Как карантин «режет» бюджеты казахстанских кинокартин

Из-за пандемии местные кинематографисты пересматривают сметы и меняют графики съемок

Наряду со многими сферами экономики и культурной жизни отечественный кинематограф в связи с пандемией коронавируса подвергся достаточно сильному шоку. Повезло тем, кто успел заручиться поддержкой Государственного центра поддержки национального кино (ГЦПНК). У них имеется пусть небольшая, но гарантия того, что работа над фильмами будет продолжена.  

Сейчас сроки возобновления съемочного «сезона» напрямую зависят от решения по отмене карантина. К примеру, фильм режиссера Акана Сатаева «Боксер» едва только стартовал со съемками и был приостановлен, причем в момент съемок «уходящей натуры» – начала весны. И когда карантин будет снят, такой натуры уже не будет.  

В связи с этим режиссеру придется либо менять сценарий, чтобы закончить работу в этом съемочном сезоне, либо, если это принципиально, дожидаться следующего года.  

Долгие простои, как правило, усложняют производство и увеличивают бюджет. Пример с картиной Сатаева не единичен. Большинство киностудий, снимающих фильмы на деньги частных инвесторов, оказались в сложной ситуации. Хорошо если они успели отснять картину и застряли на постпродакшене. Хуже – если «застряли» на этапе съемок или препродакшена.  

Ведь на производство фильма деньги в большинстве случаев поступают траншами. И велик риск, что по окончании карантина новых траншей кинопроизводители просто не дождутся – у инвесторов будет «болеть голова» за собственное.  

В этом плане несколько больше повезло тем студиям, проекты которых были поддержаны государством. По крайней мере, у них есть хоть какая-то гарантия, что проекты, выигравшие питчинг, все же будут закончены. Правда, когда это произойдет, – вопрос открытый. У проектов ГЦПНК возникли свои сложности  

«Центр сейчас несет если не материальные потери, то скорее производственную задержку. Из 17 фильмов, которые выиграли наш питчинг, сейчас закончены только четыре. Мы должны были их презентовать весной, но сейчас в лучшем случае их премьера сдвинется на осень. Остальные 13 картин сейчас стоят на «стопе», – рассказывает заместитель председателя по стратегическому развитию НАО «ГЦПНК» Айдархан Адильбаев. – Так или иначе, но почти всем картинам придется сдвигаться по времени и всем придется делать выбор: либо переверстывать сценарии под соответствующее съемкам время года, либо дожидаться необходимого». 

По его словам, вопрос о продолжении съемок фильмов, выигравших в первом питчинге, будет решаться индивидуально, в том числе работу над какой картиной стоит возобновить в первую очередь.  

Что до второго питчинга, прошедшего в начале марта, буквально перед самым объявлением чрезвычайного положения и карантина, то сейчас слово за межведомственной комиссией, которая определит, поддержать ли финансово эти проекты. Она всегда проходит очно, поэтому на «удаленке» и онлайн решить эти вопросы не удастся. Многие из них планировались сниматься в конце весны – начале лета. Но сейчас в лучшем случае будут сниматься летом или осенью, а сложнопостановочные уйдут и вовсе на 2021-2022 годы.  

Многих кинематографистов, разумеется, взволновал и вопрос секвестирования бюджетов Министерства культуры и спорта, который мог распространиться и на эту сферу.  

«Пока работа над этим вопросом продолжается. Мы просим всех наших руководителей продакшенов, где возможно, пересмотреть бюджеты. Потому как проекты с сильно завышенными сметами будут сокращать в самую первую очередь. Я уже рассказывал, что на оба питчинга нам порой приносили просто астрономические бюджеты на вполне среднестатистические проекты, чей безумный бюджет никак не оправдан. Мы почти с каждым проводили разъяснительную работу и говорили им о том, что таких денег больше не будет, что такой системы, какая была на «Казахфильме», у нас нет, когда из бюджета фильма оплачивались общестудийные расходы. Бывал еще и такой порядок, когда те или иные услуги едва ли не в принудительном порядке приходилось заказывать только на киностудии «Казахфильм», хотя они стоили порой значительно дороже, чем на свободном рынке. Сейчас мы всем объясняем, что все подобные излишние расходы из бюджета необходимо убирать. «Закон о кино» кроме того, говорит, что с проката социально значимых фильмов, которые мы поддерживаем, продюсеры могут иметь свой процент. Стало быть, зарабатывать они могут на прокате, а не на завышенных бюджетах», – отмечает Айдархан Адильбаев.  

По словам Адильбаева, на питчинг, бывало, приходили продюсеры с одним только бюджетом на продвижение в 250-300 млн тенге. Хотя в целом хорошее продвижение картины на внутреннем рынке, по мнению специалистов, в Казахстане вполне возможно сделать и за 10-20 млн тенге. В целом сейчас разброс бюджетов на производство кинофильмов следующий: примерно 10 млн тенге стоит короткометражный фильм. Сложнопостановочный исторический фильм стоит 700-800 млн тенге, средний бюджет на обычную комедию-мелодраму-детектив варьируется от 100 до 180 млн тенге.  

В выигрыше будут те, чьи фильмы выйдут в прокат после снятия карантина.  

«После карантина в определенном смысле настанет «золотой» период для тех, кто сейчас стоит в очереди на премьеру, – считает актриса и продюсер Асель Садвакасова. – Нет сомнений, что публика побежит в кинотеатры после снятия карантина, и те, чьи картины пройдут первыми, выйдут, что называется, не с пустыми руками. И стартовый капитал для новых проектов не придется искать с нуля».  

Напомним, что в начале 2020 года самыми успешными проектами стали фильм «Бизнес по-казахски в Корее» и «Аким», собравшие в прокате миллиард и 700 млн тенге соответственно.  

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Сейчас читают