Зачем алматинскому метро художественный уклон - Kursiv Media Казахстан

Зачем алматинскому метро художественный уклон

Оформлением большинства станций первой очереди занималась творческая группа под руководством Газиза Ешкенова
Вы узнаете
Именно критика неразличимых внешне первых станций послужила причиной возникновения красной «Москвы». В остальном это одна из самых скромно оформленных станций метро

С запуском третьей очереди алматинская подземка, похоже, перестанет быть «красивым и пустым музеем»: линию решили тянуть к густонаселенным районам возле рынка «Алтын Орда». Но если пустой метрополитен – это на самом деле плохо, то как насчет метро с художественным оформлением?

От бронзового «Абая» до ядрено-красной «Москвы»

Первая очередь алматинского метро протяженностью 8,6 км (наше метро и сегодня – одно из самых коротких в мире) заработала в декабре 2011 года. Семь станций – «Райымбек батыр», «Жибек жолы», «Алмалы», «Абай», «Байконыр», «Театр имени Мухтара Ауэзова» и «Алатау» – каждая со своим дизайном в соответствии с названием. Если на станции «Абай» – бронзовый рельефный портрет великого казахского поэта и его цитаты, то «Алмалы» украсило витражное панно с достаточно сложной композицией, но простым и понятным смыслом: это метро находится в «городе яблок».

Фото: Илья Ким

Оформлением большинства станций первой очереди (шести) занималась творческая группа под руководством художника-монументалиста Газиза Ешкенова (специально для алматинцев – монументальная керамика для Центральной мечети также его авторства). Редкий случай в наших краях: к созданию дизайна не привлекались иностранцы. А отечественные художники выбрали для воплощения своих идей традиционные цвета керамики Центральной Азии – от золотисто-песочного до кирпично-коричневого; заполнили торжественные залы метро национальным казахским орнаментом, как если бы положили на гранитный пол узорчатый ковер из войлока; и даже Райымбек батыр на своем мозаичном портрете на одноименной станции изображен, вопреки шаблону, без копья.

Фото: Илья Ким

Едва ли не первое, что вызвало вопросы и сомнения у пассажиров – это как раз цветовая гамма.
«Серьезный просчет в оформлении – это наличие у нас нескольких абсолютно идентичных бежевых станций подряд, – говорит одна из самых известных молодых казахстанских художниц Индира Бадамбаева. – И это крайне неудобно, особенно если учесть, что их названия зачастую не соотносятся с городскими достопримечательностями. Представляю растерянность туристов. Чтобы как-то отличать станции по цвету, логично было сделать растяжку, например, припыленных цветов радуги: терракота, золотисто-оранжевый, желтый, зеленый, нежно-голубой и так далее».

Художница считает странным, что эта или другая цветовая схема не пришла в голову проектировщикам. «Оформлением первых станций занимались одномоментно, и уже тогда все понимали, что наше метро будет расти. Отсутствие единой задумки проявляется как в визуальных решениях, так и в хаотичном выборе названий», – отмечает Бадамбаева.

Фото: Илья Ким

Последнее замечание, похоже, уже принято к сведению: не зря одна из новых станций, которую обещают запустить в эксплуатацию в этом месяце, на этапе строительства поменяла свое название с «Достык» на «Бауыр­жан Момышулы». Наверняка с прежним возникла бы путаница: на самом деле, где алматинский проспект Достык и где станция, которой хотели дать это имя? Тем более что существующая с 2011 года «Байконыр» уже подарила городу легенду. Говорят, «Байконыр» – это в память о прежнем названии улицы Байтурсынова, на которой находится эта станция – Космонавтов.

Кстати, «Байконыр» как раз решена в другом цвете – ярко-синем. А «Москва» – в «ядрено-красном», по выражению Индиры Бадамбаевой. Художница предположила, что, вероятно, именно критика неразличимых внешне первых станций послужила причиной возникновения красной «Москвы». В остальном это одна из самых скромно оформленных станций нашего метро. Там нет даже конструкций с картинами, которые обращают на себя внимание на других станциях алматинского метрополитена, чередуясь с рекламой.

Фото: Deposit Photos

С небес под землю

Этот проект – картины чере­дуются с рекламой – задумывался компанией «РТС Деко» и алматинской галереей «Улар» как выставка под открытым небом. Да, так и начинался в 2000-х – совсем не под землей.

«Идея родилась в результате мозгового штурма и оформилась в социальный проект: почему бы не помочь художникам и не выставить их работы на рекламных конструкциях в городе? (рекламные конструкции «РТС Деко» – это билборды размером 8 кв. м и световые короба «сити-формата» в 2 кв. м. – «Курсив».) Мы подготовили файлы с работами разных художников, как современных – Нурлана Килибаева, Евгения Фридлина, Ольги Кацюбы, Дос­бола Касымова и других, так и звезд казахстанского искусства – Жанатая Шарденова, Салихитдина Айтбаева, Сергея Калмыкова, – рассказывает директор арт-агентства и галереи «Улар» Юрий Маркович. – Причем мы сделали очень демократично, предоставив «РТС Деко» картины не только нашей, но и других галерей».

Фото: Deposit Photos

Проект сразу «выстрелил» – устроители получили массу восторженных отзывов. И когда через несколько лет в Алматы запустилось метро, Маркович посмотрел на рекламные конструкции и подумал: «Идеальная вещь для выставления картин и для экспозиции».

Примерно то же самое подумали в «РТС Деко», и проект частично переместился под землю. На других конструкциях, но с той же задачей. У арт-проекта даже есть формула: «Окружение формирует человека: качество, красота, глубина».

«Мы всегда понимали, что посредством изображений на наших конструкциях мы можем не только доносить информацию, но и формировать определенное настроение, – не скрывает президент «РТС Деко» Арман Кагаров. – И мы увидели для себя возможность, размещая картины, причем в первую очередь казахстанских художников, не только дарить настроение, но и способствовать проявлению у людей их лучших качеств».

И это не просто красивые слова: у Кагарова есть «доказательная база».

«Мы занимаемся остановками. Когда мы только начали их ставить, они были разными – кустарными, самодельными, их разбивали и разворовывали. Не только в Алматы. Мы в столице поставили остановки от города до аэропорта, и практически каждую ночь с них снимали стекла, потому что это востребованный строительный материал. Но каково же было наше удивление, когда мы заменили эти самодельные остановки на дорогие французские, полностью из стекла и алюминия, и их оставили в покое. Потому что когда есть качество – у человека просто не поднимается рука его испортить», – уверен Арман Кагаров.

Соответственно, такие остановки более долговечны, то есть появляется и экономический эффект. «Но поскольку мы сейчас с вами говорим больше об эффекте эмоциональном, то вот он: качественный проект формирует то, что мы называем «домашним уютом улиц». Это невозможно описать. Это как воздух», – говорит Кагаров.

Вторая составляющая формулы арт-проекта – красота. Сотрудники «РТС Деко», среди которых нет экспертов в живописи или графике, не захотели выносить на улицы свои художественные предпочтения, поэтому обратились к профессионалам в «Улар». Единственное, о чем они попросили партнеров из галереи, – это подбирать работы, которые бы максимально раскрывались на больших поверхностях.

Одно дело, когда человек смот­рит на рекламный или информационный модуль, и у него есть возможность его изучить. Другое – когда этот модуль переносится на наружную рекламу. В этом случае, как правило, у человека не больше трех-пяти секунд для того, чтобы считать информацию. «А в данном случае речь идет о картинах, – объясняет Арман Кагаров, – где у каждой – свой месседж, своя аура, и мне очень приятно, что за годы существования нашего проекта горожане узнали и полюбили многие картины отечественных художников». В качестве примера он приводит картинку «Девочка и тазы» Досбола Касымова.

«Мы понимаем, что каждый человек воспринимает информацию с разной скоростью и по-разному. Но поскольку мы размещаем эти картины на очень длительный период, у горожан и гостей города есть возможность разглядеть их как следует, а в случае с метро – продолжить знакомство, снова оказавшись на этой станции», – говорит Кагаров.

Юрий Маркович считает, что это знакомство может стать еще интереснее, если пойти «галерейным путем», то есть размещать не разрозненные картины, а мини-выставки: экспозиции работ одного художника или объединенные одной темой. Если эта идея осуществится, это будет выставка, мимо которой не пройдешь, и такая «навязчивость», по мнению галериста, очень важна для культурного развития общества.

«Давайте сейчас выйдем на улицу и попросим прохожих назвать 10 казахстанских художников – не назовут, – говорит Маркович. – Так что с метро – это хорошая пропагандистская идея».

Кстати, не так давно директору галереи «Улар» пришло приглашение поучаствовать в выставке в токийском метро – самой загруженной «подземке» в мире. Технология примерно та же, что у нас: файловая печать картины и ее размещение на специальной конструкции. Правда, японцы эти места продают, совмещая маркетинговые цели с коммерческими. У арт-проекта в нашем метро пока совсем другая задача.

Материалы по теме