Больше тысячи отдаленных сел в Казахстане получили доступ в интернет. Почему это важно?

Доступ в интернет стал жизненно необходимым условием для работы, учебы, получения доступа к основным услугам и поддержания контактов

В 2019 году, согласно докладу ООН, интернетом пользовалось 4,1 млрд человек (или 54% населения мира). В 2021 году число пользователей резко выросло на 782 млн и достигло 4,9 млрд человек, что составляет 63% населения мира. В 2020 году, в первый год пандемии COVID-19, число интернет-пользователей увеличилось на 10,2%. Это самый значительный рост за десятилетие, движущей силой которого стали развивающиеся страны, где число пользователей интернета увеличилось на 13,3%.

В 2021 году темпы роста значительно снизились (5,8%), что соответствует докризисным показателям.

Получается, что доступа к интернету в 2021 году не имели 2,94 млрд человек ‒ это 37% мирового населения. На тот момент, когда ООН признала доступ к сети базовым правом человека, его не было у 5 млрд людей ‒ то есть прогресс виден, ситуация за 11 лет значительно изменилась, однако проблема цифрового неравенства не решена.

Цифровое неравенство

Цифровое неравенство ‒ это сложный, динамичный феномен, в основе которого лежит социальная стратификация, проявляющаяся в неравном доступе к компьютерам, информации, интернету и телекоммуникациям на любом уровне: глобальном, региональном, локальном. Эта проблема рассматривается через призму разрыва между информационно богатыми, то есть включенными в технологический процесс, и бедными странами ‒ соответственно, выключенными из него.

Американский экономист-кейнсианец, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц уверен, что растущая в мире пропасть между богатыми и бедными, в числе прочего, стимулируется и массовой цифровизацией, но только по той простой причине, что малоимущие слои населения или люди, отрезанные от прогресса, не могут или не всегда могут получить социальные выгоды от информационных технологий. Замкнутый круг. Именно поэтому ликвидация цифрового неравенства на глобальном уровне представляет такое большое значение для развития общества.

Динамика цифрового неравенства обусловлена комплексом социально-экономических, технологических, образовательных и географических факторов. И Казахстана это чуть более чем касается. Огромная территория с низкой плотностью населения ‒ максимально питательная среда для развития цифрового неравенства. В некоторых далеких селах, где нет никакой связи, нельзя не то что воспользоваться госуслугами ‒ даже экстренные службы не вызовешь. Особенно болезненно этот момент подчеркнула пандемия.

Спад мировой экономики, обусловленный локдаунами и карантинными мерами, Всемирный банк оценивает в 5,2%. Это самая серьезная рецессия за последние 80 лет. Закрывались школы (это затронуло около 1,6 млрд детей по всему миру), невозможно было попасть в суды и даже иногда больницы. Это беспрецедентное ‒ и экономическое, и социальное ‒ потрясение больше всего сказалось на отстающих в цифровом развитии странах, которые не успели выстроить необходимую IT-инфраструктуру. Казахстан, к счастью, оказался готов.
Живые люди

В 145 километрах от города Экибастуза находится поселок Каражар. Там живет всего 300 человек, есть своя школа и сельский клуб, а рядом находится живописный Баянаульский национальный парк.

«Раньше нам приходилось ездить в соседнее село, чтобы дети могли выйти в интернет и учиться, ‒ рассказывает Зура Жусупбаева, учительница русского языка и литературы. ‒ Сейчас сигнал ловит везде. Удобно, что ты не тратишь время на дорогу. К тому же у ребят появился доступ к Zoom ‒ теперь они могут без проблем делать уроки онлайн, а я ‒ заполнять электронный дневник».

Связь появились в Каражаре в рамках программы «250+» в марте 2021 года, после Наурыза. «Для меня до сих пор непривычны звонки с телефона, раньше это было редкостью. Но еще более непривычно, что интернет теперь ловит везде, хоть дома, хоть в школе», ‒ говорит Зура Жусупбаева. Она и ее муж Есен живут в Каражаре с пятью детьми.

Некоторым гражданам нашей страны звонки с мобильного «были непривычны». Таких историй сотни. За фасадом элементарных удобств: доступ к медицине, образованию, дополнительному образованию, возможность открыть собственный бизнес, развивать себя как блогера, лидера мнений. Люди включаются в общую повестку, в жизнь общества, которое давно (но неравномерно) перешагнуло индустриальный рубикон и стало информационным.
Что дала программа «250+»

Касым-Жомарт Токаев в послании народу Казахстана «Новый Казахстан: путь обновления и модернизации» отметил, что прогресс нашей страны напрямую зависит от процветания регионов. По его словам, важно уделять внимание не только экономической составляющей, но и их социальному развитию. Необходимо обеспечить комфорт местного жителя, дав все то, что есть у его сограждан из городов.

Телеком-рынок откликнулся на это, начав реализацию программы «250+», беспрецедентной как для Казахстана, так и для всех стран СНГ. Международная ассоциация GSMA даже включила проект в список лучших, отметив эффективное сотрудничество государства и бизнеса. Телеком-операторы в рамках этой программы с 2020 года обеспечили доступом к высокоскоростному интернету сотни сел и отдаленных населенных пунктов Казахстана. А ведь именно интернет выступает мощным драйвером экономического роста. В развитых странах, к примеру, по данным аналитических исследований McKinsey, доля интернет-экономики в ВВП достигает 6%.

«Всего тремя операторами была охвачена почти тысяча населенных пунктов. На Tele2/Altel в первый год пришлось 248 из них, которые мы покрыли связью с использованием разных технологий. Всего за нами 304 населенный пункт, и мы по сей день занимаемся улучшением качества связи в них», – говорит Сергей Коньков, СЕО компании Tele2/Altel.

Проект «250+» реализовывали сразу три телеком-оператора, которые ранее были конкурентами.

«Это была непростая задача ‒ в первую очередь потому, что у каждого оператора свои коммерческие и технические команды, которые заточены под свои привычные способы решения задач. Поэтому нужно было привести разные мнения к общему знаменателю. Нас объединяла общая цель. Мы благодарны партнерам по рынку за то, что в конечном итоге смогли договориться и реализовать проект, так как сориентировались на интересы граждан», – говорит Евгений Настрадин, СЕО Beeline Kazakhstan.

Жизнь в селах меняется: появление интернета сказывается на быте, формах ведения сельских хозяйств и общей картине занятости населения.

«Я бы хотел подчеркнуть, что проект «250+» имеет огромную социальную и низкую коммерческую значимость. Даже с учетом совместного строительства окупаемость проекта будет длиться десятки лет. (…) Для нас это прежде всего вопрос социальной ответственности», – подчеркнул Айбек Нуркадыр, директор департамента стратегического развития Kcell.

Как это было

Первый, самый объемный этап проекта был, по сути, реализован всего за два квартала 2020 года, что потребовало мобилизации огромного количества ресурсов. Это в своем роде героизм, причем не только на уровне принятия решений: дело осложнялось еще и тем, что строительство началось зимой.

Оборудование зимой плохо заводится или не заводится вовсе. Как минимум. Словом, было холодно, была серьезно затруднена логистика. Случалось доставлять оборудование на лошадях, на снегоходах, привлекать гусеничную технику. В Восточно-Казахстанской области был случай, когда технику Tele2/Altel на место пришлось транспортировать на пароме по Бухтарме. Люди работали при температуре ‒20 или даже ‒30 градусов в условиях затрудненных коммуникаций.

Планирование, согласование проектов, переговоры с арендодателем – все происходило на месте. Команды работали in the middle of nowhere практически в режиме нон-стоп, 24 часа в сутки. Связь проводили туда, где ее раньше не было, поэтому нужно было изловчиться и найти место для того, чтобы даже позвонить.

Это, собственно, сюжетообразующая сложность – расстояние и отсутствие инфраструктуры. Причем не только электричества, но и системы передачи данных для того, чтобы соединить базовую станцию с центром. Чтобы построить радиолинии на расстоянии одного пролета, не более 50 км, нужны отдельные башни – это дорого и сложно. А ВОЛС есть не везде. Там, где реализовать это было совсем невозможно, специалисты обращались к спутниковой связи, пусть и с ограничением возможности сигнала. В первый год из-за срочности были запущены станции на спутнике, в прошлом и этом году телеком-операторы перевели множество из них на наземную трансмиссию.

Но все сложности окупаются результатом.

«Люди, конечно, разные. В одном и том же селе можно встретить как убежденных радиофобов, которые будут бороться против «чипирования», так и тех, кто ждет нас и всячески пытается помочь и ускорить приход мобильного интернета, – рассказывают в компании Beeline. – Например, Нуржан Жидебаев из поселка Ынталы во время монтажа базовой станции принес свой сварочный аппарат и помогал инженерам: сварил лестницу и опору для антенны на вершине мачты. Такие вроде бы маленькие события напоминают, насколько важным и нужным делом мы занимаемся».

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме