«Зовите меня Джордж!»: новый спектакль от создателей «Счастливые поют»

После успеха спектакля «Счастливые поют» творческая и продюсерская команда проекта решила реализовать еще одну идею – рассказать историю музыкального гения, пианиста и композитора Джорджа Гершвина

После успеха спектакля «Счастливые поют» творческая и продюсерская команда проекта решила реализовать еще одну идею – рассказать историю музыкального гения, пианиста и композитора Джорджа Гершвина.

Спектакль «Счастливые поют» уже второй год собирает аншлаги в обеих столицах. В сущности, это новый формат театрального искусства, который оказался востребованным. И неудивительно, что после успеха истории Эдит Пиаф и Фрэнка Синатры продюсер Анатолий Цой решил делать второй музыкальный спектакль.

Будущий виртуозный американский пианист и композитор Джордж Гершвин родился 26 сентября 1898 года в Нью-Йоркском районе города Бруклин. Изначально мальчик был назван Яковом («Зовите меня Джордж!»). Его родители имели еврейские корни, и еще до рождения своих детей уехали жить в США. Отец композитора – Мойше Гершовиц покинул Санкт-Петербург в 1890 году («У него при себе была лишь шляпа, в которой лежал листок с адресом дяди, живущего в Нью-Йорке»), а затем сменил имя на Моррис Гершвин, и всю жизнь трудился на обувной фабрике. Мать – Роза Брускина родилась в Одессе, уехала в Соединенные Штаты немного раньше, чем ее будущий муж. Гершвины воспитывали четырех детей, из которых Джордж был вторым, у него также были братья Айра и Артур и сестра Фрэнсис.

В 12 лет под впечатлением от встречи с 10-летним скрипачом Максом Розеном он начал самостоятельно учиться играть на фортепиано. Сам скрипач не верил в успех Якова на этом поприще, считая, что последний никогда до него не дорастет. Однако в 1914 году Гершвин начал профессионально заниматься музыкой, работая аккомпаниатором в музыкальном издательстве Джерома Ремика. А уже через два года было выпущено первое авторское произведение молодого Гершвина — «When You Want ’Em, You Can’t Get ’Em».

В 1918-1919 годах на Бродвее исполнялось много произведений Гершвина: песня Swanee вошла в шоу Эла Джолсона «Sinbad» и имела ошеломляющий успех — Джолсон многократно записывал её на пластинках и исполнил в нескольких фильмах.

Потом были «Симфония в ритме блюз» или «Грустная симфония» (на русский язык ее ошибочно перевели как «Голубую симфонию»), мюзикл Lady, Be Good (в этой постановке Гершвин впервые работал со своим братом Айрой Гершвином, который писал все тексты) и многое-многое другое.

На самом деле историю Гершвина сложно назвать трагичной. Его жизнь складывалась достаточно удачно. Тем не менее, она замечательно передает дух той эпохи – Америки 30-х годов. Америки, живущей в ритме блюза и рукоплескающей выступлениям менестрелей (ничего общего со средневековыми бардами: американские менестрели наносили темный грим, имитирующий негритянскую внешн­ость и играли блюз). Америки, не задумывающейся о толерантности и политкорректности («Это были времена, когда открыто можно было называть блюз музыкой черных. И даже музыкой негров»).

Идея эта пришла в голову обожаемой алматинскими ценителями музыки Ирэн Аравиной. Она же стала соавтором сценария и исполнила вокальные партии. К слову, музыка в спектакле просто волшебная. Это мелодии собственно Гершвина, в которые время от времени вплетаются народные напевы. Прибавьте сюда живой оркестр и глубокий, порой до мурашек, вокал Ирэн Аравиной. Да, музыка в этом спектакле не фон, а пожалуй, самостоятельный персонаж.

Ее поддержала основательница и художественный руководитель театра ARTиШОК Галина Пьянова, взявшая на себя сценарий и режиссуру.

Одна из особенностей современного театра – условность декораций. Вот и здесь действие будет происходить практически на пустой сцене. Такой подход позволяет сосредоточиться на актерской игре. И именно актерам приходится «дорисовывать» эпоху, настроение, окружающее пространство.

Роль Джоржа Гершвина исполнил Евгений Жуманов. Исполнил ярко и как-то очень естественно. Роли остальных персонажей (родителей, братьев, сестры и прочих) взяли на себя Чингиз Капин и Айсулу Азимбаева.

Надо ли говорить, что их игра пленила зрителя с самых первых минут спектакля? Причем они не просто смогли создать то самое нужное настроение, они прожили этот спектакль. Порой вообще складывалось ощущение, что действо на сцене — не игра. Что актеры просто живут своими персонажами, получая от этого колоссальное удовольствие. Что Ирэн поет не потому, что спектакль, а потому, что не может не петь. И это действительно волшебно. Это та театральная магия, которая неизбежно вовлекает в действо зрительский зал.

В общем, я думаю, что у этой постановки есть все предпосылки, чтобы повторить успех своей предшественницы.

Команда проекта и продюсерский центр Ant-Re благодарит партнеров проекта: ЮНЕСКО, Pernod Ricard с брендом «Арарат», Multimediaservice, сервис Тикетон, радио NS и Kursiv.kz.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме