опасаться в этом смысле стоит не только западных коллекционеров и инвесторов. Разбогатевшие китайцы активно скупают антиквариат и живопись в России, и на нашем рынке уже появляются первые «ласточки» из поднебесной.

— Какие меры можно предпринять, чтобы не повторить «российский путь»?
— К сожалению, у наших государственных музеев нет больших возможностей пополнять свои коллекции из-за низкого финансирования. Один из выходов — стимулировать активность богатых казахов, чтобы они приобретали антиквариат и живопись в свои частные коллекции, таким образом оставляя их в стране.
Кроме того, необходимо и госрегулирование, в частности, на уровне таможенных процедур ввоза/вывоза предметов искусства. По моему мнению, рядом с таможенниками должен находиться искусствовед и различные эксперты, которые будут определять ценность предметов искусства.

— Проявляют ли интерес компании и банки к предметам искусства, как инструментам инвестирования?
— Насколько мне известно, многие коммерческие банки инвестируют в живопись и антиквариат. К примеру, хорошую коллекцию живописи имеет АТФ банк, в которой есть работы Абылхана Кастеева, Жанатая Шарденова, Саркиса Санясяна, т.е. работы казахстанских художников 60-х годов. Также в банке имеются работы и казахстанских современников.
На мой взгляд, обладая хорошей коллекцией, банки имеют своеобразный «неприкасаемый запас». Вспомните российский Банк «Империал», который обанкротился. Однако, его руководитель располагал хорошей коллекцией произведений искусств и впоследствии, благодаря ее распродаже сумел погасить ощутимую часть долга.

— Проходят ли в Казахстане аукционы по продаже произведений искусств?
— Конечно, они есть. Однако, на мой взгляд, аукционы не нужны, потому что местный рынок антиквариата еще очень молод и для начала необходимо сформировать культуру общения между антикварами и клиентами. Например, на одном из наших аукционов работа А. Кастеева была выставлена за $480 тыс., но аукцион провалился и через неделю мне предложили эту же картину за $120 тыс. Т.е. до тех пор, пока у нас не будет большого количества клиентов, рано говорить об аукционах.

— Насколько перспективен казахстанский арт-рынок?
— У него будут большие перспективы, если между покупателем и продавцом будет функционировать эксперт-искусствовед. На местном рынке имеются работы и стоимостью в $1,5 млн., которые через несколько лет могут вырасти до $3 млн.

В настоящее время большое количество российских коллекционеров и инвесторов интересуются работами казахстанских мастеров, среди них могу отметить Николая Дубовского, Семена Чуйкова, Рихарда Зомммера, Леона Бурэ.

Мировой арт-рынок ежегодно растет на 10-12%. В России этот рост превышает 20%, казахстанский же рынок может уже в ближайшее время сравняться по темпам с российским.

Тому, что отечественный рынок непредсказуем, свидетельствует множество примеров. Как-то один из старых моих клиентов приобрел у меня кинжал за $5 тыс., а уже через полчаса у него выкупили его за $20 тыс. Антикварные вещи и произведения имеют интересное свойство в отличие от других товаров — после того, как они покинут салон, их стоимость может возрасти в несколько раз.

Данияр БУКАНОВ

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Непредсказуемый арт-рынок
Антиквариат и живопись остаются не только хорошими украшениями для домов и офисов, но также инструментами для инвестиций. Однако в отличие от других инструментов прогнозировать их доходность не просто. Более того, западные коллекционеры опасаются, что цены на произведения искусства в настоящее время уже достигли пика и вскоре могут начать снижаться.

В последние годы отношения между участниками на арт-рынке России и Казахстана формализуются. Эксперты не отрицают появления в ближайшем будущем регулирующих законов. Уже сейчас в сфере продаж искусства крутятся огромные деньги.

В 1988 году Сотбис провел первый аукцион в Москве. В итоге было продано предметов искусства на 2 млн. фунтов стерлингов. Многие посетители не представляли, что работы советских художников могли уйти за большие деньги. Например, Григогий Бруски получил за свою работу «Фундаментальный лексикон» более $400 тыс. После этого последовал бум на работы советских художников, в результате западный рынок был перенасыщен. В настоящее время, по словам главы компании Sotheby’s CIS Михаила Каменского, в России несколько тысяч покупателей предметов искусства. Из них небольшая доля – особо крупные и активные клиенты. Российские коллекционеры значительно расширили свои вкусы. Теперь они интересуются почти всеми направлениями. В последнее время растет популярность импрессионистов и европейских художников-модернистов первой половины 20 века. Однако у каждого коллекционера свои причины на покупку предметов искусства, которые в большинстве случаев не раскрываются.
Встречи по-французски
В минувшие выходные стартовала Неделя французской культуры в Казахстане «Осенние встречи»

Подобное мероприятие в нашей стране проводится Посольством Франции и Французским Альянсом (Алматы) уже в третий раз. В этом году «Осенние встречи» прошли в два этапа: первая часть - в Алматы, вторая - в Астане.

Третий выпуск «Осенних встреч» открылся сольным концертом известного французского пианиста Франсуа Шаплена, который с успехом прошел на прошлой неделе в зале Казахконцерта. Кроме того, в рамках проведения «Осенних встреч» был организован концерт Франсуа Шаплена совместно с Симфоническим оркестром Алматы.

В течение своего турне по Казахстану Франсуа Шаплен дал четыре концерта, два из которых прошли в южной столице в зале Казахконцерта и два в Астане в Президентском Культурном Центре. Также прославленный пианист провел мастер-классы в каждом из городов. В программу сольного концерта вошли произведения Шопена и Дебюсси, а в программу концерта с симфоническим оркестром - концерт соль и Болеро Равеля. Специальным гостем Недели французской культуры в Казахстане стал Жан-Ив Клеман, художественный директор Международных Встреч имени Фредерика Шопена, проходящих в городе Ноан. Он сопровождал Франсуа Шаплена в качестве конферансье. Жан-Ив Клеман представлял каждый из концертов знаменитого пианиста и прочел несколько лекций о французской классической музыке.