Как удержать майнеров в Казахстане - 04.02.2022 - Kursiv Media Казахстан

Как удержать майнеров в Казахстане

Рассказываем, что может остановить их миграцию в другие страны
Вы узнаете
Вместо того чтобы бороться с серыми майнерами, правительство взялось за легальных игроков. Такая политика рискует привести к раскладу, при котором все добросовестные игроки покинут Казахстан, а серые майнеры останутся, продолжая нагружать электросеть и не платя налоги.

Майнинговая отрасль Казахстана, которая за два года стала одной из крупнейших в мире, может исчезнуть из-за непоследовательных действий правительства. Для дальнейшего развития отрасли необходима ясность в госполитике.

Майнинг криптовалют, в первую очередь биткоина, стал отраслью экономики РК. В ней почти 200 игроков, среди которых есть несколько крупнейших даже по международным меркам. По последним оценкам (август 2021 года), Казахстан по майнингу биткоина занимает второе место в мире. Профильная ассоциация оценивает прямой экономический эффект в размере $1,5 млрд в ближайшие пять лет, а потенциальные налоги – в $300 млн.

Отрасль интересна не только с точки зрения прямых экономических эффектов. Инфраструктура промышленных дата-центров, где, собственно, добываются виртуальные деньги, может стать основой для развития некоторых направлений индустрии 4.0, среди которых рендеринг и облачные вычисления. А это тысячи рабочих мест с очень высокой добавленной стоимостью.

Но непоследовательная экономическая политика правительства по отношению к майнерам ставит под угрозу будущее отрасли в Казахстане. Наблюдатели уже отмечают миграцию майнинг-ферм в страны с более предсказуемым государственным регулированием. Если не выработать консенсусный план (и для правительства, и для бизнес-сообщества) и не начать его реализовывать, то можно распрощаться с одной из отраслей новой экономики.

№2 в мире

Согласно данным, опубликованным Кембриджским центром альтернативных финансов в начале августа 2021 года, Казахстан занимает второе место в мире по майнингу биткоина с долей 18,1% в глобальном хешрейте (показатель отражает вычислительную мощность, используемую для добычи криптовалюты). Впереди нас Соединенные Штаты, где сосредоточено 35,4% вычислительных мощностей, но опередили Россию, доля которой в глобальном хешрейте составляет 11,2%.

На глобальной карте по добыче биткоина, шире – криптовалют, Казахстан как заметный игрок обозначился два года назад. В начале 2020 года доля республики в глобальном хешрейте составляла 3,5%, что было сопоставимо с американским и иранским уровнем. Для растущей отрасли были необходимы законодательные нормы, что и было сделано в конце июня 2020 года. Президентом РК был подписан пакет изменений в Гражданский кодекс и в закон «Об информатизации», который, по сути, легализовал майнинг в Казахстане (криптовалюты платежным средством признаны не были).

Институционализация отрасли запустила дополнительный импульс для индустрии. В июне 2020 года на тот момент министр цифрового развития Аскар Жумагалиев прогнозировал инвестиции в размере 300 млрд тенге. Отрасль в то время была представлена 14 легальными майнинг-фермами. К концу года список компаний пополнился крупным игроком: дата-центр Enegix был запущен в ноябре 2020 года в Экибастузе, контрактная мощность составила 180 МВт. Для сравнения: сам город Экибастуз в пиковые нагрузки потребляет в пять раз меньше.

К апрелю 2021 года Казахстан с долей хешрейта для биткоина в 8,2% вошел в тройку лидеров. Впереди были Китай (46%) и США (16,9%). Ситуация круто поменялась в мае 2021-го. Естественный рост майнинга в Казахстане, который происходил в первую очередь за счет дешевой энергетики и ее профицита, получил дополнительный импульс из Китая. В конце весны китайские власти запретили майнинг криптовалют, а хешрейт страны в начале июля был на нулевом уровне.

В результате майнинг-фермы из других стран, включая Казахстан, забрали китайский объем себе. Также компании из Поднебесной начали вывозить оборудование в те юрисдикции, где законом разрешалась добыча виртуальной валюты, а электроэнергия была дешевой. Этим двум параметрам соответствует и Казахстан. Некоторые китайские компании, например, BIT Mining, начали перебираться к нам. А к началу ноября количество белых майнеров увеличилось до 55.

Институционализация отрасли продолжилась в 2022 году. С начала года стал действовать налог на майнинг, который взимается за объем электрической энергии в размере 1 тенге за 1 киловатт-час. А количество игроков, судя по данным нацоператора магистральных электрических сетей KEGOC, к началу 2022 года выросло до 196 майнинговых предприятий.

За фиксацией текущего состояния отрасли «Курсив» обратился в Ассоциацию блокчейн и индустрии дата-центров в Казахстане. Алан Дорджиев, глава этой ассоциации, отметил, что годовая выручка дата-центров в Казахстане составляет не менее $300 млн, создано 1,5 тыс. рабочих мест. «Один рабочий дает стране не менее $200 тыс. в год», – оценивает спикер.

Еще один штрих к описанию криптоиндустрии РК. На фоне активного наращивания майнинговых мощностей вовлеченность отдельных граждан РК (вложения в криптовалюту) остается на низком уровне. По результатам исследования компании Chainalysis в октябре 2021 года в рейтинге 157 стран по индексу принятия криптовалют (Global Crypto Adoption Index) Казахстан занял 103-е место. Индекс рассчитывается как среднее гео­метрическое значение четырех показателей: стоимость полученной и переведенной криптовалюты, количество криптовалютных вкладов и объем Р2Р-торговли.

Виртуальные обещания

Майнинг развивался на двух конкурентных преимуществах – дешевой электроэнергии и ее профиците. К тому же отрасль подстегивали заявления властей. Бакытжан Сагинтаев, будучи премьером, в сентябре 2018 года во время своей рабочей поездки в Павлодарскую область посетил майнинговую компанию «БНКА Энерджи», расположенную в Экибастузе. 1 сентября 2020 года президент РК Касым-Жомарт Токаев в послании народу Казахстана не обошел тему майнинга. Он заявил, что в цифровой майнинг было привлечено более 80 млрд тенге инвестиций.

«Но останавливаться на этом нельзя, следует привлекать в страну мировых цифровых гигантов. Иначе это сделают другие государства. В течение пяти лет нужно довести объем инвестиций в эту отрасль до 500 миллиардов тенге», – добавил президент.

Спустя день министр цифрового развития РК Багдат Мусин заявил о предварительных договоренностях по привлечению инвестиций на 300 млрд тенге.

Отношение властей резко поменялось осенью 2021 года. В октябре оператор магистральных электрических сетей KEGOC начал ограничивать поставку электроэнергии некоторым белым майнерам. Напряженную ситуацию с балансом электроэнергии в KEGOC объяснили ростом потребления. За девять месяцев 2021 года рост составил по южной зоне 11,8 %, по северной зоне – 5,8 %, по западной зоне – 6,6% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. В часы пик потребление мощности превышало прошлогодние значения более чем на 1000–1500 МВт, что сравнимо с потреблением Алматинской области. Ситуация также усугубилась дефицитом генерирующих мощностей из-за большого количества аварийных и внеплановых ремонтов на электростанциях.

В конце октября Магзум Мирзагалиев, на тот момент министр энергетики, рассказал президенту Токаеву, что серые майнеры предположительно потребляют до 1200 МВт. Глава государства поручил разобраться с серыми майнерами. 4 ноября KEGOC прямо связал аномальный рост потребления с майнерами. А на следующий день вице-министр энергетики Мурат Журебеков сообщил, что ведомство до конца года примет приказ, который ограничит серым майнерам доступ к электроэнергии. Журебеков заверил, что работу смогут продолжить только официально зарегистрированные майнинг-фермы, которых к тому моменту, по его информации, насчитывалось 55 компаний (они потребляли до 600 МВт электроэнергии).

Однако полностью решить проблему с серыми майнерами не удалось. В конце ноября 2021 года вышла информация о том, что Минэнерго удалось закрыть 13 нелегальных майнинг-ферм с объемом потребления в 128 МВт – это чуть больше 10% от оценочного потребления серыми майнерами.

Зато легальных игроков ни официально выданные KEGOC техусловия на подключение к электросети, ни предыдущие заверения властей о том, что белые майнеры продолжат свою деятельность без ограничений, не спасли от отключения.

Практика началась в октябре 2021 года и продолжилась в следующие два месяца. Например, компания Btc.kz заявила, что частичное отключение их объектов началось с 13 октября (мощности предприятия в октябре были задействованы на 74%, в ноябре – только на 9%, ограничения также действовали в декабре). Также об ограничениях заявила компания Qazaq DCS.

В результате зарубежные клиенты локальных дата-центров начали рассматривать майнинг-фермы, которые расположены в других странах – пусть с более высоким тарифом на электроэнергию, но менее изменчивой экономической госполитикой (Россия, США и Канада). На этом фоне некоторые игроки начали покидать Казахстан: например, майнинговая компания Xive, расположенная в Южном Казахстане, закрыла крупную ферму на 2,5 тыс. установок.

События начала 2022 года добавили неопределенности в экономическую политику правительства в отношении майнеров. KEGOC 26 декабря разослал 196 майнинг-фермам письмо о полном отключении их от энергосети до февраля. 31 января 2022 года руководитель управления цифровых активов КГД МФ РК Нуржан Куандыков заявил о том, что часовой тариф в 1 тенге за киловатт использованной энергии может вырасти в 5 или 10 раз. Эти решения если и не добьют индустрию, то во всяком случае сильно усложнят ее дальнейшие перспективы.

Намайнить дорожную карту

На фоне дефицита электро­энергии постепенную и логичную институционализацию отрасли заменила непоследовательная политика по отношению к майнерам. Вместо того чтобы бороться с серыми майнерами, правительство взялось за легальных игроков. Такая политика рискует привести к раскладу, при котором все добросовестные игроки покинут Казахстан, а серые майнеры останутся, продолжая нагружать электросеть и не платя налоги.

Вывод, который напрашивается из истории казахстанского криптобума и его схлопывания: в стране сформировалась полноценная отрасль за счет нескольких конкурентных пре­имуществ (в первую очередь дешевой электроэнергии), и она из-за переменчивой экономической политики может исчезнуть так же быстро, как появилась.

У майнинговой индустрии, как у любой другой отрасли, есть свои преимущества и определенные риски, поэтому, чтобы остановить миграцию майнинг-ферм, следует принять дорожную карту. Документ должен содержать план действий как минимум в трех направлениях: увеличение предсказуемости энергопотребления, уменьшение вреда экологии и дальнейшая диверсификация отрасли.

Очевидно, что главный тормозящий фактор – это наличие в стране серых майнеров, которые несанкционированно потребляют электроэнергию, создавая ее дефицит. Поэтому важнейший пункт документа – выработка методологии, которая позволит отделять добросовестных майнеров от недобросовестных.

Алан Дорджиев, глава профильной ассоциации, считает, что прежде всего легальные майнеры должны быть оформлены в качестве юридического лица, что позволит создать реестр честных игроков и взимать с них налоги. В арсенале таких майнинг-ферм должны быть техусловия на подключение к электросети, согласованные с KEGOC, и документы о ввозе и оплате ввозных пошлин на специальное оборудование. Это позволит прогнозировать электропотребление в стране. А сами дата-центры не должны располагаться в энергодефицитных регионах.

Как правило, серые майнеры прячут потребление электроэнергии за другой основной деятельностью, также они чаще всего располагаются в точках, где рост потребления непредсказуем, например, населенных пунктах южных регионов Казахстана. Эксперты ассоциации считают, что определение объектов нелегального майнинга не вызовет сложностей у компетентных органов – это возможно сделать на основе данных об электропотреблении и интернет-трафике.

Общественный резонанс вокруг майнинга также связан с ущербом экологии. Сегодня нет точной оценки углеродного следа от добычи цифровой валюты, но консенсусное мнение – криптовалюта наносит определенный урон окружающей среде.

Декарбонизация выходит на первый план в мировой повестке, и Казахстан не исключение. Например, KEGOC в конце 2021 года утвердил «Стратегию развития компании на 2022–2023 годы», в которой учитывается влияние глобальных трендов, среди которых энергетический переход, интеграция ВИЭ в энергетическую систему, внедрение принципов ESG и декарбонизация экономики.

Алан Дорджиев заверяет, что майнинг-фермы Казахстана готовы сформировать симбиоз с электроэнергетическим сектором и поддержать отрасль в ее реформировании и переходе к декарбонизации. В дорожной карте можно учесть конкретный механизм, который будет способствовать появлению новых объектов ВИЭ.

«Дата-центры готовы обеспечить новые проекты ВИЭ офтейк-контрактами на покупку электроэнергии. Для Казахстана наличие спроса на товар – это серьезное преимущество в развитии индустрии», – говорит Дорджиев.

В целом мировая практика показывает, что добытчики цифровой валюты постепенно переходят на зеленый майнинг. Например, исландская майнинг-ферма Genesis mining Enigma использует исключительно геотермальную энергию, японская энергетическая компания Kumamoto-Energy Co Ltd, которая производит и поставляет энергию, полученную от солнечных батарей, запустила собственную майнинг-ферму OZ Mining. Интересен опыт канадской компании Heatmine – она использует тепло, которое выделяет с избытков от майнинговых установок, для выращивания клубники в теплице.

Дорожная карта не должна ограничиваться только темой майнинга. Развитие индустрии дата-центров предполагает стимулирование индустрии 4.0. Не следует забывать, что легальные майнинг-фермы в Казахстане представляют собой крупные дата-центры. Эти мощности могут быть использованы для развития таких направлений, как рендеринг и симуляция, облачные вычисления для различных сфер деятельности.

«Крупнейший игрок СНГ в рендеринге располагается в дата-центре в Казахстане, и рендеринг стал возможным благодаря прибыли от деятельности майнингового дата-центра», – говорит Алан Дорджиев.

К тому же майнинг оказывает прямое экономическое воздействие. Например, значительный спрос на продукцию Алматинского вентиляторного завода обеспечивают майнинг-фермы.

Появление документа, разработанного совместно с бизнес-сообществом, просигнализирует отрасли о конце неопределенности со стороны правительства и остановит миграцию казахстанских майнинг-ферм в другие страны.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме