Шанхайские игры - 01.07.2010 - Kursiv Media Казахстан

Шанхайские игры

Представляя свой новый фильм столице Казахстана, продюсер Харви Вайнштейн заметил: «Если вы заснете во время просмотра этой кинокартины, то ничего, это нормально». Заснуть, и правда, можно было. «Шанхай» – типично шпионский фильм с витиеватыми диалогами и сложными детективными переплетениями, следить за которыми могут лишь отчаянные киноманы.

За несколько месяцев до мировой премьеры на открытии кинофестиваля Astana показали фильм «Шанхай».

Представляя свой новый фильм столице Казахстана, продюсер Харви Вайнштейн заметил: «Если вы заснете во время просмотра этой кинокартины, то ничего, это нормально». Заснуть, и правда, можно было. «Шанхай» – типично шпионский фильм с витиеватыми диалогами и сложными детективными переплетениями, следить за которыми могут лишь отчаянные киноманы. Главное, что спасает картину – это очарование фильма нуар. В «Шанхае» этот стиль строго выдержан. Такие ленты, видимо, как ностальгия по «золотому веку» американского кино, всегда попадают «в десятку», вне зависимости от сюжета.

Выбор стилистики нуар в данном случае оправдан. В вольном городе Шанхае 1940 годов, островке процветания и бурлящей вседозволенности, когда весь остальной мир был втянут в войну и депрессию, американский агент в исполнении Джона Кьюсака расследует убийство своего друга, пытаясь выжить между двух огней – китайским местным населением и японскими оккупантами. Еще больше его положение усугубляет влюбленность в некую китайскую мадам, которая за спиной своего мужа, как активный участник Сопротивления, расправляется с японскими захватчиками. Femme fatale играет бесподобная Гон Ли. Как сказал о ней Харви Вайнштейн, «это китайская Мерил Стрип». С ним нельзя не согласиться.

Однако и относительно свободному образу жизни в Шанхае с казино, кабаре и джазом приходит конец. Когда японцы разбомбят Перл-Харбор, всем многочисленным английским, французским, филиппинским «ловцам удачи», разбавленными американскими солдатами и русскими белоэмигрантами станет тесно в жарком Шанхае. А герою Кьюсака предстоит спасать свою китайскую возлюбленную из полыхающего города.

Интересно, что сценарий к исторической драме написал иранец Хосеин Амини, а режиссером стал швед Михаэль Хафстрем, за пределами Скандинавии известный по фильмам «Цена измены» и «1408» с тем же Кьюсаком. В общем, состав съемочной группы получился таким же интернациональным, как и сам Шанхай середины ХХ века. Китайские власти не дали разрешения снимать фильм на их территории, в результате чего потрясающую атмосферу самого буржуазного из китайских городов воссоздавали в Таиланде и Лондоне. И надо сказать, картинка получилась великолепной. Фильмы, пропитанные таким идеальным мрачным состоянием «пира во время чумы», снимают редко. Сейчас не часто на экране увидишь, как оператор ловит в кадре сигаретный дым роковой женщины, герои прячут свои лица под классическими шляпами, нежные азиатские девушки предают своих любовников, шпионы, выдающие себя за журналистов, разнюхивают государственные тайны, а сама атмосфера бурлящего города, в котором каждый стремится урвать свой кусок счастья, подталкивает героев на романтические поиски не меньше, чем на служение отечеству.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Возвращение социальной драмы
В Казахском театре для детей и юношества им. Мусрепова поставили спектакль по драме Нургали Ораза «Блуждающая звезда». На современной алматинской сцене появился спектакль, поднимающий актуальные социальные вопросы.
«ЕвроХим» пустили в Казахстан
«ЕвроХим» после двух лет согласований с правительством РК наконец начнет работу в Казахстане. На днях российская компания получила права недропользования по фосфоритовым месторождениям «Аралтобе», «Кесиктобе» и «Гиммельфарбское» в Жамбылской области. Однако казахстанские аналитики отмечают, что время для этого бизнеса – не лучшее как на мировом, так и на казахстанском рынке наблюдается снижение спроса на удобрения.