Казахстанская цифровизация зашла в тупик, выбор пал на Сбер

Новая платформа станет альтернативой сотням прошлых решений

Из $500 млн, в которые обойдется проект модернизации системы eGov с переходом на платформенную модель, местным IT-компаниям достанется примерно пятая часть.

В Казахстане вторую неделю представители IT-индустрии обсуждают переход к платформенной модели цифровизации и концепции Data Driven Government, помогать в котором правительству РК будет российский Сбербанк. На VI Восточном экономическом форуме во Владивостоке 3 сентября этого года премьер-министр РК Аскар Мамин и глава Сбербанка Герман Греф подписали меморандум о сотрудничестве в сфере реализации проектов по цифровой трансформации Казахстана.

По предварительной информации, предполагается внедрение платформы Сбера для казахстанских госуслуг. Градуса обсуждениям добавляет и то, что текст меморандума не видели ни те, кто его поддерживает, ни те, кто выступает против.

Глава Министерства цифрового развития Багдат Мусин объяснил: решение воспользоваться возможностями российского продукта было принято, поскольку казахстанская цифровизация при всех ее внешних успехах зашла в тупик.

Выход из IT-тупика

Дело в том, что в республике существует более 400 информационных систем, которые имеют разное качество и построены на различных технологиях. Фактически под каждую текущую задачу появлялась новая система. Чтобы навести порядок в процессе создания новых и модернизации существующих систем, было предложено перейти на платформенную модель.

«За этими 400 информационными системами стоят 400 команд, которые принадлежат 30-40 IT-компаниям. Конечно же, для них месседж, что будет создаваться единая платформа, не то что неудобный, а чуть чуть наводящий страх. Потому что эти компании привыкли зарабатывать определенные деньги на этих заказах», – отметил Мусин во время встречи с представителями IT-отрасли в эфире Atameken Business Channel 9 сентября. После создания системы эти компании продолжали заниматься ее технической поддержкой и сопровождением, продолжил он.

«Это гарантированный кусок хлеба для определенных компаний, сопровождающих 400 информационных систем», – закончил мысль Багдат Мусин.

«Зоопарк систем» исчезнет при переходе на платформенную модель цифровизации, заявил глава Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности (МЦРИАП). Он сравнил платформенную модель цифровизации с AppStore, где на одной площадке различные разработчики предоставляют свои сервисы.

Перенос всех существующих систем на платформенную модель позволит оперативно и просто добавлять или модернизировать сервисы. Некоторые услуги, которые заявлялись как доступные онлайн, на самом деле не являлись полноценно таковыми.

Выступая 10 сентября на IDC CIO Summit-2021, Мусин привел в пример процесс перепланировки квартир. Чтобы провести перепланировку квартиры, человек должен был найти архитектора, который начертит новый план квартиры. Затем оригинал плана нужно было отнести в центр обслуживания населения, пройти согласование в акимате, архитектуре и только потом оператор вносил изменения в базу данных.

«Я задал простой вопрос: кто отвечает, если здание разрушится? Сотрудник акимата, сотрудник архитектуры, сотрудник ЦОНа или архитектор, который согласовал эту планировку? Все эти три инстанции сказали, что архитектор. Он на это сертифицирован, у него есть разрешение и так далее. Я говорю, если он лицо, принимающее решение, то почему ему не дать электронную подпись, логин и пароль и возможность положить в базу данных новый план квартиры, который он согласовал? Если кроме него за это никто не несет никакой ответственности? Добавленной стоимости в процессе у трех инстанций ноль», – сказал Мусин, пообещав тотальный реинжиниринг при переходе на платформенную модель.

