От пузыря к анти-пузырю, или вновь о законах физики

Некоторые литературные журналы приглашают своих читателей принять участие в конкурсе по созданию новых слов, описывающих действия или понятия, которым до сих пор еще не было дано названий. На современных рынках возникла необходимость найти термин, противоположный термину «пузырь».

Некоторые литературные журналы приглашают своих читателей принять участие в конкурсе по созданию новых слов, описывающих действия или понятия, которым до сих пор еще не было дано названий. На современных рынках возникла необходимость найти термин, противоположный термину «пузырь».

«Пузырь» означает, что цены начинают расходиться со стоимостью, так как покупатели думают, что независимо от фундаментальных факторов они вскоре смогут продать то, что они приобрели, по более высокой цене. Пузырь в итоге обязательно лопнет, потому что количество новых потенциальных покупателей по все растущим ценам сократится, и, как правило, откат происходит значительно быстрее, чем рост. Ситуация, обратная «пузырю», происходит, когда цены начинают расходиться со стоимостью, так как продавцы думают, что независимо от фундаментальных факторов они вскоре смогут купить то, что они продали, по более низкой цене. Этот «анти-пузырь» также обязательно лопнет, поскольку количество новых потенциальных продавцов по все снижающимся ценам сократится.

В мире полностью эффективных рынков все потенциальные знания уже заложены в ценах. Но существует разница между тем, как влияют на цены хорошие и плохие новости. Длинные позиции приобрести легче, чем короткие. Компании изо всех сил стараются, чтобы хорошая новость стала известной, а плохую новость стремятся утаить. Блестящие оценки будущих перспектив, как правило, предваряют разочарование, тогда как за предупреждением о прибылях чаще следует повторное предупреждение, чем сообщение о том, что в итоге все оказалось не так плохо, как казалось. Но такая асимметрия между взлетами и падениями сейчас меньше, чем раньше. Даже для некрупного инвестора короткая продажа стала доступным и обычным делом. Короткие позиции по-прежнему носят некоторый оттенок позора: так уж сложилось, что спекулировать, продавая то, чего у тебя нет, более аморально, чем покупать то, что тебе не нужно. Но это отрицание в своем большинстве подогрето негодованием, что рынок не так восприимчив к препарированию информации, как того бы хотелось препараторам. Канцлер казначейства Найджел Лоусон в 1988 году обвинил этих жалких марателей бумаги в падении фунта стерлингов и гарантированных ценных бумаг в свете его радужных прогнозов по британской экономике. Но эти писаки оказались правы. Сегодня менеджеры приходят в ярость, когда их цены на акции отражают всю правду, которую они не хотят признавать.

Аналитики не так отчаянно оптимистичны, как в самый расцвет таких обанкротившихся птиц высокого полета, как Джек Грабмен и генри Блоджет; компании находятся под более сильным давлением регулятивных органов предоставлять самую последнюю информацию о торговой деятельности; и благодаря влиянию хедж-фондов хорошие и плохие новости быстрее распространяются по рынку. Именно скорость, с которой рынки поглощают информацию, создает проблемы и парадоксы. И пузырь, и его антипод растут, так как сложно поверить, что все ожидания уже заложены в ценах. Обязательно ли, что сообщение о новом продукте увеличит стоимость начинающей компании? Обязательно ли, что отвратительное торговое заявление от домостроительной компании приведет к снижению цены на акции? Поскольку некоторая неопределенность неизбежна, такую веру нельзя считать безосновательной, и все же, если бы такие заявления были бы обязательно верны, то могло бы не быть слишком высокой цены для начинающей компании или слишком низкой цены для домостроительной компании. Экономист Пол Сэмюэльсон доказал, что абсолютно предсказуемые цены колеблются нерегулярно, а менее предсказуемые цены могут колебаться очень резко.

Пузыри раздуваются, но не сдуваются. Именно поэтому нам нужна фраза для описания анти-пузыря. Возможно, аналогию мы найдем в физике. Мы получаем пузырь, когда небольшое количество вещества превращается в очень крупный предмет. Противоположное явление — когда большое количество вещества превращается в нечто меньшего размера. Этот процесс необходимо отличать от черной дыры, из которой не может возникнуть никакой стоимости, как в случае с Enron, где «короткие» продавцы обвалили цену до ее действительной стоимости, равной нулю. В ситуации, противоположной пузырю, как и в случае с самим пузырем, спекулятивная активность и торговля инерционных игроков стабильно уводит цены от их действительной стоимости. Точный термин для этого феномена пока остается неясным. Бутылка шампанского дожидается своего победителя за самую лучшую словарную статью.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Такое, ребята, бывает – и доллар растет повсеместно…
Поотвыкли многие уже от того, что американская валюта проявляет норов. Ну, бывало, взбрыкнет пару раз, оттолкнувшись от очередных минимумов, но быстро успокоится под жестко натянутой центробанками и суверенными фондами уздечкой. А тут то ли лето разморило покупателей евро и компании, то ли просмотр олимпийских состязаний не оставляет гос-фин-менеджерам время на продажу «зеленого» (тем более, что американцы – пока лидеры в медальном зачете), но вдруг, постояв пару неделек на нижнем рубеже диапазона, евро почувствовало (не знаю, кто как, а я всегда воспринимал евро-валюту как субъект среднего рода, поэтому прошу простить блюстителей гендерно-языковой чистоты), что покупать его больше некому и …рухнуло.
Прибыльная олимпиада
Первой окупившей затраты олимпиадой называют Игры в Лос-Анджелесе в 1984 году. Относительно умеренные расходы на организацию игр позволяют странам получить неплохой доход. Однако умеренность нарушили организаторы игр в Пекине и потратили на олимпиаду почти $40млрд, что в 3 раза превышает расходы предшествующих соревнований в Греции в 2004 году.
Сейчас читают