Китай – главное направление, откуда в РК поступает контрабандная обувь

В 2021 году соотношение величины местного производства к реализованному объему на внутреннем рынке составило 2,8%
Вы узнаете
Китайская таможенная служба в 2021 году зафиксировала экспорт в РК на сумму, превышающую казахстанские данные более чем в 2 раза, и это почти $780 млн
Фото: Shutterstock

В 2021 году только по трем товарным позициям (повседневная обувь, обувь с верхом из текстильных материалов и кожаная обувь) контрабанда из Китая оценивается в $667 млн.

Аналитическое подразделение Kursiv Research продолжает серию материалов, посвященных обороту контрафактных товаров в РК. В первом материале речь шла о контрафактных лекарствах, объем которых мы попытались оценить, проанализировав зеркальную таможенную статистику («Черные пилюли»). Результаты того исследования позволили нам утверждать, что правительство излишне оптимистично оценивает ситуацию, утверждая, что оборот контрафактных препаратов в РК колеблется в пределах
10–12%.

Текущий материал является вторым из этой серии, и он посвящен обувному рынку Казахстана, который практически полностью зависит от импорта. Например, в 2021 году соотношение величины местного производства к реализованному объему на внутреннем рынке составило 2,8%. Таким образом, преобладающая доля импорта делает сравнение таможенных данных наиболее подходящим инструментом для оценки теневого оборота в этом
сегменте.

Бардак на границе

Китай, который за счет эффекта от масштаба и дешевой рабочей силы является крупнейшим в мире производителем обуви, закономерно выступает для нас ключевым поставщиком этих товаров. Согласно данным РК, у Поднебесной первое место по поставкам повседневной обуви ($363 млн из $398 млн всего импорта обуви этой категории), второе место по отгрузке кожаной обуви ($11 млн из $78 млн) и обуви с верхом из текстильных материалов (почти $6 млн из $39 млн).

Плохая новость в том, что большие легальные объемы маскируют чрезвычайно огромный поток контрабанды. Главной причиной этого, как известно, является коррупция на казахстанско-китайской границе, о масштабах которой трудно судить, но которая разрослась до таких пределов, что вслед за экспертами, уже несколько лет бьющими в набат по этому поводу, в январе 2022-го на проблему обратил внимание президент РК Касым-Жомарт Токаев.

Он потребовал навести порядок на таможне, особенно на границе с Китаем: «Самый настоящий бардак, творящийся там, общеизвестен. Машины не досматриваются, налоги и пошлины не платятся. Расхождения в «зеркальной» статистике с таможенными органами КНР достигают миллиардов долларов. Существуют некие «уполномоченные операторы», имеющие статус неприкасаемых. Страна теряет десятки миллиардов тенге в виде налогов».

Чуть позже, в феврале 2022-го, президент РК, выступая на правительственном совещании по вопросам борьбы с коррупцией, заявил о том, что статистика взаимной торговли двух стран, Казахстана и Китая, сильно различается. «Разница составляет миллиарды долларов. Никто не может объяснить, как возникла такая большая разница. Откровенно говоря, это контрабанда», – заключил тогда Токаев.

Глава государства в своем спиче привел также результаты анонимного Google-опроса, проведенного НПП «Атамекен» в мае 2021-го. Из него следует, что 90% людей, ведущих торговлю с другими странами, сталкиваются с коррупцией, из них 45% были вынуждены давать взятки таможенникам. Чаще всего взятки на таможне предлагаются за освобождение от досмотра и проверки документов по стоимости, весу и классификации провозимых товаров.

Фото: Shutterstock/melissamn3

Китайская обувка

Что показывает детализированное сопоставление таможенной статистики Казахстана и Китая за последние пять лет? В 2021 году Поднебесная, согласно данным РК, отгрузила нам повседневной обуви на $363 млн (четырехзначный код по ТН ВЭД 6402: «Прочая обувь с подошвой и с верхом из резины и пластмассы»).

Между тем китайская таможенная служба в 2021 году зафиксировала экспорт в РК на сумму, превышающую казахстанские данные более чем в 2 раза, и это почти $780 млн. Таким образом, казахстанские данные не отразили отгрузку повседневной обуви из Китая на сумму $417 млн.

Нельзя всю эту разницу считать контрабандой. Согласно нашей методологии, расхождение между статистикой двух стран, превышающее 50%, свидетельствует о наличии в таможенных органах признаков коррупции (см. «Как считали?»). И только в этом случае мы говорим о контрабандном потоке, где могут быть как подделка, так и оригинальное изделие, но которое попало на рынок нелегальным способом.

Таким образом, по оценке Kursiv Research, в 2021 году контрабанда повседневной обуви из Китая зафиксировалась на отметке $236 млн. Сумма внушительная, но в ретроспективе пяти лет самая минимальная. Например, в 2019 году расхождение, превышающее 50% между данными РК и КНР, составило более $568 млн. Но критическая ситуация сложилась в 2017-м, когда денежный поток с признаками контрабанды пробил отметку в $1,3 млрд. И это, заметим, почти в 5 раз превышает величину официального импорта обуви из всех стран в Казахстан в 2017-м.

Ситуация по другим категориям обуви схожа. Китай в 2021 году, согласно данным РК, отгрузил нам кожаной обуви на $11 млн (четырехзначный код по ТН ВЭД 6403: «Обувь с подошвой из резины, пластмассы, натуральной или композиционной кожи и с верхом из натуральной кожи»).

Цифры китайской таможенной службы значительно превышают наши. По ее данным, в 2021 году Поднебесная экспортировала кожаную обувь почти на $165 млн (разница в 14,6 раза). Стоимость импорта с признаками контрабанды, по расчетам Kursiv Research, составила около $148 млн – и это максимальный уровень за последние пять лет.

В минувшем году, опять же по данным казахстанских таможенников, Китай отгрузил нам обувь с верхом из текстильных материалов на $6 млн (ТН ВЭД 6404: «Обувь с подошвой из резины, пластмассы, натуральной или композиционной кожи и с верхом из текстильных материалов»). Между тем таможенники КНР зафиксировали экспорт обуви этой категории на $292 млн. Сумма, заметим, больше казахстанских данных в 49 раз. Из них признаки контрабанды присутствуют у импортного потока на $283 млн.

Фото: Shutterstock/Alexander Chizhenok

Made in EU

Китайское направление не единственное, откуда за последние пять лет поступает контрабандная обувь. Расхождения в пределах $1 млн зафиксированы в немецком направлении по таким категориям, как повседневная обувь и обувь с верхом из текстильных материалов (в 2017–2020 годах).

Устойчивое расхождение в импорте кожаной обуви обнаружены в трех европейских направлениях – немецком, итальянском и французском.

Максимальный за последние пять лет объем импорта с признаком контрабанды прослеживается в 2017-м: казахстанские таможенники зарегистрировали импорт почти на $11 млн, их коллеги из Италии зафиксировали у себя экспорт в РК почти на $25 млн. Таким образом, только в 2017 году, по оценке Kursiv Research, по итальянскому направлению контрабанда составила почти $9 млн.

По итогам 2021 года вся контрабанда повседневной обуви (с учетом китайского и других направлений), по нашим оценкам, составила $237 млн, или 59% к отраженному казахстанской таможней импорту по этой категории. Вся контрабанда кожаной обуви в аналогичном году оценивается в $154 млн, а это почти вдвое больше официальных данных РК. Наконец,
обувь из текстильных материалов: контрабанда в 2021 году достигла $284 млн, что превышает официальные данные импорта более чем в 7 раз.

Эти цифры говорят о том, что оценки правительства теневого оборота намного скромнее наших. Для сравнения: в феврале 2022 года премьер-министр РК Алихан Смаилов говорил о том, что «теневой рынок обуви составляет 48,5%». Добавим, что ранее в СМИ звучали оценки теневого оборота от отечественного бизнеса, они утверждали, что объем контрафакта и контрабанды обуви в РК могут достигать 95%.

Adidas vs Abibas

Наше исследование подтвердило интуитивно очевидный факт: огромный поток контрабандной обуви поступает из Поднебесной. Но зеркальное сопоставление таможенной статистики обеих стран не позволяет оценить, какая часть контрабанды является откровенной подделкой, какая часть – дешевой китайской продукцией сегмента no name, а какая часть – оригинальными изделиями, которые были завезены в страну нелегально.

Добавим, что Китай считается страной, где производят огромное количество контрафактной обуви. Согласно интерполовскому отчету Intellectual Property Crime Threat Assessment – 2022, Китай остается основной страной происхождения подделок одежды, обуви, солнцезащитных очков, сумок, часов и ювелирных изделий, которые были изъяты на таможенной границе Евросоюза. В докладе Global Trade in Fakes – 2021 приводятся данные глобальных таможенных изъятий из-за нарушения прав интеллектуальной собственности. Оказалось, что в 2017–2019 годах из всех изъятых из оборота поддельной обуви 79% объема (по стоимости) пришлось на те, что были изготовлены в Поднебесной.

Центр социологических исследований Kursiv Research в сентябре 2022 года провел обследование на предмет того, как часто казахстанцы сталкиваются с контрафактной продукцией и как они относятся к маркировке товаров*.

Общая картина, которую показало исследование, вызывает осторожный пессимизм. Только 3,1% респондентов смогли с уверенностью заявить, что не считают, что на казахстанском рынке оборачиваются контрафактные товары. Однако 23,4% участников анкетирования, или почти каждый четвертый, считают, что существенно более половины товаров в стране – контрафакт. Респондентов, выразивших обратное мнение («существенно менее половины»), намного меньше, только 10,3%.

Респондентам был предложен список из 18 категорий товаров с просьбой отметить те из них, что оказались контрафактом (покупали или видели). Чаще всего казахстанцы сталкиваются с подделками одежды и обуви. Если по всем остальным категориям товаров более половины респондентов никогда не сталкивались с контрафактом, то для одежды и обуви этот показатель составляет всего 32 и 39% соответственно.

Больше всего с контрафактной обувью сталкиваются люди среднего возраста (от 30 до 44 лет); и это те, у кого самая высокая номинальная зарплата, согласно данным БНС АСПР РК. Порядка 33,3% опрошенных в этой возрастной категории приобретали контрафактную обувь, что выше показателя по всей выборке на 4,2%. Меньше других сталкиваются с контрафактной обувью пожилые (22,7%). Такие результаты, видимо, связаны с тем, что люди этой возрастной категории меньше всего гонятся за брендами, предпочитая недорогие товары из сегмента no name.

Ответы от респондентов, которым доводилось покупать товары – копии известных брендов обуви, распределились следующим образом. Самая распространенная копия – Adidas (45%), следом идет Nike (40,1%), тройку замыкает Reebok (11%). Реже встречаются копии из luxury-сегмента: Dolce&Gabbana (1,9%) и Dior (1,7%).

Маркировка и подделка

Правительство РК пытается вывести из тени некоторую часть обувного рынка с помощью цифровой маркировки, которая представляет собой автоматизированную систему контроля товарооборота. Уникальный код наносят производители, импортеры, оптовые и розничные реализаторы, чтобы сформировать, скажем так, цифровую картотеку товара. В свою очередь, покупатель, отсканировав код, не только узнает о свойствах товара, но и сможет проследить то, как товар попал на полки магазина.

Проект цифровой маркировки был запущен в ноябре 2021 года. Участникам рынка дали время до апреля 2023 года, чтобы предприниматели успели распродать немаркированную обувь. После чего в магазинах, по задумке властей, будет выставляться обувь с цифровым кодом.

Однако сейчас бизнес, в частности те, кто ввозит в страну обувь, критикует нововведение. Председатель Палаты юридических консультантов Confidence&law Айнура Кайдарова в интервью Liter.kz (это издание в своем материале указывает, что она «защищает интересы импортеров обувной продукции») заявила, что маркировка уже привела к удорожанию обуви на 30%.

Но премьер-министр РК Алихан Смаилов в феврале этого года заверил, что маркировка не предусматривает значительных затрат со стороны бизнеса и ее внедрение не отразится на стоимости обуви. «Стоимость одного кода маркировки составляет 2,68 тенге, оборудование для нанесения кода Data Matrix на обувь существенно дешевле, чем для высокопоточных линий», – следует из его ответа на депутатский запрос.

Размер дополнительной наценки за маркировку – важная составляющая успешности нововведения. Из данных Центра социологических исследований Kursiv Research выяснилось, что обувь вместе с едой, одеждой и техникой в когорте тех товаров, за которые большинство респондентов готовы платить больше, если маркировка отразится на цене, но как гарантия подлинности и качества. Порядка 55,1% опрошенных готовы платить за обувь больше.

В разрезе величины наценки ответы распределились следующим образом: 26,5% респондентов готовы платить менее 5% от стоимости, 22% опрошенных – в пределах 5–15% от стоимости и 6,6% ответивших – если наценка будет выше 15%.

* Источник: телефонный опрос жителей казахстанских городов населением более 100 тыс. человек. В опросе приняли участие 1205 респондентов; выборка взвешена по полу, возрасту и региону.

Как считали?

Суть метода зеркальной статистики – в сопоставлении таможенной данных РК с аналогичными данными торговых партнеров. Метод не является наилучшим, поскольку статистика может расходиться даже в том случае, если закон никто не нарушал. Этому есть целый ряд причин, в числе наиболее значимых такие: одни страны учитывают в статистике внешней торговли операции в свободных экономических зонах, другие – нет; бывает временной лаг между отправкой и поступлением товара; существуют факты недостаточно точного декларирования товара при ввозе. Так, некоторые страны учитывают реэкспорт, реимпорт или международный транзит, хотя ООН рекомендует определять импорт по стране происхождения, экспорт – по последней стране назначения, а данные транзита должны исключаться из статистики внешней торговли. Кроме того, импорт может учитываться в ценах CIF, экспорт – в ценах FOB, которые отличаются в зависимости от условий страхования и логистики.

Но поскольку метод удобен для выявления признаков коррупции на таможне и оценочных объемов теневой экономики своей простотой и общедоступностью, то составление зеркальной статистики часто применяется исследователями. Например, в основу исследования «Таможенная коррупция Казахстана: зеркальный анализ товарооборота», подготовленного общественным фондом Transparency Kazakhstan в 2017 году, лег метод зеркальной статистики.

В целом результаты зеркальной статистики указывают на узкие места, которые требуют более тщательной проработки.

Положительная разница означает, что казахстанская таможня декларирует объем намного больший, чем это фиксирует таможенная служба торгового партнера. Отрицательная разница, соответственно, показывает обратное.

По каждому виду обуви учитывались расхождения, превышающие 50%. Эта норма взята из методологии Transparency Kazakhstan: «По экспертным оценкам, расхождения в статистических данных из-за разницы в применяемых методологиях могут доходить до 40–45%. Разница свыше 50% свидетельствует о наличии в таможенных органах признаков коррупции».

Учитывались расхождения, которые соответствуют следующим условиям: они превышают $1 млн в абсолютных значениях и 50% к данным таможни РК и стран-партнеров, наблюдаются два года подряд. Таким образом, отраженные в материале оценки сформированы по консервативному принципу: не были учтены единичные всплески и небольшая разница в абсолютных величинах.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Сейчас читают