В Кызылординской области за девять месяцев выявлено 44 факта незаконной вырубки деревьев

Браконьеров не пугают ни штрафы, ни реальная уголовная ответственность

Несмотря на действующий до конца этого года запрет на торговлю саксаулом, кызылординские браконьеры уничтожают его, а заодно и гребенщик, и турангу. Не пугают их ни штрафы, ни реальная уголовная ответственность. Спрос на этот товар стабильный, да и цена увеличилась вдвое.

Сколько губится и вывозится в области этого краснокнижного кустарника, в точности неизвестно. Полицейские и лесники ловят браконьеров круглый год, но спрос на саксаул высокий: иные горожане и сотрудники многочисленных кафе и ресторанов используют его для истопки и приготовления  шашлыков. 

Государственный лесной фонд Кызылординской области составляет более 6 млн га, в том числе покрытая лесом площадь  – 3 млн га. Из них 87% – саксауловые леса. Приказом комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ РК от 13.08.2015 года № 211 был введен запрет на все виды рубок в саксауловых насаждениях на участках государственного лесного фонда Республики Казахстан до 31 декабря 2018 года.

«Саксаул пока единственное растение, которое может расти в нашем засушливом климате и не требует специального ухода и полива, – отметила руководитель отдела лесного хозяйства и особо охраняемых природных территорий Кызылординской облтеринспекции лесного хозяйства и животного мира Рауа Аралбаева. – Губить его – вредить природе нашего края. Из-за высокого спроса – в связи с использованием для отопления и приготовления пищи – это растение оказалось под угрозой исчезновения. С 2015 года в Казахстане запрещено вырубать саксаул, а с 2017 года нельзя им торговать».
 
Как подчеркивают в инспекции, в данное время ужесточены наказания за такие правонарушения. В случае незаконной вырубки, уничтожения деревьев и кустарников на участках государственного лесного фонда предусмотрено привлечение к уголовной ответственности. Если раньше нарушители отделывались только штрафами, то сейчас отбывают срок в местах лишения свободы. 

Например, только недавно решением суда трех граждан осудили на один год колонии, двоих привлекли на 200 часов общественных работ. Всего из выявленных сотрудниками ДВД и лесниками 44 фактов переданы в суд и рассмотрены 32. Суд принял решение о взыскании ущерба государству в сумме свыше 2,6 млн тенге. По остальным фактам следствие продолжается. Бывает, что привлекают к ответственности и лесников: трех работников лесной охраны наказали дисциплинарно за то, что не уследили за браконьерами.

«Понятно, что нужно беречь лесное богатство, – поделился с «Къ» кызылординец Ислам  Керим. – Ввели запрет, но саксаул также продолжает продаваться. Только раньше его выставляли мешками у дорог, где шла торговля, а сейчас эти мешки занесли внутрь домов. Также и ходят клиенты за саксаулом в эти же точки, как и три года назад. Если раньше можно было свободно покупать саксаул, который вырубали в санитарных целях, по 600-700 тенге за мешок, то с введением запрета его цена выросла вдвое. Теперь саксаул продается от 1000 до 1200 тенге. Получается, что торгаши все равно срывают куш». К слову, саксаул в мешках продается в Кызылорде в районе Нового базара. Там есть несколько магазинчиков, где годами налажена торговля саксаулом». 

Вместе с тем, по мнению Ислама Керимова, в этом запрете нет смысла, поскольку  за городом в степи очень много высохшего саксаула. «Получается, что рубить его нельзя, а пропадать он может?!», – недоумевает кызылординец.

Но в регионе есть и удивительные примеры. Кызылординка Каракоз Бисембаева несколько лет выступает в защиту саксаульных лесов. Мать троих детей, дипломированный специалист по землеустройству и кадастру. Женщина открыла магазин, где продает все необходимое для огородников. Она первая привезла в город древесный уголь и стала ходить по кафе и ресторанам, чтобы предлагать его по своей цене, как альтернативу саксаулу. Каракоз Бисембаева сразу объясняет, в чем суть ее торговли: сократить расхищение лесного богатства. Большинство владельцев кафе ее до сих пор не понимают: они не считают, что уничтожают природу, когда используют саксаул. Но появляются и те, кто стал иначе смотреть на проблему вырубки саксаула. 

В их числе владелец и шеф-повар с 15-летним стажем одного известного в Кызылорде ресторана Василий Огай. «Третий год, как мы перешли на древесный уголь, и считаю, что уголь не дороже саксаула. Вкус наших мясных стейков не стал хуже, посетителей не убавилось. Зато в душе приятное ощущение, что мы приносим пользу природе нашего края и не участвуем в варварском отношении к ней», – сказал он «Къ».  

В заключение отметим, что уже через два месяца мораторий на вырубку саксаула завершится. С 1 января 2019 года он вновь появится в легальной торговле. А пока вполне законно можно рубить древесину – джингиль. Для этого нужно купить путевку на вырубку в лесных хозяйствах. Можно вырубить за один раз два–три кубометра джингиля – это примерно один автомобиль ГАЗ -63. За девять месяцев этого года местному населению было отпущено 2400 куб. м древесины, в бюджет поступило 1 млн 318 тыс. 800 тенге.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме