«Повестка ESG постепенно меняет характер с рекомендательного на обязательный»

ESG-директор Freedom Finance Global PLC Баглана Мусина – о цифровой экосистеме, борьбе с гринвошингом и об экологичности миллениалов

– Группа компаний Freedom позиционирует себя как глобальная компания, что подразумевает соответствие требованиям к трансформации бизнеса. Что для вас означает подобная трансформация и ставите ли вы задачу дальнейшего внедрения ESG-принципов в вашу практику? Как известно, цифровые технологии двигают ESG-повестку, а вы активно внедряете цифровые решения в вашей деятельности.

 – Цифровая трансформация – неотъемлемый элемент и основа устойчивого развития. Сегодня мы видим тенденцию повышения роли финансового сектора в продвижении ESG-повестки. В рамках деятельности по цифровой трансформации нами созданы новые продукты, такие как цифровая ипотека, цифровое автокредитование и онлайн-страхование. Таким образом, мы вносим свой вклад в достижение целей цифровизации на государственном уровне. Новый виток развития группы Freedom также обусловлен появлением новых направлений сервисов и продуктов, которые связаны с ESG-банкингом, ответственным финансированием, циркулярной экономикой и так далее. Приняв решение включить элементы новых направлений в свою стратегию развития, мы не только вносим свой вклад в борьбу с изменением климата и стабилизацию общественной среды, но и способствуем более масштабной стандартизации ESG-отчетности среди эмитентов в связи с большим спросом со стороны инвесторов и других акционеров на раскрытие нефинансовой информации. Группа Freedom ставит перед собой цель создать первую в мире интегрированную глобальную финансовую систему.

Во многих странах уже сформирована своя обязательная регуляторная база по раскрытию ESG-информации. Понимая необходимость идти в ногу с лучшей международной практикой, группа Freedom выделяет ESG в отдельное направление для того, чтобы соответствовать требованиям. Мы намерены стать лучшей финансовой и цифровой платформой – единой экосистемой, внедряя принципы ESG, повышая доверие клиентов и внося максимально возможный вклад в создание устойчивого и процветающего общества в Казахстане.

– Какие конкретно ESG-проекты вы планируете или уже реализуете?

– Мы всегда стремимся к ответственному ведению бизнеса и уже давно учитываем принципы устойчивого развития как в собственной деятельности, так и во взаимодействии с партнерами. Примером может послужить тот же переход на цифровые документы, которые сокращают использование бумажных носителей. В целом наши проекты нацелены на сокращение операционной деятельности, увеличение прозрачности и повышение доверия. Наш холдинг осуществляет финансовую деятельность, проводит розничные брокерские операции, предоставляет инвестиционно-банковские, андеррайтинговые и страховые услуги через свои дочерние компании. Организация является профессиональным участником KASE, MOEX, UZSE, UX, AIX.

Растем и развиваемся очень динамично. Конечно же, вопрос Corporate Governance, соответствующего международным стандартам, является своевременной задачей. Вместе с тем мы рассматриваем ряд проектов и в сфере экологии, которые связаны со сбором и переработкой пластика, реализацией офсетных проектов, с сокращением выбросов парниковых газов.

Нами был заключен меморандум по финансированию строительства насосной станции и сетей водоснабжения от опреснительного завода в Мангистауской области, на реализацию данного проекта наша компания выделяет 2,12 млрд тенге. Реализация проекта позволит внести значительный вклад в достижение шестой цели устойчивого развития (ЦУР 6) по обеспечению качественной пресной водой населения региона, около 230 тыс. человек. В портфеле наших проектов имеются и финтех-проекты, например «Freedom 24». Такие проекты являются одним из ключевых факторов финансовой доступности. Технологии по своей сути позволяют социально ориентированным компаниям быть более эффективными и прозрачными, повышать доступность финансовых продуктов и, что самое важное, выявлять и оценивать инвестиции, которые обеспечивают устойчивое развитие в большей степени, чем другие.

В настоящее время мы находимся в самом начале пути построения ESG-практики и только после завершения оценки существенности на базе всех требований и определения приоритетных направлений внутри ESG по отношению к группе приступим к непосредственной интеграции принципов во все бизнес-процессы, обязуясь не только раскрывать информацию, но и постоянно улучшать свои KPI-метрики.

– Последние три года мы живем в крайне волатильном мире с его эпидемиями, войнами, инфляцией и энергокризисом. Не является ли это психологическим препятствием для развития ESG-повестки, в том числе аспекта финансирования? Хотя, согласно отчетам, например, в начале эпидемии коронавируса именно ESG-компании как раз не падали в цене. Тем не менее нет ли опасения, что на этом фоне инвесторы сочтут зеленую повестку чем-то не вполне обязательным, из области светлого будущего, а сейчас, мол, «не до того»?

 – Сама по себе ESG-повестка всегда являлась предметом споров и обсуждений на корпоративном уровне, без учета глобальных потрясений. Здесь следует понимать, что ESG – это не только зеленая повестка, сюда входят также социальный аспект и корпоративное управление. Сегодня передовые практики различных секторов бизнеса демонстрируют нам, что учет нефинансовых показателей является важным аспектом при формировании стратегии развития и осуществлении операционной деятельности. Согласно ежегодному отчету WEF по глобальным рискам, в топ-8 рисков на ближайшее десятилетие входят именно экологические и социальные риски. Оценка и митигация нефинансовых рисков позволяет компаниям не только оперативно реагировать на новые вызовы, адаптироваться в сложных условиях, но и минимизировать вероятность реализации финансовых потерь. Что касается экологического аспекта, то зеленая повестка в части финансирования наиболее актуальна по направлению изменения климата. Здесь потребность в реализации проектов и в наличии инструментов финансирования связана в том числе с общегосударственной и общемировой повесткой. Большинство стран мира, в том числе Казахстан, приняли цели по достижению углеродной нейтральности, следовательно, финансовые инструменты и рынок углеродных единиц, по нашему мнению, с течением времени будут усиливать свои позиции. Более того, в рамках концепции инвестиционной политики РК предусмотрено стимулирование ответственного финансирования.

– Интересны ли ESG-продукты розничным инвесторам?

– Крупные корпоративные инвесторы хорошо осведомлены о ESG-продуктах. В связи с этим они пишут долгосрочные стратегии устойчивого развития и заглядывают вперед. Они также формируют свои портфели проектов, осознавая, что ESG-трансформация бизнеса неизбежна. Напротив, для розничных инвесторов на сегодня нет никаких преференций. Поэтому если они и инвестируют в зеленые проекты, то исключительно в силу своих внутренних убеждений. Связано это в основном с тенденцией изменения ценностей и предпочтений новых поколений, а точнее с их повышенным интересом к продукции, которая была произведена компанией с экологической и социальной ответственностью. Стоит отметить, что миллениалы и поколение Z при принятии решений относительно инвестиций гораздо более благосклонно относятся к компаниям, которые не только зарабатывают, но и обеспечивают прозрачность своей деятельности, заботятся об окружающей среде, обществе и о своих сотрудниках.

– Может ли активное продвижение ESG, особенно со стороны регуляторов путем ужесточения критериев соответствия стандартам, привести к увеличению случаев так называемого гринвошинга, когда компания необоснованно демонстрирует, что несет ответственность в рамках ESG, на деле занимаясь лишь обелением своей репутации?

 – Безусловно, такие случаи бывают, но и, напротив, параллельно тому, что повестка ESG постепенно меняет характер с рекомендательного на обязательный, определяются риски, которые нивелируются возложением реальной ответственности за нарушение требований. Так, например, Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) определила риски, связанные с изменением климата, и их влияние на бизнесы и инвесторов. SEC также создала специальную комиссию, которая будет заниматься вопросами климата и выявлять нарушения критериев ESG. Помимо этого теперь она может подавать иски против компаний, которые неправильно маркируют ESG-фонды и не обеспечивают прозрачность. Помимо этого с гринвошингом активно борются общественность, СМИ и сами инвесторы.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Сейчас читают