Кто приобретает казахстанское кино и сериалы для показа за рубежом

«Курсив» узнал, кому и что мы продаем

На круглом столе во время Almaty Creative Week обсуждали, как экспортируются казахстанские фильмы и сериалы. «Курсив» узнал, кому и что мы продаем, по какой цене и из-за чего приходится отказываться от продажи казахстанского киноконтента на международный рынок.

Права на показ «Ласкового безразличия мира» Адильхана Ержанова, которые купила немецкая Beta Cinema, стали новой точкой отсчета в экспорте современного казахстанского киноконтента. Его приобретают и международные дистрибьюторские компании, такие как Beta Cinema, и различные стриминговые платформы. Среди последних основные закупщики пока россияне: крупная онлайн-платформа start.ru заключила сделку с Salem Social Media и купила у них Sheker, молодежный сериал о наркодилерах. Регулярно обновляет свою «казахскую» линейку и популярный интернет-сервис «Кинопоиск», у которого все чаще выходят работы казахстанских режиссеров. Покупает этот сервис не только авторские ленты, показанные на фестивалях класса А, но и популярные отечественные комедии. Проявляют интерес к кино made in Kazakhstan и западные стриминги – например, северо-американский MHz Networks купил права на самую известную драму Адильхана Ержанова «Черный, черный человек». Этот степной нуар после перемонтажа американские зрители увидели как трехсерийный мини-сериал.

За сколько покупают?

Южная Корея, Европа, США – число желающих пополнить ряды стран-закупщиков растет вместе с фестивальными успехами отечественных кинематографистов. Salem Social Media получил «экспортные» предложения после того, как веб-сериал Sheker вошел в конкурсный отбор лучшего европейского фестиваля сериалов во французских Каннах – Canneseries, а затем победил в корейском Пусане на Asia Contents Awards в категории Best Short-form/Web Drama и на специализированном немецком фестивале Die Seriale в городе Гисен, завоевав там награду в номинации «Лучшее музыкальное оформление» (Best sound design).

«На своем примере мы поняли, что казахстанский контент конкурентоспособен и на иностранных рынках тоже, – говорит генеральный продюсер Salem Social Media Куат Садыков. – Когда мы два года назад начали снимать Sheker с молодым режиссером Айторе Жолдаскали, мы думали, что делаем локальный продукт для Астаны и Алматы, которые страдают от закладчиков и юных наркокурьеров. Но когда сериал появился в сети, мы узнали, что его смотрят не только во всех казахстанских городах, но и во всем СНГ. Теперь мы продали его на start.ru, и он стабильно держится у них в топ-20. И это при том, что сами россияне делают достаточно качественный контент на любой вкус».

По условиям контракта с российской онлайн-платформой сумму сделки разглашать нельзя. Генпродюсер лишь отметил, что она «хорошая и окупила потраченный на сериал бюджет». Ранее экс-директор компании Александр Аксютиц в интервью «Курсиву» рассказывал, что в среднем одна 15–20-минутная серия 12-серийного веб-сериала стоит 2,5 млн тенге (на тот момент это $5,8 тыс. долларов). Если учесть, что первый сезон Sheker состоял из восьми эпизодов, а второй из 12, то сумма сделки, вероятно, составляет около 50 млн тенге за оба сезона. Даже по текущему курсу это больше $100 тыс.

По словам Куата Садыкова, сейчас компания ведет работу не только с российскими стримингами, но и с известными мировыми компаниями – такими, как американский массмедиа конгломерат Paramount. Недавно продюсерский центр Epicentrum и Salem Social Media делали совместный workshop, где авторы питчили свои будущие проекты. Один из них – мультфильм про маленькую девочку, сценарий к которому написала Мадина Еликбаева – заинтересовал канал Nickelodeon (это часть Paramount Global).

