Инвесторы соберутся искать альтернативу

Завтра в Костанае пройдет 21-е заседание совета иностранных инвесторов при президенте Казахстана. Если на прошлом заседании основным вопросом было «местное содержание» (см. «Къ» от 4 декабря 2008 года), то теперь тема встречи – «Альтернативные источники финансирования для дальнейшего экономического развития Казахстана в условиях меняющейся обстановки на мировых финансовых рынках».

Инвесторы соберутся искать альтернативуЗавтра в Костанае пройдет 21-е заседание совета иностранных инвесторов при президенте Казахстана. Если на прошлом заседании основным вопросом было «местное содержание» (см. «Къ» от 4 декабря 2008 года), то теперь тема встречи – «Альтернативные источники финансирования для дальнейшего экономического развития Казахстана в условиях меняющейся обстановки на мировых финансовых рынках».

Несмотря на столь мудреную официальную формулировку, речь пойдет о том, что обсуждается на всех уровнях последние полтора года, – как добавить ликвидность в экономику страны. Собственно, ключевые рекомендации как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе, которые члены совета готовы представить правительству Казахстана, особой оригинальностью не отличаются. В качестве краткосрочных мер одной из ключевых рекомендаций является поиск инвестиций в регионах, где ликвидность на сегодняшний день является избыточной, например, в Китае и странах Ближнего Востока (арабского мира). А в качестве долгосрочной – создание очередного консультативного совета иностранных экспертов для консультирования Национального банка и регулятора, включающего в себя представителей центральных банков и регулирующих органов из таких стран, как Канада, Австралия и Чили.

Исходя из имеющихся в распоряжении «Къ» документов, можно сделать вывод, что иностранные инвесторы в своей оценке текущей ситуации в Казахстане исходят из следующих базовых положений. С конца 2007 года казахстанские предприятия, банки, а также нацкомпании были отрезаны от доступа к «традиционным» внешним источникам фондирования, на которые они делали большую ставку начиная с 2002 года. Такая нехватка ликвидности была, несомненно, вызвана глобальным кредитным кризисом, усугубленным снижением цен на сырье и ухудшением прогнозов для казахстанской экономики, а также обеспокоенностью международных инвесторов по поводу сравнительно высокого объема долговой нагрузки на экономику и быстрых темпов роста кредитной задолженности в абсолютном выражении. С III квартала 2007 года лишь несколько эмитентов с самыми высокими рейтингами смогли заимствовать средства на внешних рынках, причем эмитенты с субинвестиционным рейтингом были вообще лишены возможности привлекать внешнее финансирование. Несколько крупных IPO и частных размещений акций были сокращены по сумме, отложены или отменены на фоне снижения спроса инвесторов на обязательства компаний с развивающихся рынков и Казахстана в том числе.

Правительство отреагировало на новые вызовы путем объявления о нескольких крупномасштабных программах поддержки отраслей, имеющих ключевое значение для роста экономики. Это банковский сектор, недвижимость, строительство и сельское хозяйство. Меры государственной поддержки приобрели завершенную форму в результате создания в октябре 2008 года фонда национального благосостояния «Самрук-Казына», который был призван координировать различные программы поддержки и инвестиций. Обратная сторона массированной государственной поддержки стала очевидной, когда международные рейтинговые агентства и институты развития выразили обеспокоенность тем, что значительные денежные расходы вкупе с давлением на национальную валюту ослабят Национальный фонд и золотовалютные резервы страны, создавая угрозу для макроэкономической стабильности.

В свете вышеизложенного стало более чем очевидно, что ни традиционная модель фондирования на рынках капитала, ни ожидания, что государство сможет удовлетворить все возникающие потребности в инвестициях, не были ни реалистичными, ни обоснованными.

В результате, по мнению членов совета, сформировался ряд серьезных ограничений. Прежде всего, это избыточная кредитная деятельность, использование плохо понимаемых финансовых инструментов, проблемные кредиты с недостаточным анализом, нереалистичные ожидания, связанные с экономическим ростом, неумение понять и смягчить чувствительность к риcкам в мировых системах регулирования.

Следствием этих негативных внешних условий стала серия понижений рейтинговыми агентствами суверенного и корпоративных кредитных рейтингов, что сделало привлечение финансирования на организованных рынках еще более проблематичным.

В результате все крупные финансовые институты Казахстана столкнулись со значительными вызовами, связанными с нехваткой ликвидности. Это в значительной степени вызвано тем, что депозитная база еще недостаточно развита, а международные рынки предлагали намного более гибкие (и дешевые) формы привлечения средств.

По мнению членов совета иностранных инвесторов, критически важно, чтобы казахстанские банки прошли стресс-тесты для того, чтобы понять, как разные рецессионные процессы будут влиять на прибыли, активы, капитал и требования к капиталу, чтобы гарантировать, что планирование капитала и бизнеса в каждом отдельном банке ведется надлежащим образом. Что касается рекомендаций, которые подготовлены для правительства Казахстана, то они носят больше институциональный, чем прикладной характер. В частности, в краткосрочной перспективе предлагается активизировать работу в сфере предэкспортного финансирования, форвардной продажи сырьевых контрактов и выпуска прав на приобретение дополнительных акций.

Важным моментом является то, что иностранные инвесторы советуют правительству резко активизировать деятельность по стимулированию внутреннего спроса. Так, государству и банкам, говорится в рекомендациях, особенно банкам с участием государства, следует содействовать торговому финансированию посредством предоставления льготных ставок заимствования для предприятий, занятых розничной торговлей, вместо залогов перейти к оценке финансовых потоков заемщиков, а также предоставлять государственные гарантии предприятиям, осуществляющим реализацию потребительской продукции населению.

В качестве долгосрочных мер правительству предложено создать условия для ускоренной реструктуризации и реорганизации юридических лиц (ускорение судебных разбирательств/процедур банкротства). А банкам – совершенствовать стратегии кредитования для «хорошего клиента/проекта», основываясь больше на финансовых потоках, чем на активах/залоге. И, кроме того, создать фонд стрессовых активов, о котором было громко объявлено, но который так и не заработал из-за противоречий, имеющихся, по данным «Къ», между подходами ФНБ «Самрук-Казына» в качестве управляющей организации и Минфином как учредителем фонда. Рекомендуется также реструктурировать существующую долговую нагрузку для ускорения развития внутренних финансовых рынков.

«Необходимо проведение законодательной политики по девалютизации банковского фондирования резидентам Казахстана (дедолларизации кредитов) с соответствующей девалютизацией обязательств банков», – говорит научный редактор «Эксперт Казахстан» Рахим Ошакбаев. Кроме того, по его мнению, нужно существенно более широкое участие государства в формировании обязательств банков второго уровня, вплоть до введения ориентира, скажем, не менее 35% от размеров обязательств (обязательно в национальной валюте) и по ставке рефинансирования с непременным снижением ставки до сопоставимых со странами ЕС значении (невзирая на текущие значения инфляции). «Можно (или даже нужно) часть займов сделать целевыми – строго для обрабатывающей промышленности», – считает он.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Нефтяники просят обучать по-новому
На дефицит квалифицированных кадров жалуются нефтяные компании. По их мнению, выпускники казахстанских учебных заведений не отвечают соответствующим требованиям. В связи с этим Министерство образования и науки намерено готовить кадры по заявкам.
Минфин займется проверкой чистоты
Комитет финансового мониторинга (КФМ) МФ РК может получить право приостанавливать подозрительные операции на срок до трех дней. При этом обязывает ряд организаций и лиц сообщать о таких сделках втайне от клиентов. Однако критерии подозрительных операций четко не определены.