«КазМунайГаз» проигрывает, но не сдается - 24.12.2009 - Kursiv Media Казахстан

«КазМунайГаз» проигрывает, но не сдается

Дочерняя компания НК КМГ АО «Разведка Добыча КМГ» проиграла тендер на нефтяное месторождение Гарраф (разведанные запасы оцениваются в 863 млн баррелей), но не потеряла интерес к иракской нефти.

«КазМунайГаз» проигрывает, но не сдаетсяДочерняя компания НК КМГ АО «Разведка Добыча КМГ» проиграла тендер на нефтяное месторождение Гарраф (разведанные запасы оцениваются в 863 млн баррелей), но не потеряла интерес к иракской нефти.

В тендере РД КМГ участвовала не самостоятельно, а в составе консорциума, где ей принадлежало 45%, корейской Kogas – 45% и итальянской Edison – 10%. Предложение консорциума содержало выплату вознаграждения в размере $2,55 на баррель и добычу 185 тыс. баррелей нефти в сутки. Но победили соперники – консорциум в составе малайзийской Petronas (60%) и японской Japex (40%), предложившей, как сообщила «Къ» пресс-служба компании, более высокий уровень добычи на «полке» (максимальный комфортный показатель добычи, который компания может поддерживать на стабильном уровне длительное время) – 230 тыс. баррелей в сутки через 6 лет, и согласный на меньшее вознаграждение за сверхлимитную добычу – $1,49 за баррель. Хотя еще осенью шансы РД КМГ, после того, как она успешно прошла предквалификационный этап среди 9 из 38 компаний и консорциумов, казались довольно высокими.

Вообще результаты тендера на иракские нефтяные поля явились некоторой неожиданностью потому, что большинство экспертов, особенно российских, предрекали сокрушительную победу американских и западных компаний, утверждая, что выбор иракских властей будет определяться не экономическими приоритетами, а политической ангажированностью и присутствием оккупационных войск. Американские власти, правда, с самого начала отрицали давление на Багдад в экономических вопросах, но убедить никого не смогли. На первый раунд тендера, прошедшего в июне этого года, заявки подали более 30 компаний из США, Великобритании, Китая, России, Индии, Южной Кореи и Индонезии. Однако заключен был только один контракт – на крупнейшее в Ираке действующее месторождение Румейла с британско-китайским консорциумом BP-CNPC, который выиграл тендер у ведущей нефтяной компании США Exxon Mobil. В качестве «утешительного приза» Exxon Mobil в консорциуме с Royal Dutch Shell получил лицензию на первую фазу месторождения Западная Курна (8,7 миллиарда баррелей). Тогда большинство компаний отказалось участвовать в конкурсе, узнав, что иракское правительство будет платить им за добытую в Ираке нефть в несколько раз меньше, чем они ожидали. Ко второму, декабрьскому, раунду компании подошли с более реалистичными ожиданиями. В результате было заключено сразу семь контрактов. Однако ни одной американской нефтяной компании среди победителей не оказалось, зато (в составе консорциумов) выиграли российские «Лукойл» и «Газпромнефть», причем «Лукойл» в консорциуме с норвежской Statoil вернул себе гигантское месторождение «Западная Курна-2» (12,9млрд баррелей), обещанное России еще Саддамом Хусейном 10 лет назад. Госсекретарь США Хиллари Клинтон отказалась комментировать эти итоги, заявив, что организация таких тендеров является внутренним делом властей в Багдаде, а право регулировать иностранное участие в освоении запасов нефти Ирака принадлежит министерству нефти этой страны. По ее мнению, важно то, что возобновился приток иностранных инвестиций в Ирак, что имеет «ключевую значимость для получения экономических ресурсов, необходимых для стабилизации Ирака, роста его экономики и появления благоприятных возможностей у его населения».

Изменилась и тональность высказываний о рисках, сопряженных с работой иностранных инвесторов в этой стране. Так, вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун считает, что Ирак выходит из тени войны и утверждает, что низкие издержки на добычу, низкие транспортные расходы и обещание доступа к другим прибыльным областям сводят на нет возможные риски работы в этой стране. Он даже считает, что ситуация в стране стабильна (несмотря на проблему террористических актов). По его мнению, иракские месторождения обеспечат дополнительно 20% мировых поставок нефти, что остановит рост цен на нефть, а также отпугнет инвесторов от разработок других более сложных и дорогостоящих проектов.

Между тем, генеральный директор РД КМГ Кенжебек Ибрашев говорил практически то же самое «Къ» еще в октябре этого года в кулуарах KIOGE, утверждая, что экономика нефтедобычи в Ираке такова, что оправдывает любые риски (себестоимость добычи иракской нефти менее $2 баррель плюс транспортировка дешевым морским путем, в то время как средняя себестоимость казахстанской нефти сейчас $5-7 плюс отсутствие доступа к морю – «Къ»). При этом наиболее перспективные месторождения в Казахстане уже имеют своих хозяев, а значительную долю активов РД КМГ составляют старые и малопродуктивные месторождения. Неудивительно, что «КазМунайГаз», вынашивающий амбициозные планы встать со временем в один ряд с ведущими нефтяными компаниями мира (на что, в принципе, имеет шансы, как единственный государственный оператор и регулятор страны, входящий в десятку самых нефтеносных в мире), все активнее поглядывает за рубеж, в том числе и на Ирак. «Интерес РД КМГ к Ираку остается на высоком уровне. Возможно, мы будем участвовать в других проектах», – дипломатично ответили нам в пресс-службе компании. И не только к Ираку – компанию интересует любой актив, дающий выход к морю. Так, в сентябре этого года в результате тендера «КазМунайГаз»получил лицензию на поиск и добычу нефти и газа в территориальных водах Грузии в Черном море. Заявку КМГ подавала через полностью выкупленную в июле этого года крупнейшую румынскую компанию Rompetrol Holding SA, вернее, через ее дочернюю компанию Marexin, зарегистрированную в Нидерландах. В итоге КМГ получила право поиска и добычи газа и нефти в пределах блока IID , что находится в Черном море, на расстоянии пятидесяти километров от города-порта Поти. Стоимость лицензии – около $1,5. Компания-сосед по блоку Anadarko Petroleum Corp, работающая там несколько лет, уже достигла определенных положительных результатов.

АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз»:
Нефтегазовая компания
Акционеры: АО «НК «КазМунайГаз — 61,4%, Китайский государственный фонд China Investment Corp (CIC) — 11%.
За 9 месяцев 2009 года: Объем добычи — 6,748 млн т, (на 4,5% меньше по сравнению с тем же периодом 2008 г.)
Активы: 44 нефтегазовых месторождения на суше в Мангыстауской и Атырауской областях.
Общая площадь месторождений составляет 837,4 км2.

Для разработки иракских месторождений будут созданы СП, где иракской стороне будет принадлежать 25%, иностранцам – 75%. Инвесторы получат 20-летние сервисные контракты, по которым 30-36 месяцев займет реабилитация месторождений, остальное – добыча. Иностранные компании будут выступать скорее в роли поставщиков услуг, чем в роли нефтедобытчиков как таковых. Контракты включают в себя обязательное социальное благоустройство регионов, в которых находятся месторождения. Доходы от продажи нефти сейчас составляют 94% поступлений в бюджет Ирака. В 2008 году доходы Ирака от продажи нефти составили более $61 млрд. Для сравнения: в 2007 году Ирак заработал на продаже нефти около $39 млрд. В 2008 году Ирак ежедневно добывал 2,2 млн баррелей нефти, в результате тендера добыча должна дойти до 12млн баррелей в сутки. Запасы иракской нефти – третьи в мире по величине, после Саудовской Аравии и Ирана.

Подписывайтесь на нас в Google News
Личный опыт
Юрий Масанов
Юрий Масанов
журналист
Материалы по теме
Исекешев знает, что делать с экспортерами
Министр индустрии и торговли РК Асет Исекешев предложил в контрактах на недропользование предусмотреть требования по производству базовых металлов. Но в то, что слова могут перейти в дело, аналитики верят с трудом. Если и будет создано такое производство, то только на новых месторождениях, и то придется предложить льготы, считают они.
Доктрина национального раздора
Доктрина национального единства, презентованная президентом страны Нурсултаном Назарбаевым на последней сессии Ассамблеи народа Казахстана, вызвала неожиданно бурную реакцию в обществе. Члены некоторых общественных движений во главе с поэтом Мухтаром Шахановым даже грозили начать 17 декабря бессрочную голодовку. Их поддержала политическая оппозиция. Но и для тех, и для других явилось полной неожиданностью, что на площадь поддержать их пришли не десятки-сотни человек, как обычно на такие мероприятия, а несколько тысяч.