Как правительство РК будет сдерживать рост цен на продовольствие

Kursiv Research продолжает анализировать торговлю – оптовую и розничную
Вы узнаете
Товарооборот розницы в первом полугодии 2022 года достиг почти 6,1 трлн тенге, добавив в номинале 13,8% (в сравнении с шестью месяцами 2021 года). В реальном выражении (с учетом инфляции) сегмент вырос всего на 1,2%.

Kursiv Research продолжает анализировать торговлю – оптовую и розничную. Период январь – июнь 2022 года оказался для торговой отрасли неоднозначным. На фоне сильного роста оптовых продаж замедляются обороты в рознице. Одна из причин замедления – высокая инфляция.

Фото: Deposit Photos

Правительство РК борется с высокой инфляцией, которая по итогам июня оказалась вдвое выше, чем верхний предел таргета (14,5% по факту вместо целевых 6%), самыми разными способами. В секторе торговли эта борьба заметна благодаря активному применению двух инструментов: «оборотной схемы» и ограничения торговой наценки. Фоном этого выступают попытки организовать нацио­нальную распределительную сеть. Этот арсенал мер, судя по официальной статистике, дает слабые результаты. Однако он, несмотря на президентскую критику, в среднесрочной перспективе вряд ли претерпит кардинальные изменения. Других инструментов для влияния на ситуацию в краткосрочной перспективе у государства попросту нет. 

На малых оборотах

Розничная торговля сбавляет обороты на фоне высокой инфляции, которая в июне 2022 года пробила отметку 14,5%. Столь ощутимое для кошельков казахстанцев обесценение нацвалюты последний раз наблюдалось в разгар секторального кризиса шесть лет назад.

Товарооборот розницы в первом полугодии 2022 года достиг почти 6,1 трлн тенге, добавив в номинале 13,8% (в сравнении с шестью месяцами 2021 года). В реальном выражении (с учетом инфляции) сегмент вырос всего на 1,2%. Эти результаты откровенно слабые, если сравнивать с динамикой сектора в аналогичные периоды последних пяти лет. В 2020-м, в разгар коронакризиса, сектор просел на 12,6%, но в остальные годы отмечался стабильный прирост более чем на 5%.

Розницу тянет вниз оборот продовольственных товаров. В этом сегменте продажи превысили
2 трлн тенге, в реальном выражении объем сжался на 6,3%. И это значительно больше отрицательной динамики, которая фиксировалась в первом полугодии 2020 года (–0,9%).

Топ-5 регионов с наибольшим объемом розничных продаж продтоваров не могут похвастаться хорошей динамикой. В Алматы, чья доля в розничном товарообороте продовольствия по итогам шести месяцев 2022 года составила почти 25%, наблюдается ощутимый для сектора спад: –15,9%. В столице сокращение на 5,5%, в ВКО – на 0,4%, в Актюбинской области – более чем на треть. Из топ-5 только в Карагандинской области розница продтоваров выросла, но на мизерные 0,4%.

Одним из факторов снижения продаж продуктов питания может быть высокая продовольственная инфляция, которая в июле 2022 года составила 19,2% – один из самых высоких показателей за последние 20 лет. 

Продажи непродовольственных товаров, напротив, росли, хотя и тут оптимизма не много. Оборот составил почти 4,1 трлн тенге. В сравнении с шестью месяцами 2021 года номинальный прирост составил 13,8%, но с учетом инфляции – 5,4%. Текущая динамика почти в 3 раза слабее, чем годом ранее (+14,7%).

Замедление в этой группе происходит на фоне увеличения объема новых потребкредитов. Самая свежая статистика Нацбанка РК доступна за пять месяцев 2022 года, из нее следует, что объем выданных потребкредитов вырос на 22,4% (г/г).

Топ-5 регионов с наибольшим оборотом непродовольственных товаров продемонстрировали рост розничных продаж. В Алматы объем вырос на 5,7%, в столице – на 8,7%, в Карагандинской области – на 1,1%, в ВКО – на 9% и в Шымкенте – на 19,7%.

В отличие от розницы оптовая торговля демонстрирует положительную динамику. Товарооборот в этом сегменте достиг 14,5 трлн тенге, прибавив в отчетном периоде 23,7% в номинале. С учетом инфляции прирост составил 8,5%, и эта динамика сопоставима с приростом в аналогичный период 2021 года (+8,9%).

Сектор поддержала группа продовольственных товаров, реализация достигла 2,8 трлн тенге, или плюс 23,1% в реальном выражении. Картина шести месяцев 2022 года резко контрастирует с динамикой аналогичных периодов последних трех лет, когда сегмент уходил в минус. Вторая группа, куда входят непродовольственные товары и товары производственно-технического назначения, выросла до 11,7 трлн тенге. Динамика в сопоставимых ценах составила 8,5%.

Критика справа

Сдерживание цен на социально значимые продовольственные товары (СЗПТ) остается актуальной задачей правительства. За год (июнь 2022 года к июню 2021 года) только по двум из 19 позиций наблюдается снижение розничных цен. Килограмм картофеля подешевел на 9,2%, моркови – на 23,9%. Но тут сыграл роль эффект высокой базы, когда текущая динамика замедляется из-за высокого уровня прошлого периода. И картофель, и морковь по итогам июня 2021 года (к аналогичному периоду 2020 года) были в топ-3 СЗПТ по динамике цен: 49 и 115,8% соответственно. В текущем году сильнее остальных прибавили сахар (+82%), лук (80,2%), капуста (+74,7%), рожки (+40%) и гречневая крупа (+36%).

Чтобы остановить удорожание продовольствия, правительство РК использует механизм стабилизационных фондов и «оборотной схемы», а также ограничивает товарную наценку (не более 15% от отпускной цены производителя или закупочной цены оптовика на социально значимые продовольственные товары).

Президент РК Касым-Жомарт Токаев раскритиковал действенность этих инструментов на последнем расширенном заседании правительства РК, которое прошло 14 июля. «Правительство хочет остановить инфляцию старым способом. При этом, выделяя дополнительные средства из бюджета, цены регулируются только искусственно. То есть идет борьба не с причиной дороговизны, а с последствиями. На самом деле должно быть наоборот. Правительство увеличило существующую ответственность. Они пользуются административным ресурсом, ходят по магазинам, других способов и новых идей нет», – заявил Токаев.

Стабильная кормушка

Идея стабфондов состоит в том, чтобы формировать запас СЗПТ во время сезонного снижения цен и продавать их по цене ниже рыночной во время ценового всплеска. Законодательная база для закупочной интервенции была сформирована еще в 2005 году, однако инструмент фактически начали применять спустя семь лет.

Механизм критиковался за недостаточный бюджет. Но это не единственный недостаток. Независимые эксперты обращали внимание на случаи, когда продукты питания закупались по завышенной цене или когда предназначенные для интервенции деньги просто размещались на банковских депозитах. Возникали проблемы и из-за ошибочного прогнозирования, и овощи попросту гнили на складах.

Тем не менее правительство РК продолжало использовать механизм стабфондов. «Нужно увеличить финансирование по форвардным закупкам, чтобы осенью вы могли заложить в стабилизационные фонды необходимые объемы продуктов питания по относительно низким ценам. Эту работу надо проводить уже сегодня», – говорил премьер-министр РК Алихан Смаилов в мае текущего года.

Но Токаев на последнем правительственном заседании остался недоволен тем, как применяется на практике механизм стабфондов. «Их воздействие на рынок минимальное. Порой они становятся кормушкой для недобросовестных лиц. С этим надо разобраться. Регулярно выявляются факты бюджетных хищений. Акимы утратили контроль за расходованием государственных средств», – заявил президент РК.

Фото: Deposit Photos

Слабое звено

«Оборотная схема» – еще одна инициатива правительства по сдерживанию цен на СЗПТ. Схема работает предельно просто: торговые сети за счет льготного кредита закупают продовольствие и выставляют его на своих полках по низким ценам. Идею активно продвигал Бахыт Султанов, нынешний заместитель премьер-министра – министр торговли и интеграции РК. «Оборотная схема» – это очень хороший инструмент. Я, будучи акимом столицы, очень активно ее использовал. Такому же примеру последовал Алматы. Сейчас мы акимам предлагаем активно ее использовать», – объяснял он в феврале 2020 года.

Президент РК на июльском заседании кабмина раскритиковал и этот инструмент. «Правительством предлагается увеличить объем «оборотной схемы» до 100 млрд тенге. У меня вопрос: просчитан ли ожидаемый эффект? – вопрошал президент. – Логичнее было бы кредитовать не торговые сети, а напрямую производителей. Сейчас не жду ответной реакции правительства. Нужно обдумать конечное решение с точки зрения эффективности».

На следующий день после спича Токаева выступил министр торговли Бахыт Султанов. Согласившись с замечаниями главы государства, он привел пару примеров, когда «оборотная схема» позволила сгладить цены на некоторые овощи.

По его информации, в Карагандинской области в апреле 2022 года были заключены договоры на поставку картофеля в объеме 2,7 тыс. тонн по фиксированным ценам – 85 тенге в розницу, в то время как коммерческая цена составляла 175 тенге. В результате в области сложилась самая низкая цена на картофель – 135 тенге. Были налажены межрегио­нальные перетоки капусты раннего урожая из Туркестанской области. В результате удалось снизить цену на этот овощ с 273 до 124 тенге.

Слабый эффект, по оценке Султанова, связан с недостаточными объемами финансирования «оборотной схемы»: в общем товарообороте СЗПТ составляют всего 4%. «Поэтому она не может в достаточной мере влиять на рынок. В связи с этим по мере повышения прозрачности движения средств и повышения их эффективности объем финансирования будет постепенно увеличиваться», – считает он.

Сеть для торговли

Другой инструмент, призванный сдерживать цены, – Нацио­нальная товаропроводящая система (НТС). Ее задача – устранить дисбаланс производства, перекрывая дефицит определенной продукции в одном регионе за счет перетока из другой области, где наблюдается избыток.

НТС – это инфраструктурный проект, состоящий из нескольких элементов. Основа этой системы – оптово-распределительные центры трех типов. Фермеры будут отгружать свою продукцию в центры хранения, где она пройдет первичную обработку (мытье, калибровка, упаковка) для последующего сбыта.

Центры торговли предполагается разместить вблизи крупных городов, их задача – предоставить игрокам (фермерам, оптовым трейдерам, дистрибьюторам, торговым сетям, магазинам, рынкам и субъектам общепита) свободный доступ к торговой инфраструктуре для реализации продукции, временного хранения на период сбыта, доработки и другие сопутствующие услуги.

Центры распределения будут находиться в черте городов или в пригородах. Они окажут логистические услуги по временному хранению и перевалке оптовых партий.

Предполагается, что НТС также будет оснащена единой информационной системой для обеспечения прозрачности товарных потоков, формирования баланса спроса и предложения на внутреннем рынке. В прошлом году власти заверяли, что проводятся работы по созданию аналитической платформы по моделированию торгово-сбытовой цепочки.

Проект НТС все еще не реализован. «Более двух лет назад я дал поручение запустить Национальную товаропроводящую систему с сетью оптово-распределительных центров. Но правительство заволокитило его исполнение. Планы и публичные заявления остались на бумаге. Проекты строительства оптово-распределительных центров по схеме ГЧП совместно с крупными предпринимателями не реализованы», – заявил на расширенном заседании президент и потребовал от правительства в октябре отчитаться о проделанной работе.

По словам министра Бахыта Султанова, проект затянулся из-за изменившихся в январе – феврале условий финансирования. Было пересмотрено государственное обязательство, чтобы снизить нагрузку на бюджет. И теперь Минторговли, учитывая новые условия, пересматривает и модель создания НТС, обещая презентовать ее в октябре – ровно тогда, когда поручил президент.

К имеющемуся арсеналу правительства по сдерживанию цен на СЗПТ могут быть добавлены новые инструменты, которые будут направлены на вывод торговой сферы из тени. На том заседании Токаев заявил, что в торговле высока доля теневого оборота – до 40%. «Факты спекуляции, манипулирования ценами, создания искусственного дефицита – это далеко не полный перечень нарушений», – считает он. По его мнению, эти издержки закладываются в цену товаров и в конечном счете оплачиваются гражданами.

Конкретных мер борьбы с тенью президент не предложил. Но поручил правительству и Генпрокуратуре выработать меры, которые будут направлены на усиление ответственности владельцев за содержание рынков, соблюдение честной конкуренции, защиту интересов продавцов от неправомерных действий администрации торговых площадей.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме