Как рынок труда Казахстана реагирует на экономический кризис

Эксперты отмечают высокий уровень трудовой эмиграции и дефицит рабочих мест для квалифицированных специалистов

Центр развития трудовых ресурсов РК (ЦРТР) опубликовал годовой аналитический доклад, в котором выделил основные проблемы казахстанского рынка занятости и обрисовал его перспективы.

Дисбаланс оплаты труда работников с квалификацией и без

Структура занятого населения по уровню образования показывает, что 43% работающих в Казахстане имеют высшее образование, 39% – среднеспециальное. Уровень профессионального образования казахстанских работников не всегда отражается на их заработке. Например, средняя номинальная зарплата учителя в Казахстане равна 209 тыс. тенге, в то время как официант получает 226 тыс. тенге.

Kak-ry'nok-truda-Kazaxstana-reagiruet-na-e'konomicheskij-krizis.jpg

«Зарплата бюджетников фиксирована и не привязана к рынку. А доходы работников сферы услуг формируются в рыночных условиях. Там, где есть высокий спрос и люди готовы платить, будет и повышенная оплата за труд. Поэтому и граждане чаще всего идут работать в сферу услуг, где требуются определенные навыки, но не спецобразование. Допустим, разница в доходах врача и водителя автомобиля в Германии составляет 172%, в США – 261%. Такая зависимость посылает рынку сигнал о наличии спроса на высококвалифицированных работников и стимулирует выбор молодыми людьми более сложных профессий. В Казахстане этот показатель равен 31%, в стране больше преобладает экономика синих воротничков», – комментирует управляющий директор АО «ЦРТР» Александра Молчановская.

Авторы доклада отмечают, что причины такого несоответствия имеют системный характер и связаны с сырьевой основой экономики. По индексу сложности экономики, который измеряет накопленные в стране знания, выраженные в отраслевой структуре, Казахстан занимает 78-е место из 133, соседствуя с такими странами, как Кения и Армения. Разработчики индекса – ученые Гарвардского университета – считают, что без технологического прорыва ежегодный рост экономики Казахстана до 2029 года будет составлять в среднем лишь 4,2%.

Kak-ry'nok-truda-Kazaxstana-reagiruet-na-e'konomicheskij-krizis-.jpg

По прогнозу аналитиков ЦРТР, текущая потребность в кадрах (до I квартала 2022 года) не предполагает появления на рынке труда абсолютного большинства высококвалифицированных работников. Из 0,9–1,2 млн вакансий, которые могут быть размещены на электронной бирже труда в ближайший год, около 27–35% будут предлагать работу для неквалифицированных рабочих. Удельный вес предложений для специалистов-профессионалов будет на уровне 17–19%.  

Трудовая миграция

За 2015–2019 годы в Казахстане в два раза вырос уровень межрегиональной мобильности. Самый большой миграционный поток идет в Нур-Султан, Алматы, Шымкент. Сравнительный анализ данных по урбанизации, внутренней миграции позволяет сделать вывод, что в ближайшее время в Казахстане усугубится проблема региональных диспропорций. К 2030 году доля трудоспособного населения в мегаполисах увеличится с 23 до 29%, север и запад, напротив, будут терять людей. К 2050 году эти тенденции приведут к тому, что 38% экономически активных граждан будут жить в Алматы, Нур-Султане и Шымкенте. Эта тенденция рынка труда заставит крупные компании концентрироваться именно в мегаполисах.

Если внутренняя миграция приведет просто к перераспределению кадров, то внешний отток создает гораздо более серьезную проблему – потерю специалистов. По итогам шестилетнего периода (2015–2020 годы) из страны выехали 219 тыс. граждан (включая детей и пожилых), прибыли 82,3 тыс. человек. Данные статистики показывают, что уезжают чаще всего квалифицированные специалисты – представители технических, экономических, педагогических направлений, в то время как на их замену приезжают иммигранты со средним образованием.  

Аналитики ЦРТР подсчитали, что годовой доход 86,7 тыс. дипломированных специалистов, покинувших страну за последние пять лет, мог бы составить от 15 до 42 млрд тенге в год. С точки зрения экономических издержек, из-за внешней миграции экономика теряет до 0,05% от ВВП в год.  

Прогнозы о небольшом количестве вакансий для высококвалифицированных специалистов в будущем, по мнению координатора проектов общественного фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Ольги Симаковой, могут оказать поддержку негативной тенденции.

«Человек, вложивший силы, время и деньги в свое образование, как правило, мониторит, сколько получают его коллеги в других странах. И зачастую это сравнение не в пользу Казахстана. Ведь одной из причин эмиграции, по результатам социологических исследований, является невозможность самореализации и, как следствие, отсутствие соответствующего образованию дохода и далее депрофессионализация. А морально-этическая мотивация, патриотизм и так далее не могут соперничать с «экономикой семьи», – отметила Симакова.

