И манит золото опять, и кукурузы вкус приятен…

Завершая разговор о товарно-сырьевых рынках, начатый в двух более ранних номерах «Къ», предлагаю порассуждать о перспективах сектора, многими заведомо относимого к инвестиционным аутсайдерам сезона 2009. В приведенном на страницах «Къ» сырьевом хит-параде я также поставил промышленные металлы (base metals) - а речь сегодня именно о них - в арьергард топовой четверки. Однако так ли все безрадостно для базовых металлов, и можно ли найти инвестиционные идеи внутри сектора?

(окончание. Начало в номерах от 5 и 12 февраля)

Завершая разговор о товарно-сырьевых рынках, начатый в двух более ранних номерах «Къ», предлагаю порассуждать о перспективах сектора, многими заведомо относимого к инвестиционным аутсайдерам сезона 2009. В приведенном на страницах «Къ» сырьевом хит-параде я также поставил промышленные металлы (base metals) — а речь сегодня именно о них — в арьергард топовой четверки. Однако так ли все безрадостно для базовых металлов, и можно ли найти инвестиционные идеи внутри сектора?

Оглашу для начала весь список, торгующийся на Лондонской бирже металлов (LME):
1. Медь.
2. Алюминий.
3. Цинк.
4. Никель.
5. Свинец.
6. Олово.

Помимо данных металлов торгуется на LME еще и глинозем (alumina), но ввиду его близкой степени родства с алюминием рассматривать в качестве отдельного актива на страницах данного обзора было бы излишним.

В очередной раз оговорюсь, что помимо фундаментальных факторов, определяющих спрос и предложение на рынке сырья, я также предлагаю принять во внимание такие важные с точки зрения конечной доходности инструменты на определенном временном горизонте факторы, как позиционирование рынка и индикаторы технического анализа.

Но сначала о фундаменталке. Почему базовые металлы причисляют к аутсайдерам года, наверное, понятно — резкое снижение объема промышленного производства в мире не могло не повлечь обвал спроса на металлы. Сектора с наиболее интенсивным металлопотреблением — строительство и автомобилестроение — продолжают оставаться в эпицентре рецессии и ожидать немедленного восстановления данных отраслей было бы, по крайней мере, наивно, учитывая глобальный характер данного экономического спада. Приводить бесчисленные пугающие цифровые выкладки и устремленные вниз графики по данным секторам особого смысла я не вижу, так как серьезность проблемы ощущают все.

Вместо этого предлагаю остановиться на факторах, способных оказать существенную поддержку ценам на металлы уже во второй половине этого года и создать хороший трамплин на год 2010. Россыпью позитива — причем пока скорее потенциального — порадовать читателя сложно, но пару-тройку аргументов «за» привести можно. Во-первых, поддержку ценам должна оказать относительно быстрая реакция производителей на снижение спроса — то, что западные аналитики именуют «supply destruction» (разрушение предложения). Существенное сокращение объемов производства последовало по всему спектру базовых металлов, и простое перечисление статистики по сектору (пока не находящейся в фокусе внимания инвесторов) позволяет понять масштаб реакции. Так, в совокупности на 2009 год было заявлено о сокращение производства цинка на 660 тысяч тонн (6% всего объема производства), алюминия — на 2.7 миллиона тонн (7% объема), никеля — на 125 тысяч килотонн (9% объема) и меди — на 125 тысяч тонн (0.7% объема). Учитывая не особенно большие складские запасы — по сравнению со средними историческими показателями — некоторых металлов (к примеру, меди и цинка — пожалуйста, графики ниже), снижение производства имеет шансы сбалансировать ценовую динамику в секторе.

Вторым фактором, способным стабилизировать ценовую ситуацию в секторе металлов, должен стать глобальный рывок в государственном финансировании инфраструктурных программ. Наиболее значимыми должны стать фискальные программы США и Китая, реализация которых может компенсировать снижение коммерческого спроса на металлы. Строительство дорог, мостов, бюджетного жилья и т.д. в рамках Кейнсианского ответа мировых правительств на кризис может на самом деле сделать сектор металлов одним из фаворитов следующего инвестиционного года.

Наконец, не стоит забывать о психологическом аспекте рынка. Сам факт «объявленного» аутсайдерства металлов подразумевает свободные места для «парковки» капитала в данном секторе, выраженные в относительно низкой стоимости форвардных и опционных контрактов на покупку базовых металлов. Выработанную временем поговорку «покупать на падениях» никто пока не отменял, и если рынку металлов и суждено пережить еще одну волну снижения цен, многие инвесторы могут воспользоваться данной возможностью для формирования «длинных» инвестиционных позиций, что само по себе сделает процесс снижения относительно краткорочным.

В завершение своеобразной сырьевой трилогии, представленной на суд читателя на страницах февральских номеров «Къ», предлагаю оценить на вкус сырьевой пирог, состряпанный по аналогии с форексным пирогом и призванный как доставить удовольствие инвестгурманам с точки зрения диверсификации рисков, так и насытить их с точки зрения абсолютной доходности.

Внутри секторов фаворитами следует признать пшеницу и кукурузу в сельхозактивах, золото — среди ценных металлов, нефть сорта Brent в энергоносителях, а медь и цинк — среди промышленных металлов. Приятного аппетита, и помните про риск-менеджмент — не переедайте!

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Сырные споры могут закончиться финансовым национализмом
Нелегко было подавить протесты британцев, взывавших к введению протекционистских мер. Выступая под лозунгом, повторяющим предвыборное обещание Гордона Брауна создать «в Британии рабочие места для британских рабочих», митингующие требовали защитить их от иностранной рабочей силы, которой отдается предпочтение в строительной отрасли. Протекционизм проявляется в разной форме и имеет разные масштабы, начиная с недавнего спора между уходящей американской администрацией и французами по поводу 300% пошлины, установленной на сыр рокфор, и заканчивая существенными торговыми ограничениями межвоенного периода, введенными в соответствии с тарифом Смута-Хоулли 1930 г. (прим.: закон, установивший самые высокие таможенные пошлины на ряд товаров. Закон Смута-Хоулли имел своей целью сокращение импорта и стимулирование роста внутренней экономики).
Бизнесмены поневоле
В конце 2008 года индекс предпринимательской уверенности, характеризующий деловую активность промышленных предприятий, составил 1%. Последний раз отрицательное значение данного показателя отмечалось в 2000 году. Особую тревогу вызывает уменьшение ИПУ на предприятиях горнодобывающей и обрабатывающей промышленности - одной из основ казахстанской экономики, - где он плавно уменьшался в течение всего года и в конце 2008 года составил соответственно -6% и -7%. ИПУ снижается и в остальных секторах производства, а также в торговле и сфере услуг. По оценке большинства руководителей предприятий, ожидается дальнейшее снижение деловой активности.
Сейчас читают