Кинопараллели

За последнее время коммерческое давление на режиссеров существенно возросло. Современный зритель косвенно диктует, какие фильмы снимать, чтобы они имели успех. Тем не менее фильмы, имевшие успех и отмеченные призами на фестивалях, принято выделять в особую категорию «для продвинутой публики». Но граница между фестивальным и коммерческим кино остается проницаемой, а проблемы в отечественном кинематографе продолжают расти.

КинопараллелиЗа последнее время коммерческое давление на режиссеров существенно возросло. Современный зритель косвенно диктует, какие фильмы снимать, чтобы они имели успех. Тем не менее фильмы, имевшие успех и отмеченные призами на фестивалях, принято выделять в особую категорию «для продвинутой публики». Но граница между фестивальным и коммерческим кино остается проницаемой, а проблемы в отечественном кинематографе продолжают расти.

Так в чем же разница между коммерческим и фестивальным кино, и какие неразрешенные проблемы существуют в киносфере Казахстана? На эти вопросы попытались ответить казахстанские кинорежиссеры, продюсеры и актеры, имеющие свою точку зрения на данный вопрос.

Все дело в кадрах и… деньгах
Как уверяет директор и продюсер кинокомпании Aldongar Productions (Казахстан) Алия Увальжанова коммерческим можно сделать любой фильм. Участие же картин в кинофестивалях, по ее словам, увеличивает стоимость коммерческих продаж и считается престижным, если фильм заявлен в конкурсной программе известного кинофестиваля наподобие Каннского. «Желание участвовать на том или ином кинофестивале обеспечивается той стратегией, которая стоит перед кинокомпаниями и зависит от формата продукта: артхаус это либо коммерческое кино», — говорит г-жа Увальжанова.

И то кино, которое мы подразумеваем под артхаусным и не наблюдаем его в кинопрокате, не означает, что его нельзя продавать на DVD или телеканалах, и что в мире им не могут интересоваться». На ее взгляд, основная проблема заключается в неграмотном подходе, менеджменте, отсутствии ресурсов и знаний. Поскольку технология производства и продаж весьма специфичны, вопрос, по ее мнению, следует ставить о взращивании и обучении специальных кадров. «В Казахстане сегодня между прокатчиками, DVD-компаниями и телеканалами и производственными компаниями отсутствует главное звено — дистрибьюторы, которые специально бы занимались продвижением и реализацией продукции, — добавляет г-жа Увальжанова. — Режиссуры монтажа — этой специальности на рынке труда также практически не представлено».

Что касается картин, которые производятся на студии «Казахфильм», имеющей государственный источник финансирования, по мнению продюсера фильма «Александр. Невская битва»Алии Увальжановой, они в большей части не коммерческие. «И не потому, что их нельзя продать, а потому, что в бюджете студии не предусмотрена статья расходов на рекламу и продвижение продукции, — добавляет она. — Соответственно, фильмы производятся и пылятся на полках, и никто не знает, могло ли быть все иначе и можно ли это кино позиционировать на международный кинорынок. Ответ был бы положительным, если бы этим занимался специальный отдел проката и дистрибьюции». Поэтому, по словам продюсера, неправильно ставить в вину «Казахфильма» то, что они производят фильмы, которые не видит казахстанский зритель, а также не следует винить кинотеатры за то, что они не показывают отечественное кино.

Между тем, как обнадеживает Алия Увальжанова, потенциал у казахстанского кинематографа имеется. «Необходимо больше разножанровых картин, с разными бюджетами: чисто казахстанских, либо совместных, как «Монгол», или с участием зарубежных партнеров, как, к примеру, «Подарок Сталину», — считает она. Но кино, по ее мнению, было и остается самым высокорискованным сектором по возвратности и неожиданности. Поскольку никто не может со стопроцентной гарантией предсказать успех картины, несмотря на размер бюджета.

Культ индейцам
К примеру, для кинокритика, шеф-редактора отдела документального кино НТК Анвара Мамраимова разницы между коммерческими и фестивальными картинами не существует никакой. По его мнению, современное кино вообще не несет абсолютно никакой идеологической, психологической, культурной или этической нагрузки. «Казахстанский кинематограф сегодня — это мистер икс, нечто вроде инкогнито, — иронизирует он. — Нам о нем мало что известно, да и массовый зритель редко его смотрит. Приходят какие-то отрывочные сведения: участвовали в неком фестивале, получили приз, а что это за фильм и для кого он делается, никто не понимает». По его словам, американская эпидемия под названием «make a money» поразила весь мир и не обошла стороной и казахстанских кинематографистов. А фестивали, по его убеждению, прикрывают простое отмывание денег.

«Лично я не могу выделить абсолютно никакого отечественного фильма, — категорично заявляет г-н Мамраимов. — На западе, судя по моим рабочим поездкам, также мало кто имеет представление, что представляет собой казахстанский кинематограф. Наши картины не выходят в прокат, отсутствуют всякие рецензии к ним».

«Что я могу сказать, к примеру, о «Кочевнике»? Одно время я жил на юго-западе США, общался с индейцами, видел их храмы, культовые сооружения. Так вот «Кочевник» — фильм об индейцах, их культуре, костюмах. Я не увидел в этой картине казахской культуры и истории. Смешно да грешно».

По мнению г-на Мамраимова, казахское кино напоминает историю из футбольных дел. «Типа «радуемся, что мы в УЕФА», — приводит свои ассоциации кинорежиссер. — Но также наивно с нашим уровнем футбола играть в Европе, как и с нашим уровнем кинематографа конкурировать с развитыми странами на мировом кинопространстве. Казахстан — провинциальная страна и к месту будет вспомнить об одном известном изречении: «Казахский понт страшнее пистолета».

«Хватает чернухи, порнухи, насилия. Пора и о душе подумать», — заключает эксперт.

А где кино?
У актера Евгения Жуманова свои взгляды на коммерческую составляющую отечественного кинематографа. «Когда кто-то говорит: « Я занимаюсь высоким искусством, а вы все -нехорошие коммерсанты. Это пустые разговоры людей — непрофессионалов, которые на самом деле не желают работать, — считает актер. — Искусством всегда двигали деньги, как ни кощунственно это звучит, но это не оскверняет и не опускает его». Современные коммерческие фильмы типа «Рэкетир» или «Карой» Евгений Жуманов, если верить его словам, смотреть отказывается принципиально. «Они не вызывают у меня никакого интереса, — комментирует он. — Так же как и многие фестивальные фильмы. Я вообще не понимаю, зачем и для кого их снимают».

Зато актер в восторге от казахской классики, к примеру, фильма «Наш милый доктор» Шакена Айманова. «А что после этого фильма разве было что-то интересное?» — вопрошает актер.

Кто-то может оспорить данные заявления, кто-то молча согласится. Еще не изобретен тот универсальный рецепт, по которому изготовляется кино, балансирующее между прокатом и фестивалями. И не разработаны все ответы на те вопросы, многозначно повисшие в воздухе. Но факт остается фактом — необходимо предпринимать решительные меры в этом направлении, создать все условия, чтобы вывести казахстанское кино на мировой уровень, чтобы инвестиции в отечественное кино не оказались деньгами, брошенными на ветер.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Порочный круг бедности
Бедность в Казахстане, как и в других странах СНГ, предопределена трудностями переходного периода: общий экономический спад, неблагоприятные условия на рынке труда, а также неравенство при распределении национального богатства, возникшее по ряду геополитических и экономических причин на начальном этапе независимости и политической и экономической реструктуризации.
Развитие мясного скотоводства преодолеет дефицит говядины
В силу исторических условий развитие мясного скотоводства - получение высококачественной говядины от животных специализированных мясных пород как отрасли - в странах СНГ не получило распространения. Однако в странах СНГ все ощутимее становится дефицит говядины. Доля импорта по говядине в РФ составляет 35%, в Казахстане - 19,1%, поэтому интерес к мясному скотоводству наблюдается и в Казахстане, и в России. Мясное скотоводство в странах СНГ находится в эмбриональном состоянии, тогда как на Западе оно давно имеет свои традиции и хорошо отработанные, экономичные технологии, высокопродуктивные мясные породы скота.
Сейчас читают