Почему «Крестный отец» — это великий фильм?

С момента первого выхода на экраны шедевра Фрэнсиса Форда Копполы прошло ровно 50 лет. Рассказываем, почему картину смотрят до сих пор и как она изменила мир кино.

В марте 1972 года в США состоялась премьера ленты молодого американского режиссера с итальянскими корнями Фрэнсиса Форда Копполы «Крестный отец». Криминальная драма по одноименному роману Марио Пьюзо сразу же стала сенсацией — при относительно небольшом бюджете в $6 млн фильм собрал в прокате $268,5 млн, получил звание самой кассовой кинокартины за всю историю американского кино (на тот момент) и вскоре стал считаться величайшей гангстерской сагой всех времен и народов. Не изменилось это и сейчас.

Прошло уже 50 лет, но «Крестного отца» не устают смотреть, он до сих пор входит во все самые топовые списки и первую пятерку 250 лучших фильмов по версии IMDb и даже в 2022 году занимает там престижное 2-е место (после «Побега из Шоушенка» каким-то образом умудрившегося его обогнать). А все потому, что для многих киноманов, смотревших «Крестного отца» десятки раз, он и сейчас выглядит «предложением, от которого нельзя отказаться». Смотреть на умопомрачительные актерские перформансы Марлона Брандо и невероятно харизматичного, еще молодого Аль Пачино, а затем и Роберта Де Ниро – он, как вы помните, появляется во второй части трилогии, слышать гениальную музыку Нино Роты, роскошные диалоги и монологи актеров, которые давно разобрали на цитаты – большое кинематографическое удовольствие.

Как появился фильм?

Сама история появления этой картины довольно кинематографична и тоже обросла легендами, говорят, италоамериканец Марио Пьюзо – не самый удачливый на тот момент писатель и азартный игрок написал этот роман, чтобы погасить свои карточные долги. Его сага о семействе Корлеоне, выдуманная им, как он признавался позднее, только ради гонорара, так понравилась читателям, что книга тут же стала бестселлером и ее экранизировали.

На киноадаптацию уговорили другого италоамериканца Фрэнсиса Форда Копполу, довольно молодого и не особо успешного на тот момент режиссера. Рассказывают, что незадолго до этого предложения от Paramount Pictures он выпустил мелодраму «Люди дождя» и в итоге оказался должен продюсерам (они с Джорджем Лукасом даже подумывали закрывать совместную студию). На «Крестном отце» Коппола хотел заработать. И заработал — не только денег, но и статус классика.

Считается, что именно «Крестный отец» — один из тех фильмов, которые смогли вернуть зрителей  70-х опять в кинотеатры, продюсеры уже думали, что ТВ переманило их навсегда. И, похоже, Коппола начал ту самую эру блокбастеров и кассовых режиссеров, которым доверяют многомилионные бюджеты. С него и началась мода на гангстерское кино – годом позднее свой первый фильм о мафии выпустил Мартин Скорсезе, воспевший этот жанр до невообразимых высот.

Кадр из фильма, Kinopoisk.ru

Чем так дорог «Крестный отец» для зрителей?

Хотя большинство киноманов знают эту картину и ее продолжения наизусть, в нашей рецензии мы все же будем напоминать некоторые эпизоды. Фильм начинается с того, что владелец похоронного агентства, у которого негодяи покалечили дочь и не понесли за это наказания, приходит на прием к «крестному отцу» — Дону Корлеоне (Марлон Брандо). Пришедший просит наказать обидчиков дочери и говорит, что вся надежда на «крестного отца», ведь в американском суде, в который он свято верил, справедливости он не добился. Причем, происходит это все в день свадьбы дочери самого Корлеоне. Прочтя просящему небольшую лекцию о взаимном уважении, Вито Корлеоне соглашается помочь бедняге, и говорит, что взамен однажды он может попросить об услуге, а пока пусть тот принимает справедливость как подарок.  За счет приобретения таких связей, которые не купишь за деньги, герой Брандо пытается сделать этот враждебный мир, в который он приехал голодным, нищим сицилийским ребенком, у которого нет ни одного живого близкого родственника, своим домом. Неслучайно одним из его первых дел в криминальном мире  (это во второй части, где молодого Вито Корлеоне играет Де Ниро) становится кража ковра, символа дома, которого у него пока нет, но обязательно будет. В семье, которую «крестный отец» так бережно строит, оберегает и защищает, он пытается найти свою точку опоры, ту благословенную райскую Сицилию, которую когда-то потерял.

Кадр из фильма, Kinopoisk.ru

Родные превыше всего

Пожалуй, своим грандиозным успехом «Крестный отец» обязан, в первую очередь, Семье и отношениям внутри нее. Благодаря этому пласту очередная гангстерская история превратилась в высочайшую драму, грандиозную семейную трагедию, в которой предательства получаются самыми горькими, потери невосполнимыми, а битвы — до последнего живого мужчины в роду.

Причем, семья — это одновременно самое сильное и самое слабое место всех Корлеоне. К примеру, эмоциональный Санни — старший сын Вито Корлеоне, попадает под обстрел и погибает, когда едет спасать свою сестру от побоев мужа. А младший — Майкл, соглашается перейти на темную сторону и превратиться из красивого героя, ветерана войны, морского пехотинца, аккуратиста и отличника в безжалостного мафиози только из-за отца. Сначала некому, кроме него, его спасти, а затем некому возглавить клан и стать новым Доном. Ради семьи Майкл забывает о своих принципах и мечтах и строит свою преступную империю, для благополучия которой он убьет всех, кто встал на пути.

Драматизм во всей этой истории, конечно, зашкаливает. Сценаристы — это сам Коппола и автор книги Марио Пьюзо, написали такие драматичные эпизоды, которые не могут не задевать: это и  убийство любимой дочери Корлеоне в третьей части, над которой рыдали даже сдержанные мужчины, и расстрелы врагов на похоронах во второй, причем, мафия не жалеет там даже детей, и предательство родного брата и его убийство, и много того, что дарит зрителям яркие эмоции.

Культовые образы

Копполу не раз обвиняли в романтизации преступности, ведь, посмотрев на таких бандитов, молодым людям действительно есть чем соблазниться. Гангстеры там не просто головорезы, у которых руки по локоть в крови, а люди со своими принципами и даже строгой моралью. Прагматичный и дальновидный Вито Корлеоне в лице Марлона Брандо; бесстрашный, чрезвычайно жестокий, но при этом довольно справедливый, умный, а по тому очень опасный Майкл Корлеоне (Аль Пачино); рассудительный, спокойный и преданный Том Хейген, приемный сын семьи Корлеоне (Роберт Дюваль) — все это образцовые мужские персонажи. Говорят, что во время съемок съемочная группа была под контролем реальных мафиози. Те были озабочены своим имиджем и даже прочли сценарий, чтобы ничего порочащего в картине не было (а многочисленные убийства, это конечно, же для них не порок). Увидев, что они там даже приличнее и благороднее, чем на самом деле, они успокоились и перестали запугивать команду. Им даже не пришлось подкладывать режиссеру в постель отрезанную голову лошади (как в фильме). Правда,  то, что в картине ни разу не произносится слово «мафия» тоже говорят их заслуга. Они не разрешили.

Кадр из фильма, Kinopoisk.ru

Почему история семьи Корлеоне так трогает?

Образ Вито Корлеоне получился в некотором смысле архетипическим — это мудрый старец, глава клана, правитель огромной империи, которая вынуждена находиться в тени власть держащих, он из тех, с кем дружбу не афишируют, но также один из тех, без кого некоторые вещи не способны решиться. Неслучайно во всех трех фильмах много говорят об уважении. Недостаток простого человеческого уважения, дискриминация — вот от чего страдают герои этого фильма, и в лице Дона Корлеоне они видят того, кто представляет их интересы, пусть он пока всемогущ по большому счету только в подпольном мире.

Когда сын Майкл, которым он очень гордился, становится преступником, отец сокрушен: «Я так хотел, чтобы ты не занимался этим, чтобы ты стал одним из тех, кто не пляшет под чужую дудку, а сам заказывает музыку. Мечтал, чтобы ты стал сенатором — ведь как звучит: сенатор Корлеоне!». Майкл обещает отцу, а затем и своей будущей жене, что скоро весь их бизнес будет легальным, а их теневая армия законопослушной. Так оно и случится, но через много лет, когда Майкл Корлеоне будет иметь связи не только с политиками, бизнесменами, но даже с Ватиканом, откроет благотворительные фонды и будет курировать законный бизнес.  Только вот прошлое его не намерено отпускать и грехи его настолько тяжкие, что индульгенцию не купить даже за миллионы долларов.

В «Крестном отце» зрители слышат и видят нещадную критику капитализма и лицемерного мира власть имущих, в которой финансы — это оружие, а политика — это курок, который спускают в нужный момент. Сенатор там может быть откровенным расистом, ксенофобом и взяточником, конечно, пока он сам не становится должником мафии. Те, кто у руля — будь то полицейский босс, который охраняет главу конкурирующей мафиозной группы, представитель высшего духовенства,  с которым мафия ведет торги, влиятельный судья или большой политик — те же преступники только рангом повыше. Такая точка зрения подкупает массового зрителя, который всю свою жизнь сталкивается с несправедливостью.

Невероятные актерские работы

На этапе подготовки продюсеры сомневались в кастинге и пытались надавить на Копполу — мол, Брандо слишком молод для этой роли (как известно, его потом старили гримеры), а Аль Пачино, по их мнению, вообще не подходил.

«Ну что за гангстер ростом в 1.65?», «И когда он, наконец, начнет играть, а не молча смотреть в кадр?», спрашивали они.

На деле же роль Майкла Корлеоне вышла у Аль Пачино канонической. Он каким-то странным образом не получил ни один «Оскар» ни за один из трех «Крестных отцов» — его наградили статуэткой позднее, за его «Запах женщины», но роль Дона Корлеоне в его исполнении грандиозна, это образец актерской игры.

Большую часть экранного времени герой Аль Пачино сдержан, лаконичен, говорит негромко и держится уравновешенно, но его боишься до чертиков, ведь знаешь, почему он не предлагает ничего дважды. В глазах его персонажа можно прочесть все: и гнев, и тихую ярость, и боль, и любовь, и нежность, и чувство вины. Волю эмоциям он даст здесь лишь дважды и особенно впечатляющей получилась его знаменитая сцена потери дочери в третьей части, о которой мы упоминали, он так безутешно рыдает, что рыдаешь вместе с ним, у него такой обезумевший от горя взгляд, что не у каждого актера получится такое сыграть. Майкл Корлеоне в исполнении Аль Пачино получился сложным, суровым человеком, который не умеет прощать и отпускать, и, возможно, даже любить, но он никогда не отступит от своего. Интересно, что в отличие от Аль Пачино, таланты и Брандо, и Де Ниро были оценены по достоинству академиками — у обоих есть «Оскары» за свои роли.

Поэтизация насилия  

Гангстерское кино использует насилие как художественную форму, ведь итальянские мафиози любили устраивать живописные преступления с ножами, которые вонзают в ладони по самую рукоятку, с рыбными посылками, отрезанными головами породистых скакунов и прочими кошмарами. Самая зрелищная сцена «Крестного отца» — сцена расстрела Санни Корлеоне была одной из самых жестоких и по-своему завораживающих сцен в кинематографе 70-х. Говорят, технически она была довольно сложна и обошлась в 100 тысяч долларов. На исполнителе этой роли Джеймсе Каане было закреплено 127 наполненных кровью взрывчатых зарядов, которые имитировали попадание пуль, а в машине было просверлено свыше 200 «пулевых» отверстий. А в сцену, в которой Санни зверски избивает мужа своей сестры — Карло, снимали аж 4 дня. В ней приняли участие 700 статистов.

Кадр из фильма, Kinopoisk.ru

Религиозный посыл

Коппола выстроил фильм так виртуозно и так элегантно вписал криминальный мир в религиозный, что зритель видит в гангстерах семьи Корлеоне воинов тьмы, благословенных на это самими небесами. Первое убийство, совершенное Вито Корлеоне — он убивает зажравшегося старого Дона и сам себя нарекает им, происходит во время религиозного праздника, а крещение Майкла Корлеоне в качестве Дона происходит на фоне крещения его племянника — пока убивают всех влиятельных бандитов в городе, он находится в церкви и миролюбиво наблюдает за тем, как малыша официально нарекают христианином. «Отрекаешься ли ты, Майкл, от Сатаны?» — спрашивает его священнослужитель. «Отрекаюсь», — отвечает он, а на самом деле зритель видит, что все как раз наоборот, он только что подписал контракт с темными силами.

Красивая Италия, итальянцы и их потрясающая культура

В «Крестном отце» мы во всей красе видим пышную итальянскую культуру, которая внесла значительный вклад в мировой культурный процесс и в развитие Америки тоже. Мы наблюдаем их традиции, обряды, которые сопровождают человека от рождения до смерти, со всеми промежуточными этапами вроде крещения, причастия и свадьбы. Плюс их еда, музыка, песни, даже старинные поговорки, которые ловко обыграли создатели — они спрятали их в зашифрованные приветы мафии. Авторы использовали все, включая даже сказки и легенды. К примеру, перед сценами, где должно произойти кровопролитие, непременно фигурируют апельсины — по одному из старинных итальянских поверий, апельсины сулят несчастья. Однако на деле же все было куда прозаичнее — оператору картины Гордону Уиллису не хватало ярких акцентов в кадре, и он просил добавить туда что-то, что его оживит.

Интересно, что Сицилия выглядит в кадре всегда солнечной, яркой, этаким кусочком рая на Земле, а Америка довольно мрачным местом, в котором нужно не жить, а выживать. В картине много массовых сцен, и благодаря этому эпическими выглядит даже прогулки по оживленной улице, не зря первого «Крестного отца» снимали аж 4 месяца.

О технических достоинствах картины, о киноживописи, которая создана лишь при помощи тени и света, и превратившую кинокадры в полотна больших художников, о гениальной режиссуре Копполы, сумевшего сделать каждую минуту фильма интересной (а все они довольно длинные к примеру, вторая часть длится аж 3.5 часа) мы даже писать не будем.

«Крестный отец» — это шедевр на века. И смотреть его будут еще 50 лет, как минимум.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Как изменился рынок онлайн-образования после пандемии
Казахстанский рынок EdTech пока относительно свободен – здесь достаточно места и для локальных стартапов, и для международных игроков. «Курсив» изучил, кто работает на этом рынке в республике.
Как изменился рынок онлайн-образования после пандемии
Сейчас читают