Что тормозит производительность труда в Казахстане

Слабая динамика указывает на структурные проблемы
Вы узнаете
Почему динамика производительности труда отстает от роста зарплат и как этот процесс толкает инфляцию вверх

Динамика производительности труда третий год подряд отстает от прироста зарплат. Другими словами, экономика РК еще до коронакризиса перешла в фазу, когда мы меньше производили, но больше зарабатывали. Такой дисбаланс толкает цены вверх, формируя дополнительные условия для высокой инфляции.

Высокая инфляция – не единственная проблема, возникающая на фоне низкой производительности. Слабая продуктивность указывает на структурные проблемы в экономике. Kursiv Research изучил официальную статистику, чтобы выявить природу торможения производительности труда.

Сделаем важную оговорку. Бюро нацстатистики рассчитывает производительность труда как отношение валовой добавленной стоимости (ВДС) к числу занятых. Такой подход не всегда отражает реальное положение дел в нефтезависимых экономиках (о нюансах в методологии см. «Другая сторона производительности»), поскольку рост неф­тяных котировок положительно отражается на агрегированной производительности труда, мас­кируя проблемы в этой области.

Именно поэтому уместен разбор важнейших компонентов производительности труда – технический прогресс, рост фондовооруженности, качество рабочей силы и эффективность распределения различных ресурсов. Анализ позволит вы­явить структурные изменения в этом направлении, которые произошли за последние десять лет – период активной индустриализации.

Вооружиться фондами

Технический прогресс связан с появлением новых знаний и научных открытий, благодаря которым по-новому комбинируются располагаемые ресурсы. Но он также тесно связан с накоплением капитала: технический прогресс невозможен без инвестиций в новые машины и оборудование.

Индустриализация казахстанской экономики стартовала в 2010 году, и с тех пор инвестиции в основной капитал падали лишь один раз – в 2020 году, в разгар коронакризиса. В остальные годы капиталовложения прибавляли: с 2010 по 2021 год объем инвестиций в основной капитал вырос почти в три раза в абсолютных значениях – с 4,7 до 13,2 трлн тенге в год.

Аналогичным темпом увеличивался объем капитало­вложений в промышленность без учета добычи сырой нефти и природного газа (с 1,3 до 3,8 трлн тенге). Индустриализация подразумевает стимулирование обрабатывающей отрасли, и в этом сегменте наблюдался рост номинального объема капиталовложений – с 413,1 млрд тенге до 1,5 трлн тенге.

Анализ реальных темпов роста также отражает положительные сдвиги: с начала 2010 года реальная динамика капитало­вложений оказывалась в зоне отрицательных значений два раза: в 2010 году (–3%) и 2020 году (–3,9%).

Накопление капитала опережало динамику занятости. За счет этого возросла фондово­оруженность – еще один важный фактор роста производительности труда. Поскольку рабочие, лучше вооруженные средствами производства, трудятся более продуктивно. В 2010 году на одного занятого приходилось 1,9 млн тенге основных средств, по итогам 2020 года (данные за прошлый год еще не опубликованы) показатель вырос почти до 8 млн тенге (прирост в 4,3 раза).

Умные мозги – к станкам

Для работы на новом оборудовании необходимы специалисты с современными навыками и компетенциями. Поэтому образование и профессиональная подготовка относятся к числу важнейших факторов роста производительности. Приведем несколько простых показателей, которые могут свидетельствовать о динамике трудовой квалификации (но без оценки качества получаемого образования).

За годы индустриализации заметно увеличился охват высшим образованием (рассчитывается как отношение количества обучающихся в колледжах и вузах к общей численности населения в возрасте 18–22 года) – с 49,5% в 2010 году до 64,1% в 2020-м.

К тому же у молодежи растет интерес к техническим специальностям. Из статистического сборника «Образование в РК» (данные с бюллетенями разнятся) следует, что за пять лет, с 2016 по 2020 год, выросло число бакалавров технических наук на 1,8 п.п, магистрантов в этой области – на 5,7 п.п.

Между расходами на НИОКР и производительностью существует неявная связь, так как сами по себе расходы на НИОКР мало что говорят о результатах научных открытий. С другой стороны, не всегда научные открытия, новые промышленные образцы и патенты успешно коммерциализируются.

Как бы то ни было, добавленная стоимость у производителей инновационной продукции выше, соответственно, выше и производительность. Успешные индустриальные страны стали таковыми благодаря производству и экспорту сложной продукции. Поэтому на проблему роста производительности труда взглянуть следует и с этой стороны.

Статистика свидетельствует как об очевидных провалах, так и о неочевидных успехах в этой области. С одной стороны, по результатам двух пятилеток сократилась доля внутренних затрат на НИОКР ко всему объему ВВП (то есть расходы самих предприятий на инновации). Если в 2010 году показатель был на уровне 0,15%, то по итогам 2020 года – 0,13% (более свежие данные еще не опубликованы). Причем еще в 2008 году, за два года до запуска программы индустриализации, расходы были на уровне 0,22%.

Однако на фоне сокращения расходов предприятий на инновационную деятельность стало больше компаний, которых Бюро нацстатистики считает активными в области инноваций: с 4,3% в 2010 году до 10,5% в 2021 году. Все больше компаний занимаются инновациями, но тратят на это все меньше денег.

В 2021 году только доля инновационной продукции составила всего 1,8%. Причем основная часть этой продукции не востребована на внешних рынках. В 2010 году казахстанские предприятия реализовали инновационной продукции на 139 млрд тенге, из которых 52% ушло на экспорт. За годы индустриализации вырос объем реализованной инновационной продукции (по итогам 2021 года до 1,3 трлн тенге), но упала доля поставок на экспорт (всего лишь 16,3% от этого объема).

Эффективное распределение ресурсов ведет к росту производительности труда. Для стран, которые успешно провели индустриализацию своей экономики, характерен переход рабочей силы из сельского хозяйства, где производительность низкая, в обрабатывающую промышленность, где продуктивность заметно выше.

Но такой эффект не наблюдается в казахстанской экономике. В 2010–2021 годах значительно сократилось количество занятых в сельском хозяйстве – на 1,1 млн человек (с 28,3 до 13,4%). Но высвободившаяся рабочая сила не перешла массово в обрабатывающую промышленность – там число занятых увеличилось всего на 20 тыс. человек (в долях фиксируется сокращение на 0,3%). Современное производство менее трудоемкое, поэтому наблюдается слабый переход занятых из низкотехнологичных индустрий в высокотехнологичные.

За анализируемый период наблюдается переход в менее технологичные отрасли: образование (+303,8 тыс. человек), торговля (+227,7 тыс.), предоставление прочих услуг (+210,2 тыс.). Заметно увеличилось число занятых в госуправлении (+107,6 тыс.). В то же время количество занятых в телекоммуникационной отрасли и IT-сфере – они сегодня главные источники высокой производительности – выросло только на 52,4 тыс.

Все дело в спросе

Стабильный поток инвестиций позволил экономике РК накопить основной капитал и нарастить фондовооруженность. Тем самым создан потенциал для роста производительности труда. Дополнительный резерв улучшения этого показателя заложен в постепенном увеличении количества технических специалистов.

Но качество инвестиций в физический и человеческий капитал оставляет вопросы. Слабая инновационная составляющая в выпускаемой продукции сдерживает рост производительности. Несмотря на увеличение доли инновационно активных предприятий и производства инновационной продукции, казахстанская экономика по большей части ориентирована на производство товаров с невысокой технической сложностью. Анализ инновационной продукции в разрезе отраслей показывает, что львиную долю таких товаров поставляют наши базовые отрасли – нефтепереработка и металлургия – в 2020 году 32,2 и 11,7% соответственно.

К тому же, по данным Нацбанка РК, средневзвешенный уровень загрузки производственных мощностей в IV квартале 2021 года составил 54,2%. Причем в разрезе отраслей ситуация более настораживающая. В горнодобы­че доля предприятий с максимальной загрузкой (более 90%) больше, чем в других отраслях – 20,7%, тогда как в обрабатывающей промышленности таких компаний всего 8,7%.

Динамика производительности труда, которая, напомним, рассчитывается как отношение ВДС к числу занятых, может резко возрастать на фоне высоких нефтяных котировок и в целом отражает тревожное положение дел на этом направлении.

Руководитель НКО DESHT ITG Куаныш Жаиков подготовил колонку о том, какие методологические нюансы надо знать, анализируя производительность труда. Читайте его по этой ссылке.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме