Риски в экономике обсудили эксперты в Астане

В Астане впервые состоялся открытый диалог об экономике – «Казахстан в новой реальности»
Ануар Куандыков / Фото: пресс-служба Jusan Analytics

Jusan Analytics собрал на одной площадке представителей госорганов, квазигоссектора, Национального банка, международных финансовых организаций, НПП «Атамекен» и независимых экспертов, чтобы обсудить риски и вызовы современности, поговорить о влиянии инфляции на благосостояние людей.

Руководитель Jusan Analytics Ануар Куандыков, открывая дискуссию, сообщил, что дата мероприятия выбрана не случайно: ее подвели ко Дню финансистов и Дню национальной валюты. Выбрана была и соответствующая тематика.

Мы хотели бы поговорить о ситуации в экономике, как мировой, так и казахстанской, о том, как в этих новых условиях жить нам с вами. Мы поговорим про макроэкономику, про денежно-кредитную политику, о проблемах и перспективах финансирования реального сектора экономики, а также остановимся на социально-демографических вопросах.

Ануар Куандыков, руководитель Jusan Analytics

При этом он отметил, что особо актуальны сегодня три вызова. Первый – это рост мировой инфляции, где можно отметить три основных фактора: ультрамягкую денежно-кредитную политику, в условиях которой жили последние 10–15 лет, и в особенности вливание денежных средств в условиях пандемии. Второй – рост мировой экономики, который постепенно замедляется, а отдельные регионы уходят в отрицательную зону. Третий – объем долгов, которые набрали государства, просто зашкаливает, и есть риски глобального долгового кризиса.

«Мы посмотрели и увидели, что у 60 из 80 стран наблюдается рост инфляции в два раза, а в 28 странах – в четыре раза. Есть 20 стран, у которых идет отрицательное отклонение по экономическому росту за последние пять лет. Мы сопоставили два этих списка и увидели, что у 15 стран идет очень сильный рост инфляции и спад экономики. Это 41% мировой экономики. Согласно заключению МВФ и экспертов, есть два фактора: первый – это то, что мировая экономика в 2022 году показывает более умеренные темпы роста, так как в 2021 году они были очень высокие. Понимая, что в мире нет консенсуса по глубине и длительности возможного кризиса, мы предполагаем, что показатели 2023 года, возможно, будут еще хуже», – сказал Куандыков.

И хотя, по словам эксперта, по Казахстану ситуация не настолько критична, все же по экономическому росту четырех из шести основных показателей из месяца в месяц снижаются.

«Рост снижается в торговле, промышленности, логистике и строительстве. И, по нашим оценкам, если до конца года каких-то глобальных изменений не будет, то экономика в годовом выражении покажет рост где-то до 2,5% относительно предыдущего года. По инфляции мы тоже не видим причин изменения тренда, поэтому мы ожидаем, что инфляция превысит 20–21%», – резюмировал он.

Директор департамента денежно-кредитной политики Нацбанка Рустем Оразалин подчеркнул, что инфляции в Казахстане продолжает ускоряться. Моментальные факторы, которые наблюдаются в последнее время, по его словам, усугубляются дополнительными внешними шоками. В том числе геополитической ситуацией.

«Структура экономики в мире меняется в условиях роста неопределенности, деглобализации и прибавляется сюда декарбонизация, то есть вызовов для монетарной политики становится больше. Но, несмотря на количество вызовов, мы видим, что мандат центральных банков остается незыблемым и заключается в поддержании ценовой стабильности, без которой не будет долгого, устойчивого развития. Бремя высокой инфляции тяжелее всего ложится на тех, кто меньше всего способен его нести. Поэтому при текущих условиях восстановление ценовой стабильности займет некоторое время и требует решительного использования инструментов центральных банков», – сказал он.

Высокая инфляция, по словам эксперта, продолжает распространяться по экономике. И значительным риском является тот фактор, что в стране не заякорены инфляционные ожидания населения.

«Если общественность ожидает, что инфляция будет низкой и стабильной в будущем, то при отсутствии каких-то потрясений с большей долей вероятности так и будет. Ровно также и в противном случае, когда у вас ожидания по инфляции высокие и волатильные», – пояснил он.

Заместитель директора Центра прикладных исследований «Talap» Аскар Кысыков заявил, что Нацбанк постоянно пытается догнать инфляцию базовой ставкой, а не наоборот – влиять на инфляцию через базовую ставку.

Аскар Кысыков / Фото: пресс-служба Analytics

«По выступлению представителя Нацбанка. Он говорит, что у нас растет спрос. Но растет спрос по номиналу, реальные доходы населения падают – спрос в реальном выражении сокращается. Инфляция у нас не монетарная, основной фактор инфляции – даже президент сказал – это завозная инфляция, но мы с ней боремся, думая, что она монетарная, и задираем базовую ставку. У нас базовая ставка ни на что не влияет, кроме как на доходы банков, крупных держателей депозитов и обслуживание госдолга. Процентный канал с точки зрения влияния на кредит не работает, потому что портфель банков – 60% – это потребительские кредиты, и они от базовой ставки совсем не зависят», – сообщил эксперт.

В качестве примера он указал на то, что развитые страны не боятся глубоко отрицательных реальных процентных ставок. Так, по его данным, в США при инфляции в 8,5% базовая ставка составляет 2%, в Еврозоне при инфляции в 10% базовая ставка составляет около 1–2%, и в соседней России – 7,5%.

Указал он и на высокий уровень госдолга Казахстана.

«Если говорить о Казахстане, я бы не стал говорить, что у нас госдолг очень низкий. Если мерить по активам, которые у нас есть – Нацфонд и другие, – то он высокий, особенно если брать внешний долг. При этом у нас продолжаются внешние заимствования. Я думаю, что в текущей ситуации, когда курс постоянно скачет, такие заимствования вообще не нужно делать. И у нас в бюджете на 2023 год на обслуживание внешнего долга выделено 1,8 трлн тенге. Это невероятно высокая сумма. Я считаю, что у нас очень, очень большой госдолг и его нужно снижать, особенно внешний. И обслуживание такого госдолга нам обходится очень дорого», – отметил спикер.

Представитель НПП «Атамекен» Тимур Жаркенов рекомендовал проанализировать, насколько повышение базовой ставки может повлиять на экономику страны, на бизнес, конечную стоимость товаров для населения.

«Без решения этого вопроса мы можем скатиться в такую воронку… Это особенно актуально, учитывая нынешнюю геополитическую ситуацию, потому что все цепочки поставок прерываются, экономика находится под огромным стрессом на текущий момент», – сказал он.

Интересную мысль высказал в завершение исполнительный директор Jusan Analytics Александр Дауранов. Он рассказал о том, какое влияние демография будет оказывать на потребительский рынок.

Александр Дауранов / Фото: пресс-служба Jusan Analytics

Говоря об этом, он указал на высокие темпы рождаемости в Казахстане и заявил, что пик потребительской активности приходится на возраст с 30 до 39 лет – люди этого возраста самые активные потребители, которые больше всего зарабатывают и больше всего склонны потреблять.

«Мы эту потребительскую активность наложили на текущую и будущую демографическую структуру. Сегодня мы переживаем расцвет потребления, это бэби-бумеры конца 80-х годов, сейчас находятся в самой высокой фазе потребительской активности и больше всего потребляют. На 3 млн человек в возрасте от 30 до 40 лет, по нашим оценкам, приходится примерно 40% конечного потребления домашними хозяйствами. Через 5 лет ми видим, что демографическая волна будет двигаться по возрасту и, соответственно, будет снижаться число самых активных потребителей, бэби-бумеры будут снижать свое потребление и больше сберегать. Через 10 лет мы достигнем самого низкого числа активных потребителей», – сказал он.

В такой ситуации, по его оценке, нужно будет удвоить рост производительности, чтобы поддерживать темпы роста конечного потребления домашних хозяйств на текущем уровне.

При этом будет наблюдаться экспансия цифрового поколения, то есть людей, родившихся после 2000 года, у которых формируется больше спроса на онлайн-потребление.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Сейчас читают