Низкий уровень рескиллинга

В докладе приводятся выводы экспертов ОЭСР о необходимости непрерывного переобучения, так как при современном темпе развития технологий знания и навыки работников устаревают примерно каждые пять лет. Согласно международному исследованию компетенций взрослого населения 95% опрошенных казахстанцев не хотят участвовать в программах рескиллинга. 26% респондентов отметили причину «слишком занят на работе, чтобы проходить обучение», 25% просто не могут позволить себе дополнительное образование.

«Стремительные темпы цифровизации ведут к тому, что в ближайшие пять лет изменится около 40% профессиональных навыков. Уже сегодня главным критерием для трудоустройства является не столько наличие диплома сотрудника, сколько его навыки. Об этом говорят сами работодатели. Поэтому чтобы активнее продвигать систему рескиллинга в Казахстане, требуется активное внедрение инструментов переобу­чения. Они могут быть разные: модульность образовательных программ, учеба по кредитной технологии, повышение квалификации на рабочем месте, в том числе онлайн-обучение», – считает Александра Молчановская.

По ее мнению, чтобы система образования шла в ногу с производством, необходимо продолжить разработку  профессио­нальных стандартов для вузов, колледжей, и делать это должны заинтересованные лица, то есть работодатели. В настоящее время, по данным управляющего директора ЦРТР, разработано только 589 профстандартов, которые охватывают лишь 27% подклассов видов экономической деятельности.

Управляющий директор консалтинговой компании Dasco Consulting Group Дармен Садвакасов полагает, что сейчас структура спроса рабочих мест недостаточно сложная, и большинство рабочих мест сформировано в секторах, где требуются самые простые навыки.  

«Для того чтобы люди переобучались, получали более современные знания, нужна соответствующая структура рынка труда, вакансии по высокооплачиваемым рабочим местам. Тогда у работающих будет мотивация получать новые навыки. Сегодня есть огромное количество источников информации, как платных, так и бесплатных. Это могут быть курсы на Coursera, да просто материалы на Youtube. Было бы желание. Вопрос, конечно, в спросе на людей с определенными навыками. Чем сложнее будет наша экономика, тем больше будет высокооплачиваемых специалистов. Для этого важно решать вопросы ухода от ресурсного формата, поиск ниш с добавленной стоимостью», – прокомментировал Дармен Садвакасов «Курсиву».

Изменение возрастной структуры занятых

Проблема, которая в будущем может изменить подходы к работе, тесно связана с демографией и ментальными поведенческими особенностями каждого поколения. В краткосрочном периоде, до 2025 года, почти половину рабочей силы в Казахстане (48%) будут составлять миллениалы (1981–1997 годов рождения). Поколение, «рожденное в сети», отличает высокий уровень цифровой грамотности и желание переходить к гибким формам занятости. Структура работающего класса в 2020 году показала, что молодежь неохотно идет в такие сферы, как обрабатывающая, горнодобывающая промышленность, сельское хозяйство. Наибольшая доля молодых людей в возрасте 15–28 лет в настоящее время трудится в сфере финансов и страхования (31% в возрастной структуре по отрасли), услуг (30%), госуправлении (27%), информации и связи (26%), торговле (25%).

Через десять лет на рынке труда станет больше поколения Z (рожденные в 1998–2014 годах). Ожидается, что для представителей этого поколения при выборе трудовой деятельности окажутся важны не только заработная плата и престиж профессии, но и соответствие принципам (и поэтому экологичность производства может оказаться важным фактором, при решении оффер какого работодателя принять). Кроме того, «зеты» более мобильны, они не хотят быть привязанными только к одной компании, офису, готовы ради гибкого графика пожертвовать частью дохода. В 2030 году доля этого поколения на рынке составит 28%, к 2050 году – 37%.

«Приход на рынок труда поколения Z можно отнести к одному из демографических рисков ближайших лет. Скоро люди, рожденные в 2000-х, начнут вступать в трудоспособный возраст, и тогда проблема молодежной безработицы станет еще более острой, чем сейчас. С учетом уровня образования претендовать на высокотехнологические ниши им будет трудно. То явление, когда в возрастной структуре населения образуется «демографическое окно» (высокий удельный вес молодежи), может иметь как положительное значение (если они получат рабочие места, будут социализироваться), так и отрицательное (безработица, криминал). Все зависит от того, как этим потенциалом распорядится государство. С учетом урбанизации наиболее острыми проблемы будут в городах», – отметил в интервью «Курсиву» один из ведущих демографов Казахстана, доктор исторических наук Александр Алексеенко.

Авторы доклада считают, что наниматели должны учитывать характеристики поколений, которые будут составлять большую долю на рынке труда в ближайшие десять лет. Это позволит удерживать талантливых, нацеленных на непрерывное образование и работу на результат людей на одном месте много лет.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме