VI саммит Тюркского совета: интеграция с рядом нюансов - 06.09.2018 - Kursiv Media Казахстан

VI саммит Тюркского совета: интеграция с рядом нюансов

Об особенностях VI саммита Тюркского совета – в материале «Къ»

Несмотря на обозначенную общность интересов, каждая из стран, принявших участие в саммите в Чолпон-Ате, постаралась извлечь выгоду для себя. Не обошлось и без косвенного вмешательства большой политики. О нюансах VI саммита Тюркского совета – в материале «Къ».

Начиная с 2009 года, когда по инициативе президента Казахстана Нурсултана Назарбаева был создан Совет сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ), или Тюркский совет, встречи лидеров стран, входящих в эту международную организацию, были ежегодными. В соответствии с регламентом они проводились поочередно в одной из стран-членов ССТГ – Азербайджане, Казахстане, Кыргызстане или Турции.

Но так случилось, что до только что завершившего свою работу VI саммита Тюркского совета в Чолпон-Ате подобное мероприятие было проведено три года назад в Астане. Если точнее – 11 сентября 2015 года. Очередной, планируемый на IV квартал 2016 года, саммит Тюркского совета с подачи кыргызской стороны и без каких-либо публичных объяснений был неожиданно перенесен «на более поздние сроки, которые будут согласованы дополнительно с государствами-членами организации». 

Существенные разногласия

Поскольку сообщение от МИДа Кыргызской Республики появилось 31 октября, велика вероятность, что на решение о переносе саммита Тюркского совета на неопределенный срок повлияла большая политика.

Достаточно вспомнить, что в Турции в тот момент «разгребали» последствия произошедшей в июле попытки военного переворота, вслед за которым появилось требование Реджепа Эрдогана закрыть в странах ССТГ работающие по программе Фетуллаха Гюлена турецкие лицеи. Чего, кстати, в Кыргызстане и Казахстане явно делать не спешили.

В Баку были недовольны рабочим визитом теперь уже экс-президента Кыргызской Республики Алмазбека Атамбаева во враждебную Азербайджану Армению в тот момент, когда обострилась ситуация вокруг Нагорного Карабаха. В Астане недоумевали по поводу торжествующих высказываний все того же Алмазбека Атамбаева после решения Казахстана от 27 октября 2016 года о снятии карантина с сельхозпродукции из Кыргызстана. Из его слов следовало, что якобы власти Казахстана попытались «кинуть» Кыргызскую Республику с помощью своих фитосанитарных лабораторий. 

Не удивительно, что на фоне всех этих разногласий между странами Тюркского совета (хотя деятельность этой организации под председательством Казахстана продолжалась), политологи и СМИ стали постепенно забывать о существовании ССТГ. Во всяком случае, в 2017 году в казахстанской прессе в буквальном смысле лишь пару раз промелькнула информация, подтверждающая, что в Тюркском совете еще теплится какая-то жизнь в виде проведения редких конференций и «круглых столов».

Свою роль играло и расширение взаимоотношений Казахстана и Кыргызстана со своими партнерами в рамках созданного в 2015 году Евразийского экономического союза. Соответственно, чтобы вновь заговорили о Тюркском совете, необходимо было какое-нибудь неординарное событие. И оно произошло во время государственного визита президента Турции Реджепа Эрдогана в Узбекистан 30 апреля этого года.

Принимающий своего турецкого коллегу президент РУ Шавкат Мирзиёев неожиданно для всех СМИ заявил, что Узбекистан не только примет участие в работе Тюркского совета, но и рассматривает вопрос о вступлении в эту международную организацию.  

Всего лишь привязка

Очень похоже, что именно с этого момента деятельность структур ССТГ и была возобновлена в полной мере. В итоге уже 23 августа заведующий отделом внешней политики аппарата президента Киргизии Данияр Сыдыков объявил, что VI саммит Тюркского совета начнет свою работу 3 сентября. Спустя еще неделю стало известно, что в находящемся на берегу Иссык-Куля городе Чолпон-Ата президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков, президент Турции Реджеп Эрдоган, а также приезжающие в качестве гостей президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан обсудят возможности межтюркской интеграции посредством спорта и молодежной политики. 

Впрочем, судя по появившимся уже после завершения саммита в Чолпон-Ате сообщениям в СМИ стран-участниц ССТГ, спорт и молодежная политика были скорее привязкой к начавшимся там же чуть ранее III Всемирным играм кочевников. Во всяком случае, в своих выступлениях главы государств не очень-то много внимания уделили этим темам. Чего не скажешь о былых разногласиях между странами Тюркского совета, которые являются актуальными прежде всего для Турции и Азербайджана, о чем, кстати, пресса Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана предпочла не упоминать.

Так, например, Реджеп Эрдоган практически сразу призвал в первую очередь официальный Бишкек «усилить борьбу с террористическим течением Фетуллаха Гюлена», явно намекая на наличие в Кыргызстане специфических турецких школ. «Сторонники Гюлена все еще активны в братской стране. Мы не хотим повторения в Кыргызстане кровавого сценария попытки переворота, имевшей место 15 июля 2016 года в Турции», – заявил Эрдоган, пообещав Бишкеку довести товарооборот до $1 млрд при условии, что тема Гюлена будет исключена из повестки дня как двухстороннего диалога, так и будущих саммитов Тюркского совета. 

Только это было не самое громкое заявление лидера Турции. Буквально весь мир облетело предложение Эрдогана к странам Тюркского совета отказаться от доллара при взаиморасчетах между собой.

«Мы переживаем нелегкие времена. Некоторые страны игнорируют международный диалог и применяют угрозы и шантаж. Международные санкции ставят динамит под соглашения. Тюркским государствам необходимо продемонстрировать солидарность, чтобы международная система работала справедливо, на основе взаимного уважения», – подчеркнул президент Турции, у которой в отличие от других стран ССТГ в настоящий момент наблюдаются серьезные проблемы во взаимоотношениях с США. 

Свои косвенные претензии к входящим в ССТГ странам Центральной Азии высказал и президент Азербайджана Ильхам Алиев.

«Азербайджан долгие годы страдает от армянской оккупации. Более двадцати лет признанный международным сообществом как неотъемлемая часть Азербайджана Нагорный Карабах и прилегающие к нему 7 районов находятся под армянской оккупацией. В результате этой оккупации около 20 процентов наших земель захвачены Арменией, более миллиона азербайджанцев оказались беженцами и вынужденными переселенцами на своей родной земле», – подчеркнул президент Азербайджана, однозначно дав понять, что официальный Баку рассчитывает на поддержку своей позиции со стороны других стран Тюркского совета.

Вот только если кто и поддержал Ильхама Алиева в вопросе по Нагорному Карабаху, так это Реджеп Эрдоган. Главы центральноазиатских государств, судя по всему, предпочли на эту тему публично не реагировать. 

Давайте лучше об экономике

Что касается Кыргызстана, Узбекистана и Венгрии, то их лидеры предпочли говорить о развитии экономических связей между государствами Тюркского совета, одновременно где-то рекламируя возможности своих стран. Так, президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков заметил, что считает необходимым обратить внимание на вопросы диверсификации экономики, расширения транспортных коридоров, развития предпринимательства и улучшения инвестиционного климата.

Естественно, надеется глава Кыргызстана и на развитие туристической отрасли, которая в последние годы приносит этой республике немалые доходы. В 2017 году только иностранные туристы пополнили бюджет Кыргызской Республики на $420 млн, что составило 5 процентов ВВП.

«Кыргызстан активно поддерживает динамичное развитие туризма между нашими странами. Мы готовы приложить все усилия для успешной реализации туристического пакета «Современный Шелковый путь», который охватывает Турцию, Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан. Постепенное присоединение к этому проекту Узбекистана и Венгрии сделает этот пакет еще более привлекательным», –подчеркнул Жээнбеков. 

В свою очередь президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев отметил, что только за последний год объем торговли Узбекистана с государствами-членами Тюркского совета вырос более чем на 40 процентов.

Соответственно, заметил Мирзиёев, Узбекистан считает необходимостью «расширить торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, усилить кооперацию между ведущими промышленными предприятиями, банковско-финансовыми институтами и предпринимательскими структурами». Однако больше всего выступление Шавката Мирзиёева в статусе гостя саммита ССТГ запомнилось предложением объявить столицей Тюркского совета город Хиву. Это вряд ли устроит остальных членов этой организации, поскольку отчасти это напоминает своего рода ультиматум. Ведь, несмотря на апрельское заявление Мирзиёева, официально Узбекистан так и не присоединился к Совету сотрудничества тюркоязычных стран, оставшись в качестве страны-наблюдателя.   

Что касается позиции Венгрии и ее премьер-министра Виктора Орбана, то очень похоже, что прежде всего она основана на желании этой европейской страны, у которой по ряду вопросов есть серьезные разногласия с соседями по Европейскому союзу, найти новые рынки сбыта своей продукции. В частности, из выступления Виктора Орбана как на саммите в Чолпон-Ате, так и во время двухсторонних переговоров с президентом Кыргызстана выяснилось, что особенно Венгрию интересует поиск партнеров в сфере фармакологии, водного и сельского хозяйства, а также в сфере IT-технологий.

Вопрос только в том, насколько надежным будет это сотрудничество Венгрии с тюркоязычными странами. Ведь у Виктора Орбана внутри страны есть немало противников проводимой им внешней политики. Соответственно, не исключено, что с приходом к власти нового Кабинета министров Венгрия может развернуть свои отношения со странами Востока на 180 градусов в сторону интеграции с ЕС. Остается только общность истории с тюркоязычным миром, которая в Венгрии пока сомнению не подвергается, да и вряд ли будет корректироваться даже в среднесрочной перспективе. 

Если бы не Казахстан

Кстати, любой, кто проанализирует выступления глав государств Тюркского совета на VI саммите в Чолпон-Ате, наверняка придет к выводу, что наиболее последовательным было выступление Нурсултана Назарбаева. Безусловно, он тоже не удержался от рекламирования возможностей Республики Казахстан.

Например, заметил, что страны Тюркского совета «должны использовать возможности Международного финансового центра «Астана», где созданы все условия для развития финансовых инструментов, консолидации капитала и привлечения известных инвесторов и финансовых экспертов».

Но вместе с тем следует признать, что в отличие от других стран ССТГ Казахстан практически в одиночку способствовал, чтобы эта международная организация не канула в небытие. Достаточно сказать, что благодаря пусть и вынужденному трехлетнему председательствованию Республики Казахстан в Тюркском совете в школьных программах Азербайджана, Турции, Кыргызстана и Казахстана был внедрен учебник «Общая история тюрков», издано более 90 книг, посвященных истории тюркских народов, и запущен образовательный портал «Аталар мирасы» («Наследие предков»).

Кроме того, началась реализация научно-исследовательского проекта «Тюркбарометр» и запущен в строй туристический проект «Современный Шелковый путь». Вероятно, по этой причине все главы государств-членов Тюркского совета поддержали идею Нурсултана Назарбаева и в сфере экономики. Речь идет о возможности использовать достигнутые соглашения между прикаспийскими странами при подписании Конвенции «О правовом статусе Каспийского моря» для развития транзитного потенциала государств Тюркского совета и активизации работ по упрощению общей тарифной политики и административных процедур. 

Не факт, что будет

Несомненно, если хотя бы половина озвученных президентами стран Тюркского совета на саммите в Чолпон-Ате предложений будет успешно воплощена в жизнь, тюркоязычные государства смогут получить новый импульс для своего экономического и культурного развития. Правда, если в эти процессы в очередной раз не вмешается большая политика.

Например, вполне вероятно, что наиболее экономически развитая среди всех тюркоязычных стран Турция, чей ВВП вдвое превышает ВВП всех стран Тюркского совета, включая обещающий присоединиться Узбекистан, на фоне событий в Сирии найдет общий язык с США и в итоге вновь охладеет к идеям сотрудничества с тюркоязычным миром.

Другой вариант: усилением позиций Турции в Центральной Азии окажутся недовольными Россия и Китай. А поскольку они пока не собираются уступать свое влияние на этот регион кому-либо другому, не исключено, что они начнут оказывать серьезное давление как на Астану, так и на Бишкек, и на Ташкент.

Наконец, вполне возможно, что Казахстану и Ташкенту станут не по нраву настойчивые предложения Анкары, и в итоге они предпочтут действовать на основе двухсторонних соглашений.

Как это, кстати, делает ныне потенциальный кандидат на вступление в Тюркский совет – Туркменистан, лидер которого Гурбангулы Бердымухамедов, получив предложение, отказался приехать на саммит в Чолпон-Ату, отдав предпочтение посещению конефермы под Ашхабадом для общения с лошадьми Ахалтекинской породы.

В общем, время покажет.      

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме