Как долго занимают свои кресла банковские топ-менеджеры в Казахстане

«Курсив» составил ренкинг руководителей по продолжительности их нахождения в должности
Вы узнаете
У каких банков сменились ключевые руководители, где они остались прежними, и какими были причины перестановок в руководстве казахстанских БВУ

В первой половине года у пяти работающих в Казахстане банков сменились ключевые исполнительные руководители, и только в двух случаях эти перестановки можно напрямую связать с геополитикой и введенными против России санкциями. На фоне такой необычно высокой ротации «Курсив» решил составить своего рода ренкинг банковских топ-менеджеров высшего звена по продолжительности их нахождения в должности.

Невозможно сказать, как долго проработали бы на своих местах руководители дочерних Сбера и Альфы, если бы не санкции. В Альфе после ее продажи БЦК правление и совет директоров сменились полностью, но и в новом составе эти органы просуществуют недолго, как и сам банк, который будет поглощен материнской организацией. Сделка между Сбером и «Байтереком» еще не заключена, но председатель правления российской «дочки» Ельдар Тенизбаев 1 июля оставил свой пост. «Курсив» не стал учитывать последние назначения в Альфе и Сбере: сведения по этим банкам приведены до наступления форс-мажорных обстоятельств. В периметр нашего ренкинга (см. инфографику) вошли 14 универсальных банков страны, совокупно занимающих подавляющую долю на рынке.

Иногда причины перестановок могут быть понятны без инсайда: самый очевидный кейс – смена владельца банка и формирование им собственной команды управленцев. Например, в конце 2020-го компания «Фридом Финанс» купила и затем переименовала банк Kassa Nova. Совет директоров Банка Фридом Финанс возглавил конечный контролирующий акционер Тимур Турлов, предправления была назначена Гулфайруз Ахметова. С тех пор состав СД не менялся, а в правлении произошло всего одно изменение из-за сокращения количества членов с пяти до четырех человек.

Похожая ситуация в Bank RBK, единственным владельцем которого осенью 2017-го стал крупный акционер KAZ Minerals Владимир Ким. Правление банка, возглавляемое Натальей Акентьевой, не менялось с 2018 года. А вот в СД (куда сам акционер заходить не захотел) ротация происходила. В том числе в 2020 году сменился его председатель: вместо экспата Торстена Пола это кресло занял бывший высокопоставленный чиновник Болат Жамишев.

В январе этого года Жамишеву доверили руководство благотворительным фондом «Қазақстан халқына», созданным по инициа­тиве главы государства после охвативших страну массовых беспорядков. В условиях тренда на строительство «нового Казахстана» такое совмещение может положительно повлиять на имидж банка.

В сентябре, если не случится ничего экстраординарного, первую годовщину на посту предправления Нурбанка отметит Гульнара Мусатаева. Ее назначение было следствием внутрисемейных решений акционеров. С осени 2015-го банком руководил Эльдар Сарсенов, сын конечного собственника Рашита Сарсенова. В прошлом году Сарсенов-старший переоформил свою долю (88%) на сына. Получив статус крупного участника банка, Сарсенов-младший пересел в совет директоров, а свое кресло уступил Мусатаевой, которая проработала в правлении свыше 10 лет. Что касается председателя СД, то эту должность в Нурбанке уже 12 лет занимает Раушан Ержанова, и это пятое место по продолжительности в ренкинге «Курсива».

Когда руководство меняется при неизменном составе акционеров, банки стараются не раскрывать истинные причины перестановок и либо ограничиваются сухой констатацией факта, либо публикуют дежурные пресс-релизы, где акционер благодарит уходящего топ-менеджера «за вклад в развитие». Например, в Jusan Bank с момента покупки Цеснабанка сменилось два предправления. В феврале 2019-го, сразу после закрытия сделки с Цесной, банк возглавил Бекжан Пирматов (вместо Ульфа Вокурки). Спустя девять месяцев Пирматова сменил Айбек Кайып. В марте 2022-го, после того как Кайып попросил акционеров «перевести его на другую позицию, требующую меньшего вовлечения», правление возглавил Нурдаулет Айдосов.

Айбек Кайып приходится племянником бывшему зампреду КНБ Даулету Ергожину, который сейчас находится под следствием вместе со своим шефом Каримом Масимовым. На сайте выше­упомянутого фонда «Қазақстан халқына» можно найти информацию, что Кайып пожертвовал туда 6 млн тенге. Аудированная отчетность Jusan за 2020 год была размещена на бирже с опозданием почти на девять месяцев. В ней в числе прочего сказано, что вознаграждение ключевых управленцев банка взлетело до 13,9 млрд тенге против 1,2 млрд в 2019-м. По подсчетам «Курсива», средняя ежемесячная зарплата топов Jusan в 2020 году (включая налоги) составила 128,7 млн тенге, или около $312 тыс. в месяц.

Очень высокая ротация руководящих кадров характерна в последние годы для Forte (владелец – Булат Утемуратов). С февраля 2018-го правление этого банка возглавлял Гурам Андроникашвили. В середине прошлого года он пересел в СД как представитель мажоритарного акционера, а на его пост в качестве и. о. заступила Шолпан Нурумбет (которая вернулась в Forte из дочернего банка Kassa Nova после его продажи и была уполномочена курировать направление МСБ). С начала текущего года полноценным предправления был назначен Рейнис Рубенис (до этого в течение пяти лет возглавлял латвийский Swedbank), а Нурумбет вернулась на позицию зампреда. Комментируя свое назначение, Рубенис заявил, что «с сегодняшнего дня мы будем строить Forte как европейский банк, которому доверяют и любят клиенты». Однако энтузиазма латышского экспата не хватило и на полгода: в июне банк сообщил о его досрочном уходе «по личным обстоятельствам». Как объяснил Рубенис, «сильно поменявшийся геополитический ландшафт усложнил переезд семьи в Казахстан». 18 июля новым предправления Forte назначен Бекжан Пирматов (тот самый, который в 2019-м в течение девяти месяцев возглавлял Jusan). Пикантность этому назначению придает тот факт, что родной брат главы Forte Галымжан Пирматов с февраля этого года является председателем Нацбанка.

И это еще не все перестановки в исполнительном органе. 1 июля правление «по собственной инициативе» покинула Нурумбет, а чуть раньше, в начале марта, тоже сам уволился Владимир Кирушко. В предыдущем годовом отчете Forte Кирушко охарактеризован как «опытный специалист по развитию розничного бизнеса из Украины». Он успел проработать в правлении 14 месяцев. В целом количественный состав исполнительного органа Forte сократился с восьми членов на начало 2021 года до пяти человек на текущий момент.

Экс-председатель правления Гурам Андроникашвили, ровно год назад ушедший в совет директоров, надолго там не задержался. Не далее как 1 июня он был исключен из СД «по собственной инициативе», хотя на общем соб­рании акционеров 1 апреля его, как и других членов СД, переизбрали со сроком истечения полномочий в 2025 году. 7 июня его место в СД занял Ерлан Оспанов, генеральный директор группы «Верный Капитал», которая также принадлежит Утемуратову.

А в ноябре прошлого года в Forte сменился председатель СД: вместо Марлена Мирзабекова им стал Ельдар Абдразаков (владелец группы компаний Centras). Это была своего рода рокировка внутри органа управления. Абдразаков на момент своего избрания главой СД уже почти три года проработал там в качестве независимого директора. Мирзабеков остался в составе СД как представитель интересов акционера. В релизе банка по поводу данного назначения приводится следующая цитата Абдразакова (дословно): «Для нас это интересная инвестиция. Мы планируем инвестировать до 10% акций банка». «Курсив» тогда обращался с запросами в Forte и Centras, но там комментировать подробности сделки отказались (см. материал «За сколько Ельдар Абдразаков купит Forte» от 02.12.2021). С тех пор доля Утемуратова в банке почти не изменилась: на 1 октября прошлого года она составляла 90,8%, на 1 июля нынешнего – 89,3% (данные KASE). Других акционеров, чья доля превышала бы 5%, у банка нет.

«Курсив» насчитал в секторе пять банков, где руководители СД бессменно занимают свои кресла более 10 лет. В эту пятерку вошли БЦК (Бахытбек Байсеитов), Евразийский (Александр Машкевич), Халык (Александр Павлов), Kaspi (Вячеслав Ким) и Нурбанк (Раушан Ержанова). В трех случаях (за исключением Халыка и Нурбанка) председатели СД одновременно являются крупными акционерами. Среди действующих председателей правления только двое (Михаил Ломтадзе из Kaspi и Умут Шаяхметова из Халыка) сумели преодолеть 10-летний рубеж. По совпадению или нет, но именно эти два банка генерируют наибольшую прибыль в секторе.

Изучая перестановки банковских топов за последние годы, «Курсив» обнаружил необычный кейс в Халыке. В апреле 2019-го вместо ушедшего из СД по собственной инициативе Анвара Сайденова независимым директором Халыка был избран Антон Мусин (соответствующее сообщение размещено на бирже). В мае 2020-го банк проинформировал об избрании нового состава СД в связи с истечением срока полномочий предыдущего состава. По факту изменение было только одно: Мусин исчез из СД, а вместо него появился Петр Романовски. В июне того же года Мусин был назначен первым зампредом Халыка, а через два месяца исключен. В октябре 2021-го Мусина возвращают в правление, но в феврале 2022-го вновь убирают. В одном из предыдущих годовых отчетов Халыка приводится краткая биография Мусина, где говорится, что он руководил командой консультантов из компании Accenture во время интеграции Халыка с Казкомом. В последнем годовом отчете (за 2021 год) сказано, что на посту зампреда Мусин курировал направление информационных технологий.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме