Природа со всеми удобствами: как казахстанцы зарабатывают на глэмпингах

Взрывной рост этого вида туризма «обеспечили» жесткие локдауны
Вы узнаете
Концепции первых казахстанских глэмпингов не такие креа­тивные, как у зарубежных собратьев, но виды на горы и степи, реки и озера, леса и полупустыни равнодушными гостей не оставляют. Да и проживание в отечественных гламурных кемпингах в среднем дешевле – $60–130 против $160–450 и выше за ночь в концептуальных зарубежных экоотелях со всеми удобствами.

Утренний бриз с ароматами горного разнотравья свеж, но внутри сафари-тента тепло и уютно. Первые лучи мигом высушивают капли ночного дождя на клевере, пригревают поверхность пруда с притихшими лягушками и освещают Заилийский Алатау от зеленых прилавков до белоснежных вершин. Так пасторально (с местными вариациями) выглядит локация типичного глэмпинга в Казахстане.

«Мы объездили много мест, но именно в Талгарском районе нашли то, что хотели. Панорамные виды здесь просто шикарные, вау-эффект обеспечен», – рассказывает совладелец глэмпинга Mansarda Almaty Даурен Жумашев.

Глэмпинг – это компактный экоотель, который предполагает отдых на природе по типу кемпингов и палаточных городков, но с повышенной комфортностью – в «палатке» будет не только удобная кровать, но и туалет, душ и другие отельные удобства. При этом туристы избавлены от необходимости нести на себе снаряжение, тратить время и силы на обустройство лагеря.

Доза свободы

Взрывной рост популярности глэмпингов по всему миру «обес­печили» жесткие локдауны.
В условиях ограниченных перемещений «гламурные кемпинги» стали тем решением, которое позволяет отдохнуть от душных городских квартир, с комфортом уединившись на природе без ПЦР-тестов, пересечения границ и серьезных финансовых затрат.

Аналитики Grand View Research оценили объем мирового рынка глэмпинга в 2021 году в $2,35 млрд и ожидают, что до 2030 года он будет расти на 10,9% в год. В Британии отдых среди уединенных и сельских пейзажей, по данным Envolve, в 2022 году предпочли 58% опрошенных. В России, начиная с 2019 года, количество глэмпингов ежегодно удваивается. Если в 2019 году их было около 60, в конце 2020-го – 120, то по итогам 2021-го насчитывалось около 230. А к 2025 году, по прогнозам экспертов Центра макроэкономического и регионального анализа и прогнозирования Россельхозбанка, подобных проектов в РФ станет не менее 500.

В Казахстане подобной статис­тики по глэмпингам нет. Легкие некапитальные конструкции не являются недвижимостью и не подлежат госрегистрации. Любой владелец земельного участка может поставить такое сооружение в своем огороде или у дома, рядом с туристической тропой или зданием собственного отеля. В Казахстанской ассоциации кемпингового туризма и караванинга количество глэмпингов в стране оценивают в 40–50, почти половина из них расположена в Алматинской области.

Пандемия подтолкнула развитие этого бизнеса и в Казахстане. «Если до 2019 года интерес к созданию глэмпингов в основном проявляли крупные организации – курорт Shymbulak, отель Rixos Borovoe, то в 2020–2021 годах ассоциация получила сотню запросов от частных инвесторов на консультацию по созданию глэмпингов, – говорит технический директор Казахстанской ассоциации кемпингового туризма и караванинга Бахытгали Шеримов. – Но только два из десяти интересующихся на практике реализовывают свои проекты».

В число реализованных вошел проект Aua Glamping близ поселка Котырбулак Алматинской области.

«Когда мы с сестрой сидели на карантине без работы, мы отчаянно искали идеи для бизнеса, – вспоминает совладелец глэмпинга Aua Glamping Шадияр Макишева. – В один день наткнулись в Pinterest на картинку маленького уютного дома в лесу, и нас эта идея сразу зажгла. Я подумала: «Да, этим я хочу заниматься!»

Берлоги и домики хоббитов

В мире масса разновидностей концепций и конструкций глэмпингов. Сеть Boscoboinik & Bourquar вдохновилась развитием сельского туризма – палатки по типу сафари-тентов устанавливали на нидерландских фермах, чтобы семьи с детьми могли понаблюдать за фермерской жизнью изнутри. В прозрачных пузырях Maisons Bulles во Франции гости засыпают с видом на Млечный путь. Из земляных домиков хоббитов Loch Ness Glamping на берегу озера Лох-Несс в Шотландии можно устроить фотоохоту на Несси.

В стеклянном иглу Kakslauttanen Arctic Resort среди лапландских снегов Финляндии – полюбоваться северным сиянием.

В гламурной берлоге «Мишкина сказка» в Карелии гости просыпаются под крики петухов, могут попариться в русской баньке, пособирать грибы, ягоды и травы в окрестностях.

Концепции первых казахстанских глэмпингов не такие креа­тивные, как у зарубежных собратьев, но виды на горы и степи, реки и озера, леса и полупустыни равнодушными гостей не оставляют. Да и проживание в отечественных гламурных кемпингах в среднем дешевле – $60–130 против $160–450 и выше за ночь в концептуальных зарубежных экоотелях со всеми удобствами.

Самая популярная в мире конструкция глэмпингов сегодня – геокупола. Геодезический купол – это сфероподобная структура, состоящая из сети треугольников. Геокупола используют в качестве теплиц, уличных кафе, рыбацких хижин. Глэмпинги-полусферы устанавливают в горах, на пляжах, на виноградниках, горнолыжных и гольф-курортах. Они энергоэффективны, элегантны, долговечны, способны выдерживать сильный ветер, снеговые нагрузки и экстремальные температуры, а также привлекают клиентов своей инстаграмностью.

В Казахстане, кроме вездесущих геокуполов, можно встретить сафари-тенты (каркасно-тентовая конструкция, первоначально использовавшаяся во время сафари-туров в Африке), барнхаусы (barn house – каркасный дом из дерева, внешне напоминающий амбар), А-фреймы (дом с крышей в форме буквы А, напоминающий шалаш) и традиционные казахские юрты.

«Мы остановились на геокуполах, потому что среди круглогодичных глэмпингов этот вариант был наиболее бюджетным», – объясняет свое решение Шадияр Макишева.

Даурен Жумашев другого мнения: «Геокупола – это не про природу. Там все искусственное. ПВХ не пропускает воздух, давит на тебя, там душно и неинтересно. Мы думали про барнхаусы и А-фреймы, но решили начать с сафари-тентов».

Бизнес на впечатлениях

Глэмпинги как бизнес привлекают инвесторов низким порогом входа и быстрой окупае­мостью.

«С началом пандемии частные инвесторы стали отказываться от длинных проектов. В условиях постоянной неопределенности последних лет бизнес-планы не работают. Люди стараются вложить те средства, которые не страшно потерять, в проекты с быстрой окупаемостью, – объясняет популярность глэмпингов Бахытгали Шеримов. – Если есть собственная земля с коммуникациями и электричеством, строительство вести своими силами и использовать бюджетные материалы, то при возведении одного купола или сафари-тента можно уложиться в миллион тенге».

Начинающих предпринимателей в ассоциации кемпингового туризма и караванинга пред­остерегают – чем ниже цена используемого материала, тем ниже его качество и короче срок службы: «Геокупол из дешевого китайского ПВХ прослужит два-три сезона, из корейского – около пяти лет, а если использовать качественный европейский ПВХ, геокупол отработает 15–20 лет», – поясняет Шеримов.

Кроме того, низкие первоначальные вложения обернутся высокими эксплуатационными расходами: чтобы поддерживать комфортную температуру в тонкостенных конструкциях без утеплителей, нужна постоянная работа электроприборов.

«Чтобы временное сезонное сооружение стало полноценным круглогодичным домом, который прослужит десятки лет, инвестиции придется увеличить в разы. Те же геокупола можно сделать с жестким каркасом из дерева, обшить фанерой, натянуть сверху тент или мягкую кровлю и утеплить. Жилой квадрат в таком доме будет стоить от 250–300 тыс. тенге с разводкой по воде и канализации, но без учета подключения к инженерным сетям. То есть весь модуль обойдется уже в 7–8,5 млн тенге. Такой модульный дом можно сделать как стационарным, так и переносным. Зимой его можно поставить у горнолыжного склона, а летом – на побережье», – рассказывает технический директор Казахстанской ассоциации кемпингового туризма и караванинга.

Даурен Жумашев, не называя размера вложений, поясняет, что около 40% инвестиций ушло на основные строения, 30% – на коммуникации и еще 30% – на благоустройство территории и технические постройки.

«Отбить» вложения при хорошей загрузке можно за один-два сезона.

«Сроки окупаемости мы себе поставили два года. Но, думаю, с текущими объемами успеем раньше. Объективно оценить загрузку пока не можем – полный сезон еще не отработали. В самый пик, жаркий июль, заполняе­мость была на уровне 60–70%.

В мае – 45–55%. По всему сезону в среднем будут те же 45–55%», – предполагает Жумашев, сафари-тенты которого рассчитаны на проживание гостей с мая по сентябрь.

Соломка под глэмпинг

Среди сложностей в построе­нии бизнеса владельцы глэмпингов называют невозможность предусмотреть все детали на начальном этапе.

«Есть много нюансов и много подводных камней, которых не видишь при планировании, но которые в итоге меняют весь бюджет. Начиная от мелочей, не учитываемых во время стройки, заканчивая расходами на хозяйственные нужды, вроде покоса травы, чистки снега, техобслуживания узлов и техники, обслуживания септиков», – делится Шадияр Макишева.

«Очень большой бюджет непредвиденно «съел» санузел внутри палатки. Но отказываться от него не стали. Все же наша позиция – это гламурный кемпинг, все удобства должны быть как в номере пятизвездочного отеля, – вспоминает Даурен Жумашев. – Сделать хороший газон оказалось еще той задачей! Чуть ли не каждый день поливали его, стригли. Закупили кучу техники, семян, удобрений».

Непросто оказалось и найти первых клиентов.

«Нам самим пришлось постигать азы продвижения: у нас не было опыта ведения соцсетей и маркетинга. Эта ошибка повлекла большой простой – на объем могли выйти гораздо раньше, – продолжает Жумашев. – Надо как можно быстрее начинать работать с соцсетями, агрегаторами вроде booking.com, Airbnb, использовать как можно больше связей, каналов продаж».

Начинающим бизнесменам Даурен Жумашев рекомендует запускать проект как можно быстрее, а «шлифовать» уже в процессе.

«Ошибка начинающих – сразу пытаться довести проект до совершенства. Нам повезло – встретили путешественницу, увлеченную этой темой (сейчас это наш постоянный клиент), которая жила в таких домах в Африке. Она нас торопила с запус­ком. Решили сделать одну палатку и пригласить ее. В результате получили обратную связь – мы думали, что нужно одно, а оказалось – совсем другое».

Чтобы «палаточный» бизнес взлетел, кроме удачного выбора локации и комфорта важно создать атмосферу, за которую клиенты будут готовы платить, говорят владельцы глэмпингов.

«Эта область не совсем про бизнес. Здесь важны отношения и погруженность владельцев в тему. Люди идут на личность, историю, а не на койко-место», – считает Шеримов.

«Хозяевам глэмпингов нужно объединять в себе стрессоустойчивость, гибкость, ну и, конечно, гостеприимство должно сидеть у тебя внутри, с этим качеством ты либо рождаешься либо нет. Этот бизнес не про некапитальные строения, которые ты сдаешь в аренду, а про людей», – соглашается Макишева.

К примеру, гостей Mansarda Almaty после запуска проекта по ночам донимал хор лягушек. Хозяева, проконсультировавшись с рыбаками, привезли и запустили в пруд змееголовов, после чего зеленые певцы притихли.

«Люди приезжают в глэмпинг за атмосферой, и надо создавать эту атмосферу – костер, самовар на улице, посиделки с гитарой и песнями у костра», – подытоживает Даурен Жумашев.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме