Канны-интриганы

11 мая на Лазурном побережье открылся 64-й Каннский кинофестиваль, который обещает больше сюрпризов, чем обычно. В этом году ни поверхностный, ни пристальный взгляд на программу не позволяет сделать прогноз победителя. И это, конечно, здорово, поскольку призовая интрига делает фестиваль еще интереснее.

11 мая на Лазурном побережье открылся 64-й Каннский кинофестиваль, который обещает больше сюрпризов, чем обычно. В этом году ни поверхностный, ни пристальный взгляд на программу не позволяет сделать прогноз победителя. И это, конечно, здорово, поскольку призовая интрига делает фестиваль еще интереснее.

В нынешнем основном конкурсе «звезды» авторской режиссуры растворились в компании разнокалиберной и весьма перспективной. То ли Триеру с Альмодоваром подобрали хороший фон, то ли, наоборот, собрали тех, кто может ниспровергнуть былые авторитеты.

Председателю жюри Роберту де Ниро, а также Джуду Лоу, Уме Турман, Джонни То и еще пятерым профессионалам предстоит отсмотреть программу из 19 конкурсных фильмов, среди авторов которых и трое лауреатов «Золотых пальмовых ветвей», и прочие легендарные личности. Вот, например, Терренс Малик привез наконец-то «Древо жизни» – единственную картину из США, которую ждали в Каннах еще в прошлом году. В этой ретромелодраме Малик, мудрый режиссер-одиночка, ровесник Линча, снял Брэда Питта и Шона Пенна. Однако никто не сомневается, что на звездах не осталось голливудского лоска. Малику всегда отлично удается вытащить «истинное нутро» актера, а из мелодрамы сотворить нечто духоподъемное.

«Древо жизни», сюжет которого до сих пор держится в секрете, является одним из главных сюрпризов
фестиваля.

После шумно освистанного в Каннах «Антихриста», казалось, что Ларс фон Триер вряд ли еще когда-нибудь «свяжется» с французским фестивалем. Однако в этом году он привозит новый эксперимент, на этот раз фильм-катастрофу «Меланхолия», где обещает показать конец света и затмить ужас предыдущей картины. Главную роль в фильме играет Кирстен Данст, перенявшая эстафетную палочку «съемок у гения» у Николь Кидман, а также перекочевавшая из «Антихриста» Шарлотта Генсбур и старшая коллега Шарлотта Ремплинг.

Дважды обладатели «Золотой пальмовой ветви» бельгийские социальные гуманисты братья Дарденны представляют фильм «Мальчик на велосипеде». Правда, сомнительно, что и в третий раз они получат главный каннский приз.

А вот классик, пока не осененный «Ветвями», Педро Альмодовар привозит новую картину «Кожа, в которой я живу» со своим любимчиком Антонио Бандерасом в роли пластического хирурга, который мстит за свою изнасилованную дочь. Участие фильма долгое время оставалось под вопросом – очень уж испанскому режиссеру не хотелось раскрывать сюжетную интригу за три месяца до проката.

Ожидается и отчасти французский фильм финского классика Аки Каурисмяки «Гавр», снятый во Франции с Жан-Пьером Лео в главной роли. В центре этой трагикомедии – дружба чистильщика обуви и маленького беженца из Африки.

Но и Альмодовар, и Каурисмяки – оба стремительно выходят из моды, а Канны все-таки следят за актуальными тенденциями.
Самое интересное в этом году то, что бастион из престарелых мужчин-режиссеров разбавлен участием новых персонажей. Остроумный и изобретательный молодой итальянский режиссер Паоло Соррентино снял кино в США – «Должно быть, это здесь», по старой песне Talking Heads. В этой картине так же, как и в «Древе жизни», играет Шон Пенн, на этот раз – стареющую рок-звезду, подрабатывающую случайными гастролями.

Представляет свою очередную медитативную драму «Однажды в Анатолии» «турецкий Антониони» Нури Билге Джейлан, который уже получал призы в Каннах за «Трех обезьян» и «Отчуждение». Румын Раду Михайляну, известный нашему зрителю по фильму «Концерт», выставляет на конкурс картину «Женский источник» о женщинах, устроивших противоположному полу «бойкот любви» в порядке протеста против тяжелых условий труда. Надежда израильского кино Джозеф Седар в «Сноске» расскажет о двух преподавателях, отце и сыне, соревнующихся друг с другом за престижную награду.

Неожиданно участие в этом году в Каннах молодых режиссеров-женщин: австралийки Джулии Ли с эротической сказкой «Спящая красавица» и француженки, экс-подруги Люка Бессонна, Майвенн Ле Беско с фильмом «Полиция. Детский отдел».

Еще один «женский» фильм в конкурсе – «Темно-красная луна» – принадлежит японке Наоми Кавасэ. Но Кавасэ не новичок в Каннах, ее «Лес скорби» получил гран-при жюри в 2007 году. В конкурсную программу включен еще один японский фильм «Харакири. Смерть самурая» известного режиссера Такаси Миикэ.

В Каннах любят устраивать шум, и на этот раз без скандалов тоже не обойдет-ся – Нанни Моретти привозит комедию «У нас есть папа», которую уже обвинили чуть ли не в оскорблении Ватикана. Речь в картине идет о папе римском, посещающем психоаналитика. Правда, серьезный приз в католической Франции ленте вряд ли светит. Зато на Лазурном берегу точно заставят понервничать иранские власти – на фестивале покажут снятые в полуподвальных условиях фильмы Джафара Панахи и Мохаммада Расулофа – режиссеров, отбывающих тюремные сроки на родине.

Еще один щекотливый момент ожидается с показом фильма Ксавье Дюрренже «Завоевание» о выборах французского президента в 2007 году. Это первый случай в истории, когда в картине идет речь о действующем президенте. Но это не единственный «вклад» семейства Бруни-Саркози в Канны-2011. Гвоздем открытия фестиваля стал фильм Вуди Аллена «Полночь в Париже», в котором, наряду с Оуэном Уилсоном, Эдрианом Броуди, Марион Котийяр, снялась супруга французского президента Карла Бруни.

Любопытно, что у единственного российского фильма – «Елена» Андрея Звягинцева – был серьезный шанс попасть в конкурс, но в итоге его включили только в программу «Особый взгляд», что, на самом деле, тоже очень престижно. И теперь «Елена» вместе с другим российским фильмом «Охотник» Бакура Бакурадзе будут бороться за победу вместе с новыми работами Гаса ван Сента, Брюно Дюмона, Ким Ки Дука и других известных режиссеров. Этим и интересен фестиваль, что на каждой его иерархической ступени ведется жесточайшая борьба, за которой наблюдать зрителю не менее интересно, чем смотреть сам фестивальный артхаус.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Наценку снизили вынужденно
Средняя торговая наценка в торговых сетях в Казахстане составляет около 15 - 25%, достигая в верхнем пределе 30-35%. В то время как пять лет назад рынок работал в пределах 30–40%. Такие данные предоставило «Къ» АО «БТА Секьюритис».
Сейчас читают