Как в Казахстане создают и реализуют беспилотные летательные аппараты

Генеральный директор ТОО «СП РобоАвиа» рассказал «Къ», как реализуется проект единственного отечественного производства беспилотных летательных аппаратов (БПЛА)

Генеральный директор ТОО «СП РобоАвиа» Николай Пажитнев рассказал «Къ», как в Шымкенте реализуется проект единственного отечественного производства беспилотных летательных аппаратов (БПЛА).

– Назовите причину, по которой завод было решено открыть в Шымкенте?

– Идея выпускать БПЛА зародилась в 2014 году. К тому времени мы изучили рынок и выявили, что беспилотная авиация активно развивается по всему миру и за ней – большое будущее. Прежде чем решиться на строительство завода, конечно, мы тщательно взвесили все «за» и «против». Плюсов оказалось больше, в первую очередь, это отсутствие в Казахстане собственного производства БПЛА. Выбор места в основном был связан с тем, что в Шымкенте благоприятный климат. На юге тепло, можно 220 дней в году проводить испытания и выполнять летные задания, имеются различные природные ландшафты – горы, пески, степи и т. д.

За четыре года мы практически с нуля наладили производство казахстанских беспилотников. Разработанные нашим конструкторским бюро БПЛА прошли все испытания, получили ГОСТы, сертификаты. Недавно мы публично представили последнюю нашу модель – Sapsan-3000. Это событие мы считаем открытием завода.

– Сколько моделей беспилотников вы выпускаете и в каких объемах?

– На сегодня мы разработали три модели. В июне 2016 года на военной выставке KADEX-2016 мы показали Samruk 3M и Samruk 5M, это БПЛА аэродромного базирования с двигателем внутреннего сгорания. Затем взялись за разработку Sapsan-3000 – беспилотника с аэродинамической схемой «летающее крыло», который имеет бесшумный двигатель, не нуждается во взлетной полосе и в целом более прост в эксплуатации. С начала этого года он был запущен в серийное производство, на сегодня произведено более 30 штук. На данный момент задействовано меньше трети нашей реальной мощности: при спросе мы можем производить до 200–300 беспилотников в год.

– Насколько самостоятельны разработки компании и, в целом, производство?

– Аналогов наших аппаратов нет: мы их сотворили с нуля. Все процессы, начиная от разработки моделей до их выпуска – полностью самостоятельное производство. Мы не сборочный цех и не российская «дочка», как думают некоторые. Многие до сих пор не верят, что в Шымкенте делают собственные беспилотники. Чтобы развеять все сомнения и неверные сведения, после презентации мы устроили посещение цехов завода для всех желающих.

– Но «мозг» компании, то есть технологи, инженеры, все же не местный?

– Да, вначале это было так. Мы активно привлекали для работы и обучения наших сотрудников зарубежных специалистов – из России, Украины, Узбекистана. Но из нынешних порядка 40 работников завода сегодня всего несколько иностранцев, которые в основном трудятся у нас вахтой. Наши казахстанские кадры обучились и полностью освоили всю технологию, фактически они полностью сами вытягивают более 90% производства. Да, конечно, еще возникают какие-то вопросы и нюансы, поэтому мы и обращаемся за помощью к зарубежным инженерам и технологам, в основном для консультаций и тестирования. То есть мы еще немного перестраховываемся. В перспективе мы все будем делать сами, зачем нам кому-то переплачивать?!

– Ваша компания учреждена как совместное казахстанско-российское предприятие. Какова доля участия в проекте российской стороны и, в целом, каково казахстанское содержание?

– Один из учредителей компании – уроженец Шымкента, сейчас является гражданином России, ему принадлежит 30% доли уставного капитала. Часть нанятого персонала – из России. Как в России, так и в других странах, обучались наши сотрудники. В России мы закупаем платы, а программное обеспечение пишут наши специалисты. Также в России заказываем аккумуляторы, так как в Казахстане необходимые нам модификации не выпускают. Электроника, которой по желанию заказчиков дополнительно оснащаются БПЛА, идет из Германии. Таким образом, сегодня казахстанская составляющая – в пределах 70% и выше, и она будет увеличиваться. Но, повторюсь, идея, технология и разработки – все полностью казахстанские.

– Какова сфера применения ваших беспилотников?

– Она очень широкая. Их можно использовать для нужд сельского хозяйства, нефтяной промышленности, геодезии, мониторинга объектов и т. д. Хотел бы отметить, что многие путают и ошибочно называют наши беспилотники дронами, но это разные вещи. Наши БПЛА – это фактически легкие мини-самолеты, которые летают со скоростью до 100–120 км в час. У нас более профессиональный подход. В отличие от дронов, нам требуется разрешение гражданской авиации. Каждый взлет регистрируется, нам указывают нашу полосу, «коридоры», точное время.

– Есть ли у ваших беспилотников какие-то конкурентные преимущества по сравнению с зарубежными аналогами?

– По цене они не дешевле зарубежных. Но наши более современные и усовершенствованные. Например, по сравнению с российскими аналогами, Sapsan-3000 имеет большую площадь крыла и продвинутую аэродинамику, что позволяет ему летать дольше, при этом поднимая больший груз, также он ведет себя крайне устойчиво даже при сильном ветре.

– Какова стоимость проекта? Когда, по вашим расчетам, завод выйдет на прибыль?

– В завод вложено больше $1 млн. «Отбить» вложения предполагаем до конца следующего года. К 2019 году БПЛА планируют оснаститься нефтегазовые компании, пограничники и другие госструктуры, которым предписано к этому сроку, в связи с цифровизацией, максимально избавиться от человеческого фактора. Предварительные переговоры с ними уже ведутся, обсуждаются технические задания. Кроме того, мы также планируем зарабатывать на предоставлении услуг, так как не все могут себе позволить покупку беспилотников, но нуждаются, к примеру, в аэрофотосъемке, видеосъемке, наблюдении, патрулировании и прочем

– Каковы планы на будущее?

– Расти и расширяться. Сначала мы должны покрыть затраты на проект. Ближайшие три-четыре года сосредоточимся на выпуске и совершенствовании Sapsan-3000. Параллельно будем разрабатывать новые модели с учетом спроса и тенденций рынка. В проекте – разработка беспилотника вертикального взлета (Sapsan-3000 взлетает с катапульты – «Къ».). Возможно, начнем делать те же дроны, но не любительские, а более мощные и усовершенствованные, так как этот вид летательных аппаратов сейчас пользуется большим спросом. Есть планы по созданию сети дилерских участков в Казахстане и других странах, первый уже открыт в Воронеже, еще один предполагаем скоро открыть в Туркестане. Наша амбициозная задача – утвердить Казахстан в качестве надежного производителя современных БПЛА.

Подписывайтесь на нас в Google News
Личный опыт
Юрий Масанов
Юрий Масанов
журналист
Материалы по теме