«Сегодня цветущая липа напомнила сердцу опять»

В предыдущем обзоре, утомляя читателя цифровыми головоломками и статистическими выкладками, я пообещал разгрузить наш следующий сеанс аналитически-познавательного общения наглядными пособиями. Накопилось таковых за последние пару недель достаточно для очередного весеннего вернисажа, но я решил сфокусировать внимание читателя всего на двух пейзажах, подтверждающих выправление общеэкономической ситуации в разных частях света – причем ключевых: США, Еврозоне и Великобритании.

В предыдущем обзоре, утомляя читателя цифровыми головоломками и статистическими выкладками, я пообещал разгрузить наш следующий сеанс аналитически-познавательного общения наглядными пособиями. Накопилось таковых за последние пару недель достаточно для очередного весеннего вернисажа, но я решил сфокусировать внимание читателя всего на двух пейзажах, подтверждающих выправление общеэкономической ситуации в разных частях света – причем ключевых: США, Еврозоне и Великобритании.

Первый из них, собственно, претендует на отображение всей масштабности вопроса сразу – три линии обозначают три индекса ISM. Нырнувшая глубже всех линия, как нетрудно догадаться, представляет собой американский индекс менеджеров по закупкам, а наиболее резво отскакивающая – британский.

Помимо выправляющихся общих индексов, нельзя не отметить скрытый от наблюдателя данного графика факт улучшения одного их компонентов американского PMI – New Orders Index (индекс новых заказов), что априори должно позитивно сказаться на последующих данных по производству и рынку труда.

В качестве второго наглядного пособия на сегодняшнем занятии выступит компиляция графиков PMI (Purchasing Manufacturers’ Indexes) для ведущих стран Еврозоны. Какая из линий отображает данные по какой стране не суть важно – главный message художника понятен – худшее для локомотивов европейской экономики позади. Рынок, впрочем, как ему и полагается начал реагировать на данные эскизы без промедления: первые эшелоны инвесторов потянулись из суперконсервативных депозитных и гособлигационных позиций в активы более рисковые: акции, сырье и валюты развивающихся рынков.

Данные Министерства труда США, опубликованные в прошлую пятницу, поддержали сии смелые порывы – при прогнозе минус 600 тысяч, non-farm payrolls снизились только на 539 тыс. Еще пару лет назад подобная цифра по рынку труда с приставкой «только» заставила бы читателя недоуменно пожать плечами, но сейчас -539 – это минимальное снижение за последние шесть месяцев. А значит, как пелось в не столь давнем и вполне оптимистичном хите Ромы Зверя «Все только начинается…».

Что будет значить улучшение ситуации на рынке труда для доллара? Ничто иное, как вероятность дальнейшего существенного ослабления. При этом, учитывая ослабление негативных настроений в среде инвесторов и рост надежд на стабилизацию и восстановление экономики, участники рынка теперь, вероятно, уделят больше внимание проблеме огромной фискальной позиции США, а также возможным негативным последствиям текущей денежно-кредитной политики и количественного ослабления. Что бывает с долларом во времена, когда страх перестает быть доминантой поведения в инвесторской среде, мы уже с вами имели возможность наблюдать в течение долгих шести лет – с 2001 по 2007. Не пора ли перечитать аналитику 2001 года?

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Конец спекуляциям открывает новую эру сложностей на валютных рынках
В период с 2002 по 2007 годы стратегия торговли на валютном рынке была достаточно проста: покупать валюты с высокой доходностью и продавать с более низкой. Такие «спекуляции», известные как «carry» обеспечивали высокие прибыли при низком уровне волатильности. С теоретической точки зрения эта стратегия была абсолютно бессмысленна. Высокая доходность валют должна была компенсировать инвесторам риски обесценения, а низкая доходность характеризовала сильные валюты, такие как швейцарский франк. Но кому нужна теория, когда в течение продолжительного времени спекулятивные сделки приносили сверхприбыли?
Эмитентам из Восточной Европы приходится платить больше
Улучшение аппетита инвесторов к риску позволило суверенным эмитентам из восточной Европы вернуться на рынок, однако заемщики требуют существенной премии от представителей региона, наиболее сильно пострадавшего во время кредитного кризиса. Параллельное финансирование от Международного Валютного Фонда и Евросоюза несколько успокоило инвесторов в отношении перспектив региона, однако объемные программы заимствования от развитых стран не очень способствуют росту спроса на облигации представителей emerging markets.
Сейчас читают