Почему индустриализация Узбекистана успешнее казахстанской

И какой опыт может быть полезен стране
Вы узнаете
Казахстанские власти уже в течение многих лет выделяют серьезные суммы на индустриализацию экономики. Рассказываем, какой опыт в этой сфере имеет Узбекистан.

Опыт диверсификации экономики Узбекистана с опорой на защиту внутреннего рынка и создание условий для появления крупных игроков в верхних переделах обрабатывающей промышленности может быть полезен РК.

Наши усилия

Казахстанские власти уже не один десяток лет твердят о необходимости ухода от сырьевой зависимости экономики страны и необходимости развития отечественной высокотехнологичной промышленности. С 2003 года последовательно принимались несколько стратегий, государственных программ индустриально-инновационного развития. Правительство разрабатывало программы развития отраслей и целых направлений (экспорт, производительность и так далее).

Руководствуясь принимаемыми концепциями и программами, казахстанские власти уже в течение многих лет выделяют серьезные суммы на индустриализацию экономики. К примеру, согласно данным Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета, только на финансирование Госпрограммы индустриально-инновационного развития (ГПИИР) на 2015–2019 годы (последняя завершенная индустриальная программа) было направлено 506 млрд тенге ($2 млрд по курсу 2015 года), в том числе из средств Национального фонда РК – 250 млрд и из республиканского бюджета – 256 млрд тенге.

Однако результаты предпринимаемых государством усилий в целом выглядят довольно скромно, если не сказать больше. Согласно данным Бюро национальной статистики АСПР РК, доля обрабатывающей промышленности в структуре ВВП, составлявшая в 2000 году 16,5%, к 2015 году снизилась до 10,1% (минимальное значение показателя за более чем двадцатилетний период), после чего вновь начала расти, достигнув к 2020 году 13,1%. По итогам 2021 года этот показатель составил 13,6%, что примерно соответствует уровню 2003–2004 годов. При этом рост удельного веса обрабатывающей промышленности, как правило, происходил на фоне снижения вклада торговли и добывающей промышленности в ВВП, обус­ловленного неблагоприятной конъюнктурой.

Политика государства в сфере индустриального развития и диверсификации экономики уже давно стала «традиционным» объектом критики для казахстанского экспертного сообщества. Тем не менее власти стали предпринимать усилия для ее переосмысления лишь недавно. В начале августа Счетный комитет по контролю за исполнением республиканского бюджета опубликовал на своем сайте аудиторское заключение по итогам проверки реализации республиканской и региональных карт индустриализации, утвержденных в рамках ГПИИР на 2015–2019 годы. Из содержания аудиторского отчета прямо следует вывод, что работа казахстанских влас­тей в сфере индустриализации в целом лишена системности и закономерно ведет к более чем скромным результатам. При этом казахстанский (и не только) опыт свидетельствует, что выделение серьезных финансовых ресурсов на поддержку технологичных отраслей само по себе не является гарантией формирования сбалансированной конкурентоспособной экономики. Для обеспечения результативности подобных вложений государство должно создать соответствующие условия – в противном случае деньги будут просто потрачены зря.

После распада СССР казахстанские власти акцентировали усилия на привлечении крупных иностранных инвесторов в сырьевой сектор и открыли границы для импорта. Зарубежные товары стали вытеснять отечественные, а несырьевые производства, до которых по факту никому не было дела, были фактически утрачены.

Доходы от экспорта сырья позволили выдержать «лихие 90-е» и обеспечили относительное финансовое благополучие страны в последующие годы, однако уже в нулевых пришло осознание того, что сырьевая экономика не может обеспечить достойный уровень существования для всех граждан. Несмотря на предпринимаемые усилия, зависимость казахстанской экономики от экспорта только возрастала, а колебания мировых цен на нефть начали оказывать на нее все более и более ощутимое влияние.

Другой подход

Проводимая Казахстаном политика не была безальтернативной. К примеру, соседний Узбекистан, будучи гораздо менее богатым природными ресурсами, на протяжении почти трех десятилетий с момента обретения независимости жестко придерживался политики протекционизма. В действовавшем в стране с 1997 по 2016 год Таможенном кодексе прямо указывалось, что «основными целями таможенной политики являются обеспечение эффективного таможенного контроля и регулирование товарообмена на таможенной территории Республики Узбекистан, стимулирование развития экономики, защита внутреннего рынка».

Можно по-разному оценивать экономические успехи соседней страны, однако факт остается фактом: экономика Узбекистана в целом выглядит более сбалансированной по сравнению с казахстанской. На долю горнодобывающей промышленности в структуре ВВП Узбекистана в 2021 году приходится только 3,93%, в то время как наиболее развитыми секторами экономики являются сельское хозяйство (24,98%) и обрабатывающая промышленность (19,98%).

Основным достижением Узбекистана является то, что он смог самостоятельно сформировать производственные кластеры в отдельных «продвинутых» отраслях. К примеру, у казахстанцев может вызвать удивление то, что на рынке бытовой техники в Узбекистане доминируют отечественные производители. Так, по некоторым оценкам, на внутреннем рынке Узбекистана доля продаж телевизоров местного производства составляет около 69%, кондиционеров – 57%, холодильников – 50%, стиральных машин – 64%, пылесосов – 54%, микроволновых печей – 42.

Хороший пример

В отличие от Казахстана Узбекистан не концентрировался на отдельных проектах, выбираемых по не вполне прозрачным критериям, а оказывал поддержку всей отрасли в целом. В итоге многолетняя протекционистская политика в целом не стала препятствием для формирования конкурентной среды в отрасли, развитие которой осуществлялось по пути постепенного углубления локализации.

В настоящее время в Узбекистане в сфере производства электротехнической продукции работает около 548 предприятий, из которых 71 компания производит бытовую технику. В то же время в рамках конкурентной борьбы выделились явные лидеры. К примеру, ведущим узбекским производителем электробытовой техники является созданная в 2011 году группа компания Artel, которая производит около 33% производимой в стране электрической бытовой техники и на которую приходится примерно четверть от совокупного экспорта отрасли. Продукция компании представлена в крупных торговых сетях Казахстана, она экспортируется в общей сложности в 17 стран, в которые кроме Казахстана входят Россия, Азербайджан, Украина, Кыргызстан, Таджикистан.

Электротехническая отрасль Узбекистана является примером того, как выверенный подход позволяет добиться результата даже при весьма ограниченных ресурсах. В последние годы Узбекистан проявляет все больше и больше внимания к интеграционным инициативам на постсоветском пространстве. Узбекистан – часть зоны свободной торговли СНГ, в 2020 году стал наблюдателем в ЕАЭС, кроме того, центральноазиатские страны все чаще и чаще обсуждают возможность интеграции на региональном уровне. В этом случае Artel и ряд других узбекских компаний получат возможности для расширения рынка и дальнейшего развития.

Развитие электротехнической отрасли в Узбекистане является примером реализации концепции «новой структурной экономики», разработанной бывшим главным экономистом Всемирного банка Ифу Линем на основе опыта Китая. Суть этой концепции сводится к тому, что наверстывающие отставание страны должны специализироваться на отраслях, в которых страны, опережающие их по уровню дохода, теряют свои сравнительные преимущества. При условии проведения соответствующей промышленной политики, направленной на поддержку таких отраслей, в них реализуются так называемые скрытые сравнительные преимущества экономики.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме