Майкл Бен-Гад: «Взвешенная фискальная политика сегодня не в моде»

«Курсив» поговорил с ученым-экономистом, профессором Лондонского городского университета

Майкл Бен-Гад – ученый-экономист, профессор экономики Лондонского городского университета. Ранее он работал в исследовательском отделе Банка Израиля, а также был приглашенным преподавателем в Центральном европейском университете. Его научные изыскания лежат в сфере разнообразных макроэкономических материй, таких как проблемы госдолга и налогообложения, экономические последствия иммиграции, вопросы оптимальной фискальной политики, распределение расходов на оборону в условиях тотальной неопределенности и так далее.

– Недавно, впервые за 11 лет, Европейский центробанк повысил процентную ставку. Некоторые экономисты полагают, что реакция ЕЦБ на рост инфляции несколько запоздала. Другие, например Пол Кругман, утверждают, что де-факто ЕЦБ придерживается даже более жесткой денежно-кредитной политики, чем ФРС США. Как Вы считаете, подобные традиционные меры регулирования все еще эффективны или на деле их значение скорее символическое, нежели практическое?

 – Взгляните на ЕЦБ, ФРС США или Банк Англии. Что все они предприняли во время пандемии? В условиях жесточайшего фискального дефицита они вышли на рынок и прикупили новые долговые обязательства, созданные правительствами этих стран. В двух последних случаях действия регуляторов были практически равнозначны обналичиванию нового долга. Вы можете выбрать любую теорию, какая вам нравится: кейнсианскую, монетаризм, фискальную теорию уровня цен или даже современную денежную теорию (СДТ, или неохартализм, – теория, согласно которой деньги являются государственной монополией и, соответственно, государство может финансировать бюджетные расходы за счет денежной эмиссии для достижения полной занятости и без инфляционных последствий. –  «Курсив») – каждая из них будет подразумевать, что подобная политика в определенной степени сама будет способствовать росту инфляции. В отличие от предыдущего кейса с серьезным ростом балансов центральных банков во время масштабного финансового кризиса, в этот раз денежный мультипликатор никуда не исчез и, как результат, избыточная денежная масса не была сохранена в качестве резервов, а трансформировалась в денежный агрегат. Достаточно посмотреть на показатель M2.

Обычно изменений краткосрочной процентной ставки было бы достаточно, чтобы понять денежно-кредитную политику страны. Однако с появлением методов количественного смягчения также необходимо смотреть и на долгосрочные ставки. Если сравнить немецкие облигации с казначейскими облигациями США с любым сроком погашения, то сложно увидеть признаки того, что ЕЦБ  придерживается жесткой денежно-­кредитной политики – все как раз наоборот.

Складывается ощущение, что мы постоянно сталкиваемся с одной и той же дилеммой. Заключается она, грубо говоря, в вопросе о том, что приоритетнее для современной монетарной политики – стабильные цены и низкий уровень инфляции или дешевые кредиты для бизнеса и населения. Оба утверждения по сути популистские, поэтому не кажется ли Вам, что все это лишь извечная манипуляция разными (но базовыми) человеческими ожиданиями?

– Послушайте, в том, чтобы удержать инфляцию под контролем, нет ничего популистского. Другое дело, что инфляция сама по себе – это зачастую результат популистской политики, например дефицит бюджета из-за возросших расходов или снижения налоговой нагрузки. Таким образом, инфляции – это своего рода налог, который политики не желают использовать напрямую.

Не кажется ли вам, что сами принципы понижения или повышения базовой ставки так или иначе соотносятся с базовыми же общественными моделями – например, консерваторы/либералы, правые/левые, стабильность/свобода и так далее?

– До недавних пор популизм действительно больше ассоциировался с левыми. Идея о том, что правительство может тратить неограниченное количество денег, – это довольно несуразная позиция. Однако сейчас правые тоже вознамерились сыграть в эту игру. Взвешенная фискальная политика сегодня не в моде. Это еще более опасно, если учесть тот факт, что население стареет. В более широком смысле я полагаю, что дуалистическая модель себя исчерпала. Попробуйте взглянуть на это как на треугольник, где социализм, консерватизм и либерализм занимают ключевые позиции этой фигуры. Еще в недавнем прошлом консерватизм и либерализм действительно выступали как союзники, но сейчас это уже не так.

Некоторые считают, что роль ключевой ставки как универсального инструмента и даже некой панацеи преувеличена. Например, очевидно, что война в Украине или спровоцированный пандемией кризис не имеют под собой финансовой основы, в отличие от экономического кризиса 2008 года. Учитывая, что ключевым фактором роста цен сегодня является стоимость энергоносителей, что вы думаете о реальном значении процентных ставок?

 – Процентные ставки – это не более чем стоимость изменения потребления во времени. Центральные банки обладают огромными полномочиями манипулировать процентными ставками, в частности, потому, что они могут создавать резервы для выкупа облигаций, но не могут сделать это без последствий для уровня инфляции.

Многие экономисты в Казахстане считают, что снижение ключевой ставки в ближайшем будущем поможет стране решить массу проблем и избавиться от таких перекосов в сфере бизнеса, как непрозрачное инвестиционное регулирование и недостаточная защита интересов инвесторов. Не думаете ли Вы, что это общее правило для развивающихся стран: чем меньше ставка, тем лучше?

– Нет, если только вы не хотите получить высокую инфляцию в долгосрочной перспективе, а это будет более вредоносным явлением.

Какие тенденции в отношении ключевых ставок можно ожидать в будущем? Каким Вы видите будущее финансового мира? Будет ли по-прежнему возможным придерживаться нейтральных ставок – достаточно высоких, чтобы сдерживать инфляцию, но не настолько высоких, чтобы препятствовать экономическому росту?

– В этом смысле я настроен достаточно пессимистично. Даже со значительным увеличением денежной массы вероятность роста цен сохраняется. Учитывая период популизма, через который мы проходим, я думаю, что центральные банки будут действовать осторожно, чтобы избежать обвинений в провоцировании рецессии. Что касается инфляции, то в обозримом будущем она неизбежно сохранится.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме