Один из трейдеров NYBOT видит для себя хорошие перспективы даже после закрытия биржи

После того как Крис Шейд (Chris Scheid) закончил Ричмондскую среднюю школу имени Холма Куинса (Queens’ Richmond Hill high school) в 1982 году, он получил самую низкую должность в Манхэттене на бирже благодаря рекомендации своих знакомых.

После того как Крис Шейд (Chris Scheid) закончил Ричмондскую среднюю школу имени Холма Куинса (Queens’ Richmond Hill high school) в 1982 году, он получил самую низкую должность в Манхэттене на бирже благодаря рекомендации своих знакомых. «Девяносто восемь процентов работников получили работу только благодаря связям, — заявил Шейд Reuters в конце рабочего дня на рынке замороженного концентрата апельсинового сока. — Я начал с самых низких позиций».

Сорокатрехлетний Шейд получил опыт, торгуя такими сельскохозяйственными товарами, как замороженный концентрат апельсинового сока, кофе, сахар, какао и хлопок. Но сейчас, после двадцати пяти лет выкрикивания ордеров и хлопков ладонями на покупку и продажу фьючерсов, он должен поменять профессию, так как длившаяся более ста лет торговля фьючерсами на сельскохозяйственные товары в Нью-Йорке закончилась 3 марта.

IntercontinentalExchange’s ICE Futures US, выкупившая биржу NYBOT в прошлом году, собирается прекратить открытую торговлю всех фьючерсных контрактов и сделать торги на бирже полностью электронными.

Шейд будет держать руку на пульсе рынка, торгуя опционами на апельсиновый сок, — сектор опционов FCOJ options не закрывается. Он также инвестирует в ресторанный бизнес, аукционную компанию и процветающий бизнес антиквариата.

Охрипнув после многолетних выкриков ордеров друг другу, дюжины трейдеров и брокеров с New York City, Long Island и New Jersey сейчас оценивают свои возможности. Им будет трудно найти такую же работу с хорошей оплатой и адреналиновой гонкой.

В биржевой яме
История молодого человека из класса рабочих, пытающегося сделать карьеру без высшего образования, не единственная среди работников товарной биржи Нью-Йорка, Чикаго или Лондона.

Образование в колледже было недоступным для Шейда, чей отец работал в New York utility Con Edison, а мать воспитывала его и двух сестер. «Большинство моих друзей получили работу в городе, — говорит Шейд, перечисляя водителей автобуса, полицейских и судебных приставов. — Это то, что мог делать и я».

Его первая зарплата равнялась 125 долларам в неделю. Несколько месяцев спустя он получил повышение до должности клерка, и зарплата увеличилась до 200 долларов в неделю. «Какое-то время я делал все», — вспоминает Шейд о торговле различными товарными фьючерсами, до того как его босс решил оставить его торговать в FCOJ.

После работы брокером по товарным фьючерсам в середине 80-х Шейд купил место на бирже. Его босс вышел на пенсию и передал ему бизнес, говорит Шейд, с хитрой улыбкой добавляя, что он сделал ему предложение, от которого тот не мог отказаться.

Рынок апельсинового сока небольшой, не имеющий ничего общего с огромной истеричной толпой трейдеров из фильма с Эдди Мерфи и Дэном Айкройдом 1983 года. Биржа обеспечивала ценовую прозрачность и давала возможность коммерческим производителям и тем, кто выращивает апельсины, хеджировать риск. Оставляя друг другу ордера и выставляя цены хеджерам, трейдеры и брокеры обеспечивали ликвидность. Они также поддевали друг друга шутками из своей практики, когда рынок затихал, что обычно случалось в летнее время.

Шейд не переживает по поводу нынешней ситуации, так как его финансовые дела идут весьма неплохо. Он продал акции биржи и вложил пару миллионов в другие проекты. Однако он говорит, что трейдеры без места на старой NYBOT, еще не заработавшие на пенсию, останутся в трудном положении, когда биржа закроется. Некоторые из них будут играть на бирже из дома, а другие будут заниматься другой деятельностью. «Это печально, что биржа закрывается, — считает Шейд. — Я работал там 25 лет. Мы обеспечивали хороший сервис клиентам, и к тому же они теряют ликвидность».

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
На закате эры нео-либерального капитализма
В настоящее время западный мир переживает экономический кризис, по своим масштабам аналогичный нефтяному шоку 1973 года. То, что мы сейчас видим, это ни что иное, как крушение неолиберализма - доминантной экономической и идеологической модели последних десятилетий.
Cера для урана
На юге Казахстана в ближайшее время с соблюдением экологических норм будет построен завод по производству серной кислоты. В его строительстве заинтересован не только «Казатомпром», но и канадская компания, добывающая уран в Казахстане. Основная причина - невыполнение производственных планов компаний в 2007 году из-за недостатка серной кислоты.