Кадр из фильма «Ласковое безразличие мира»

Фестивальное кино из Казахстана – самая экспортная статья

Флагман экспортных продаж – фильмы известных казахстанских режиссеров, работающих в сегменте авторского фестивального кино. Правда, рекордсмен здесь только один – Адильхан Ержанов. Его малобюджетные драмы, снятые за $50–100 тыс., дважды в год показывают на крупнейших кинофестивалях класса А. И именно фестивальные площадки являются лучшей платформой для международных продаж. Права на показ драмы «Ласковое безразличие мира», участвовавшей в Каннском фестивале 2018 года, продали за 70 тыс. евро (при этом бюджет картины составил $50 тыс., то есть она окупила себя и даже немного заработала). По словам Серика Абишева, продюсера всех проектов Ержанова, это не финальная сумма. Согласно договору, компания Beta Cinema, которая приобрела права на эту ленту, дополнительно вложила в ее продвижение 150 тыс. евро. Когда Beta Cinema окупит вложенные средства, возможно, продюсеры «безразличия» заработают еще.

На вопрос, готовы ли авторы к такому долгому возврату инвестиций, Серик Абишев философски замечает, что продавать фестивальное кино – задача не из легких. Но если ограничиваться только казахстанским рынком, то эти деньги могут вообще никогда не вернуться. «Совсем недавно в отечественном прокате был наш «Голиаф». Увы, мы не отбили даже денег, которые потратили на пиар», – делится он.

Другой успешный кейс Ержанова – это нашумевший «Черный, черный человек», поддержанный коллегами, критиками авторитетных изданий и киноинфлюенсерами. По словам Абишева, этот фильм был продан на стриминг – российский «Кинопоиск» и американский MHz Networks и уже почти окупился, но пока еще не заработал.

Для продаж на стриминги по премиум-цене необходимо как минимум громкое имя, рассказывает Абишев. Большинству производителей тот же «Кинопоиск» платит весьма символические деньги. «Оценка кино – это такой же процесс, что и оценка, например, недвижимости, – объясняет продюсер. – Для одной категории товаров одна цена, для второй – другая. То есть за авторскую ленту предложат одну цену, за блокбастер уже другую, и там сумма будет на порядок выше. За казахстанский контент, который будут показывать только на территории Казахстана год или два, предлагается в среднем от $500 до $3 тыс., за успешный блокбас­тер, на который придет большая аудитория, могут предложить от $10 тыс.».

В то же время продать на стриминговый сервис, похоже, легче, чем заключить сделку с мировой дистрибьюторской компанией. «Да, конкурсы кинофестивалей класса А вызывают определенный интерес к нашим работам, но это не обязательно заканчивается продажей, – говорит Серик Абишев. – Этот процесс похож на рыбалку – вроде клюют, но пока сверхкрупным уловом мы похвастать не можем. Понятное дело, тот же Wild Bunch купит лучше проект с Томом Крузом или Брэдом Питтом, а не наш фильм с Куандыком Дюсембае­вым в главной роли».

Находим покупателей, но не продаем

Общая проблема всех продюсеров, работающих через Государственный центр поддержки национального кино РК: фильмы, сделанные с госучастием, невозможно продать за рубеж, даже если иностранная сторона готова их купить. Причина в том, что по закону о кинематографии РК местные производители контента (частные кинокомпании и продакшн-студии) не имеют исключительных прав на свое детище.

Глава компании Golden Man Media, продюсер Максим Акбаров, описал ситуацию на собственном примере. После того как один из его проектов, драма «Братья» Дархана Тулегенова, был показан на немецком кинофестивале Oldenburg International Film Festival и получил там приз Spirit of Cinema («Дух кино»), лентой заинтересовались дистрибьюторы из Северной Америки и Европы. Но оказалось, что напрямую продавать эту картину сами авторы не могут. «Абсолютно все международные компании, будь то американские или европейские, работают только с теми, у кого есть исключительные права на фильм, выданные как минимум на семь лет, – поясняет Акбаров. – С другими правообладателями, имеющими неисключительные права – как мы, они никаких сделок не совершают, ведь такие договоры несут для них риски, поскольку первоначальный бенефициар может в любой момент просто аннулировать эту сделку».

Максим Акбаров рассказывает, что предлагал заключить контракт напрямую, написал письмо о желающих приобрести картину в Министерство культуры. «На что получили ответ, что «мы тоже очень хотим продать это кино, но мы не можем это разрешить, поскольку в законе это не прописано, делать это мы не имеем права». Окей, но мы ведь не просим, чтобы деньги шли нам лично в карман, в любом случае, это государственные деньги и зарабатывать будет в первую очередь государство, так почему бы властям не внести соответствующую поправку в закон? Мы даже не настаиваем на том, чтобы в будущем исключительные права были переданы именно продакшн-студиям, пусть это будут дистрибьюторские компании (хотя логичнее было бы передать права непосредственным производителям), но пусть наши фильмы продаются! Я ведь делаю кино не для того, чтобы оно потом лежало на полке! Да и мы все хотим зарабатывать не на производстве кино, а на его продаже на разные рынки. Почему мы отказываемся от готового шанса, тем более что для авторских лент это единственная возможность самоокупиться, – для меня загадка», – удивляется Акбаров.

Сам продюсер снял вместе с Госцентром уже две картины: «Алга» Ернара Нургалиева (премьера этой спортивной драмы состоялась осенью этого года) и «Братья» Дархана Тулегенова (прокат этой дебютной киноленты стартует в январе 2023-го), в работе у него еще три проекта: «Шулама» Айторе Жолдаскали, «Гости» Дархана Тулегенова и «Носорог» Адильхана Ержанова. «Время, когда казахстанское кино было интересно только казахстанцам, давно прошло. Сейчас мы нужны миру, а нам нужны другие рынки», – заключает он.

Кадр из фильма Sheker

По мнению продюсеров, продажа киноконтента за рубеж – вопрос не только возврата бюджетных денег в казну, но и странового и внутреннего пиара. «Это мощный идеологический инструмент, который положительно повлияет как на восприятие местной аудиторией лент, сделанных соотечественниками, так и на индустрию в целом», – единодушно утверждают они. Известный казахстанский продюсер Игорь Цай, постоянно работающий с Тимуром Бекмамбетовым, считает, что появление казахстанских картин на иностранных площадках повысит мотивацию авторов и простимулирует создание большого количества отличных жанровых фильмов: триллеров, хорроров, экшенов, детективов и так далее. «Для Казахстана это будет шанс производить не только комедии, – уверен Игорь Цай. – Комедийные продукты в подав­ляющем большинстве своем это сугубо локальный контент, это не только у нас, так по всему миру. Поэтому, чтобы выходить на международный рынок, нужно делать кино в других жанрах».

Следствие проблем с продажей отечественных фильмов за границу – местные кинопроизводители не могут использовать такой популярный и эффективный инструмент, как предпродажи. «Это стандартная мировая практика, которая позволяет снизить количество кеша, требуемого для производства, – рассказывает Цай. – К примеру, бюджет проекта может составлять $75 млн долларов, но кешем нужно вложить только $10 млн, все остальные деньги приносит продажа прав на будущую ленту на разные территории. Это делается не только ради получения денег и снижения затрат, но и в качестве маркетингового исследования – продюсер изучает возможную прибыль». Если интереса к картине нет, то и тратить на нее $75 млн, скорее всего, не стоит или есть смысл обойтись меньшей суммой.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Как изменился рынок онлайн-образования после пандемии
Казахстанский рынок EdTech пока относительно свободен – здесь достаточно места и для локальных стартапов, и для международных игроков. «Курсив» изучил, кто работает на этом рынке в республике.
Как изменился рынок онлайн-образования после пандемии
Сейчас читают