Азбучные истины ESG

Эколог Асель Тасмагамбетова рассказывает об неотъемлемом элементе деятельности любой компании

Что такое ESG? Дань моде? Требование закона? Насущная необходимость для каждой компании? Асель Тасмагамбетова, эколог, основатель Центрально-Азиатского института экологических исследований, считает, что ESG есть неотъемлемый элемент деятельности любой компании, которая так или иначе воздействует на окружающую среду (E – environment), взаимодействует с обществом (S – social) и строит систему внутренних стандартов и ценностей (G – governance). В свете глобального тренда на ответственное отношение к природе и ресурсам, уважение к людям (будь то сотрудники или клиенты), этичность и прозрачность любой бизнес, игнорирующий эти запросы, рискует сузить круг потенциальных инвесторов.

Что происходит в мире

В марте 2021 года был пересмотрен регламент Европейского союза по раскрытию информации об устойчивом финансировании (The European Union’s Sustainable Finance Disclosure Regulation, SFDR), который устанавливает обязательства по раскрытию информации в отношении экологических, социальных и управленческих факторов (ESG) для управляющих активами и консультантов. По мнению международной юридической фирмы Cooley LLP, новые экологические, социальные и управленческие требования в Европейском союзе и США призваны коренным образом изменить ландшафт нефинансовой отчетности. Новые правила ЕС потребуют отчетности ESG на беспрецедентном уровне и охватят целый ряд компаний, которые ранее не подпадали под обязательные требования. Для американских эмитентов новые правила ЕС приведут к обязательной отчетности по более широкому набору тем ESG, нежели те, которые требуются в соответствии с текущими правилами Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC).

Примечательно, что SFDR применяется к компаниям из Евросоюза, а также к государственным и частным компаниям из стран, не входящих в ЕС. Важно, чтобы они соответствовали пороговым значениям, описанным ниже. В результате от компаний из других стран, не входящих в ЕС, но ведущих там бизнес, могут потребоваться отчеты ESG в соответствии с правилами ЕС, даже если такие компании не котируются на европейских биржах.

В США происходит параллельное, хотя и более ограниченное движение к расширению требований по отчетности ESG. SEC сосредоточила свое нормотворчество на конкретных темах ESG, не предписывая публикацию общих отчетов. В частности, SEC предложила правила отчетности об изменении климата и кибербезопасности и, как ожидается, установит правила раскрытия информации о человеческом капитале и разнообразии советов директоров уже в течение следующего года.

SFDR уполномочивает Европейскую комиссию признавать эквивалентными стандарты отчетности в области устойчивого развития, применяемые странами, не входящими в ЕС. Поскольку SEC не предложила столь же широкие правила отчетности в области устойчивого развития, маловероятно, что ее установки будут признаны эквивалентными всем стандартам отчетности SFDR (хотя некоторые из них, например в области изменения климата, могут быть признаны таковыми). В результате для эмитентов США, подпадающих под действие новых правил ЕС, соблюдение SFDR, вероятно, потребует публикации специального отчета. Кроме того, область применения SFDR выходит за рамки большинства добровольных стандартов отчетности, используемых в настоящее время компаниями в США и других странах.

Фото: Shutterstock/gapestrat

Что происходит в Казахстане

Казахстан официально присоединился к Целям устойчивого развития (ЦУР) ООН и интегрировал оценку достижения данных целей в государственную статистику, но единой стратегии перехода к УР в стране на сегодня нет (принятая в 2006 году Концепция перехода Республики Казахстан к устойчивому развитию на 2007–2024 годы утратила силу в 2011 году).

Документом первого уровня, регламентирующим зеленый транзит экономики РК, по состоянию на август 2022 года является принятая в 2013 году Концепция по переходу Республики Казахстан к «зеленой экономике».

В этом направлении активно работает Центр зеленых финансов, созданный на базе МФЦА, который первым в ЕАЭС разработал собственную таксономию по стандартам зеленого финансирования и в августе 2020 года сопровождал выпуск дебютных зеленых облигаций фонда «Даму». На сегодняшний день таксономия центра носит рекомендательный характер, однако рассматривается вопрос утверждения таксономии постановлением правительства в качестве мер соблюдения нового Экологического кодекса.

В прошлом году государственные органы Казахстана также представили проект стратегии по достижению углеродной нейтральности к 2060 году – для его реализации понадобится $666,5 млрд. Большая часть средств будет направлена на проекты по электро- и теплоэнергии и на трансформацию транспортного сектора.
Очевидно, что администрация президента в последнее время активно поддерживает внедрение зеленого законодательства.

На уровне мирового сообщества ориентиры давно заданы международными руководствами и рекомендациями (например, ЦУР ООН). Казахстан обозначил приверженность этим целям еще в 2015 году. Давно существуют как внутренние требования (биржи к размещающимся компаниям), так и внешние (для экспортеров в EU, начинающие действовать с 2026 года). Очевидно, последуют и другие шаги – например, требования для финансового сектора, по которым с 2024 года необходимо будет раскрывать информацию о подверженности ESG-рискам или оценке цепочки поставок. Введение углеродного налога в стране с 2023–2025 года послужит своеобразной реакцией на введение налога в EU.

При этом, безусловно, существуют требования Экологического кодекса, которые не противоречат ЦУР и служат сегодня основным драйвером активности в сфере экологии для многих компаний промышленного сектора. Кроме этого есть международные стандарты отчетности по устойчивому развитию GRI и в области климатических рисков TCFD.

Однако с чего начать? Как реализовать эти стандарты? Ориентиром служат все те же рекомендации и требования ЦУР, несмотря на их ограниченное количество. Они помогут определить вектор развития, выявить сильные стороны и области для улучшения, составить план реализации мер. Наиболее актуальными здесь являются вопросы объективной и комплексной оценки текущего состояния и реализации намеченных мер. На этом пути, вероятно, понадобятся независимые помощники, которые могут посмотреть на компанию со стороны и не только подготовить необходимый пакет документов, но и разработать и помочь реализовать практические программы исходя из собственного опыта пребывания на производственных площадках, а также описать их в правильной терминологии. Это может быть обучение персонала для изменения модели поведения, улучшение безопасности производства, постоянно действующий инструментальный мониторинг или сложные математические расчеты выбросов.

Поскольку наш Центрально-Азиатский институт экологических исследований активно занимается вопросами экологии и предоставляет услуги ESG-консалтинга, в сентябре этого года меня пригласили выступить модератором сессии «Экологические решения с учетом принципов ESG на металлургическом производстве» на международном металлургическом саммите «Металлы и сплавы». В профессиональной дискуссии представители лидеров металлургического рынка «Казатомпром», Polymetal и «Казцинк» рассказали, что на производстве активно внедряются принципы ESG. Некоторые компании работают над сокращением выбросов, переходят на использование менее загрязняющего оборудования, следят за соблюдением гендерного равенства в корпоративном управлении. Ряд компаний уже находятся в процессе получения ESG-рейтинга, другие представляют отчетность в соответствии с требованиями устойчивого развития, что в свою очередь открывает им возможности привлечения дополнительных зеленых источников финансирования.

Серьезное влияние на ситуацию оказывает регулирование: несмотря на почти 20-летнюю историю госпрограмм, связанных с устойчивым развитием, и 11 лет действия президентской концепции перехода к зеленой экономике, существенные стимулы для проникновения ЦУР в корпоративную практику были сформированы совсем недавно – после обновления норм Экологического и Предпринимательского кодексов РК в 2021 году. Тогда в них были включены стимулы в виде субсидирования привлекаемого на зеленые проекты капитала. Начиная с 2020 года важным этапом стало распространение требований к листинговым компаниям об отчетности в сфере ESG с соответствующей методикой раскрытия информации для листинговых компаний KASE. Это привело к росту уровня корпоративной отчетности, который зафиксировали эксперты PwC. Таким образом, все свидетельствует о том, что ESG – это не дань моде, но насущная необходимость для сбалансированного развития каждой компании, стремящейся к долгосрочному росту и процветанию.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Сейчас читают