Долевое решение

Стоимость цифровой трансформации, о возможности которой идет речь в подписанном правительством РК и Сбером меморандуме, может составить около $500 млн. Для сравнения: за пять с половиной лет Казахстан потратил из бюджета на развитие электронного правительства, инфокоммуникационной инфраструктуры и информационной безопасности примерно $940 млн.

kazaxstanskaya-cifrovizaciya-zashla-v-tupik,-vybor-pal-na-sber-2.jpg

Из $500 млн, по информации министра цифрового развития, третья часть пойдет на приобретение самого решения у Сбера, часть суммы – на инфраструктурные решения и еще часть будет инвестирована в местный IT-рынок, поскольку во внедрении платформенной модели будут участвовать IT-компании Казахстана. В комментарии «Курсиву» Багдат Мусин сообщил, что казахстанские специалисты получат не менее $100 млн.

По словам главы МЦРИАП, результатом совместной работы российских поставщиков и отечественных разработчиков будет «казахстанский «ГосТех», в качестве движка для которого используется «Платформа V» Сбера. Созданные на ней продукты могут быть экспортированы в страны Центральной Азии, полагает Мусин.

Чей low-code лучше

Багдат Мусин подчеркивает, что пока ни одно государство мира еще не осуществило до конца перенос информационных систем на подобную платформу. Выбор Сбера глава МЦРИАП объяснил требованиями законодательства об информационной безопасности. В 2017 году Казахстан пытался вести переговоры с Microsoft, решения которой были использованы при создании цифровых сервисов в ОАЭ и Сингапуре, однако американская компания отказалась предоставить республике исходные коды.

Сбер такие коды готов предоставить, что удовлетворило Комитет национальной безопасности, правительство и администрацию президента. «Нам нужны открытые коды, чтобы мы убедились, что нет закладок, с помощью которых злоумышленники могли бы проникнуть и злоупотреблять нашими данными», – сказал Мусин.

Серверы и базы данных обещают разместить на территории Казахстана. Реестр технологий, которые использует российская сторона, планируется опубликовать в ближайшее время. Он на 90% известен казахстанским специалистам, заверил министр.

Глава казахстанской ассоциации IT-компаний Нурлан Исин считает, что подобные V-платформы уже есть в Казахстане, называя в их числе OR3 и Arta.

«Платформа V» – это инструмент для разработки всяких приложений. Такой инструмент есть и у нас. Вопрос такой, что может ли оно охватить все проблемы электронного правительства? Ведь в электронное правительство что только не входит. Это значит, кучу приложений надо переписывать – налоговые системы, другие системы, все системы по всем министерствам полностью надо переписывать на этом инструменте. Это задача не одного года», – прокомментировал Исин «Курсиву».

С ним согласен председатель комитета информационно-коммуникационных технологий, образования и инноваций национальной палаты «Атамекен» Болат Башеев. «В Казахстане есть как минимум две-три low code/no code-платформы, которые позволяют решать те же задачи, что и предлагаемые Сбером», – сказал он «Курсиву». Башеев считает, что, пока в открытых источниках не публиковались реальная стоимость проекта и разделение бюджета, сложно говорить, какую долю получат казахстанские IT-компании.

И Башеев, и Исин были в числе тех представителей казахстанского IT-сектора, которые весной 2021 года писали письмо на имя главы государства. В этом письме шла речь о том, что казахстанские платформы также позволяют в несколько раз снизить сроки разработки и тестирования программного кода информационных систем. «Отечественные IT-компании готовы предоставить их для применения в рамках ГЧП», – сообщалось в обращении, а также предлагалось защитить «цифровой суверенитет» и IT-потенциал страны, дав возможность казахстанским компаниям своими силами решить поставленные задачи.

Это письмо было написано после того, как на портале открытых НПА появился проект постановления правительства, где упоминалось соглашение между правительством РК и российским публичным АО «Сбербанк России». Тогда – опять же на фоне возмущения отечественного IT-рынка – проект был с портала удален, а Багдат Мусин объяснял, что проект постановления был опубликован по ошибке, и речь шла лишь о предложении Сбера провести аудит того, «что происходит в стране», а не о выборе российской платформы.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме