«Устойчивое развитие стало новой реальностью»

Заместитель председателя правления АРРФР Мария Хаджиева – о воспитании ответственного сознания, зеленых кредитах и сбалансированной ESG-бизнес-модели

ESG – это по определению история, рассчитанная на будущее и на долгосрочные модели бизнеса. В связи с этим, встает резонный вопрос об обучении подобным стратегиям. Кто и как будет учить дисциплине, которая сама пока что находится в развитии?

Насколько легко, по вашим наблюдениям, способен трансформироваться казахстанский финансовый сектор? И сколько времени это может занять? Откуда возьмутся соответствующие кадры – особенного в условиях, когда отсутствует единая мировая таксономия?

– Текущая ситуация в мире стремительно меняется. Ускоренному развитию рынка зеленых инвестиций способствовал рост во­влечения мировой общественности в вопросы воздействия человека на изменение климата и очевидность его последствий в виде повышения уровня Мирового океана и повсеместных природных катаклизмов.

Общемировой климатический кризис, свидетелями которого мы все являемся, требует принятия быстрых и эффективных решений, первым шагом которых является разработка стратегии декарбонизации экономики, призванной сократить выбросы парниковых газов.

В то же время переход к декарбонизированной экономике требует значительных зеленых инвестиций для поддержки компаний по трансформации ими своих бизнес-процессов. Так, эксперты из стран G20 отмечают, что для эффективной борьбы с изменениями климата за 15 лет необходимо наличие $90 трлн.

Несмотря на то что впервые об ответственном инвестировании и устойчивом развитии заговорили в странах Западной Европы и Северной Америки, на сегодняшний день наблюдается смещение приоритетов в области ESG с этих стран на Азию и Ближний Восток, в которых рынок зеленого и устойчивого финансирования растет быстрее.

К примеру, приоритет для Китая – это переход к низкоуглеродной экономике, и ESG-повестка является ключевой для привлекающих финансирование китайских компаний. В 2021 году Китай стал крупнейшим рынком климатических инвестиций за пределами Европы, обогнав США. В 2021 году активы климатических фондов, зарегистрированных в Китае, достигли рекордных $46,7 млрд (+149% к 2020 году).

С другой стороны, существует альтернативная точка зрения, которой также придерживается Билл Гейтс, согласно ей текущая ситуация в Европе еще больше ускорит переход экономики этих стран на зеленые рельсы.

Казахстан также планирует достичь углеродной нейтральности к 2060 году и следовать заданному курсу устойчивого развития, осознавая, что ESG-направление – это не временное явление, а долгосрочная стратегия развития.

Что касается вопроса воспитания ответственного сознания каждого отдельного человека, а также интеграции этих ценностей в корпоративную культуру финансовых и нефинансовых институтов, то для этого агентством проводятся различные обучающие семинары, круглые столы, конференции, для участия в которых привлекаются международные институты развития, имеющие значительный опыт в вопросах инвестиционных политик на основе принципов ответственного инвестирования и ESG.

В 2022 году агентством подписаны соглашения о сотрудничестве с крупными международными финансовыми институтами в лице Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Международной финансовой корпорации (IFC) по вопросам ESG и развития зеленого финансирования в Казахстане. В рамках данного сотрудничества оказывается поддержка по повышению осведомленности в вопросах ESG как работников агентства, так и стейкхолдеров со стороны финансового рынка и государственных органов. Подобным образом транслируются основные направления дальнейшего развития в данной области всему финансовому сектору. С начала года при поддержке ЕБРР, IFC, Всемирного банка, Азиатского банка развития агентством регулярно проводятся круглые столы и обучающие семинары, целевой аудиторией которых являются казахстанские эмитенты и финансовые организации. Таким образом, со стороны агентства обеспечивается предварительная подготовка необходимой ESG-инфраструктуры для финансового рынка и общества в целом.

Устойчивое развитие в настоящее время стало новой реальностью для всех людей, бизнеса и государства. Все больше приходит осознание необходимости более глубокой вовлеченности в ESG-повестку не только на уровне закрытых бизнес-сообществ, но и на уровне жизни и быта простых граждан. Иными словами, начинать менять мир необходимо с себя, и прежде всего с осознанного отношения к окружающей нас реальности.

Краеугольным камнем в вопросах ESG является трансформация сознания как эмитентов, так и инвесторов.

В этой связи вопросы внедрения принципов ESG для финансовых институтов включены в Концепцию развития финансового сектора РК до 2030 года.

Фото: Shutterstock.com

– Агентством планируется на законодательном уровне установить требования к внутренним системам управления рисками финансовых организаций по соответствию принципам ESG, и далее финансовые организации должны будут иметь четко регламентированные внутренние процедуры, интегрированные в процесс принятия инвестиционных решений (плюс включение ESG-рисков в процесс стресс-тестирования с 2024 года). Как это уже реализуется на практике и с какими подвод­ными камнями здесь приходится сталкиваться?

– Принимая во внимание ключевую роль финансового рынка в перераспределении финансовых ресурсов в пользу устойчивых и зеленых проектов и трансформации бизнеса на основе ESG-стандартов, агентство приступило к имплементации принципов ESG в бизнес-модели и стратегии финансовых организаций.

Для нивелирования переходных рисков при внедрении стандартов и принципов ESG такая имплементация будет проходить постепенно.

Первоначально агентством совместно с Международной финансовой корпорацией разработаны рекомендации (руководство) для финансовых организаций в области ESG, которые на первом этапе будут носить добровольный характер. В последующем данные рекомендации будут носить обязательный характер.

Данное руководство предусматривает порядок раскрытия информации о степени подверженности рискам ESG. Финансовые организации будут руководствоваться данным документом при подготовке и публикации отчета об оценке влияния ESG-рисков на их деятельность в рамках ежегодной отчетности. Руководство детализирует вопросы раскрытия информации по каждому отдельному компоненту ESG согласно международно признанным стандартам в данной области (TCFD, EBA ESG Disclosure Requirements).

Обязательно раскрытие финансовыми организациями в отчетности информации по ESG-рискам и установлению регуляторных требований по учету ESG-факторов во внутренних системах управления рисками и корпоративного управления.

В последующем ESG-риски будут интегрированы в систему надзора финансовых организаций. Мониторинг ESG-рисков будет осуществляться в рамках ежегодной надзорной оценки Supervisory Review and Evaluation Process (SREP) по банкам.

На завершающем этапе агентством планируется проведение стресс-тестирования климатических рисков для банков в рамках надзорного стресс-тестирования в 2024 году. При этом методология и сценарии стресс-тестов будут разработаны в 2023 году. В основу данных стресс-тестов будут положены шесть сценариев Международной ассоциации центробанков и финансовых регуляторов NGFS (Network for Greening Financial System).

Основные документы по включению аспектов ESG в деятельность компаний установлены в Великобритании и Европейском союзе (к примеру, требования к нефинансовой отчетности). При разработке ESG-стандартов и создании методологической основы для участников финансового рынка принимаются во внимание утвержденные стандарты. Вместе с тем часть документов периодически пересматривается и дорабатывается теми же европейскими финансовыми регуляторами и центральными банками. Это динамичный процесс, на который оказывает влияние текущая ситуация на рынках капитала и сырьевых рынках. Все время приходится корректировать на ходу, потому что постоянно меняющиеся объективные условия требуют от нас гибкости и оперативного реагирования.

– В той же концепции говорится о постепенном сокращении программ государственной поддержки экономики. Как вы представляете роль правительства как своеобразного стейкхолдера в деле внедрения ESG-практики?

– При любой трансформации общества, включая ESG-трансформацию, необходимо наличие нового понимания, нового мировоззрения и новых ценностей. Парадигма устойчивости будет функционировать при условии достижения баланса между бизнесом, обществом и государством. Финансирование устойчивых проектов можно показать на примере трех конкретных компаний: Фонд развития предпринимательства «Даму», KEGOC и СПК «Алматы».

В соответствии со Стратегией развития Фонда развития предпринимательства «Даму» на 2014–2023 годы планируется привлечь средства Европейского инвестиционного банка на сумму 200 млн евро. Средства направят через банки на финансирование зеленых проектов. Участниками могут стать субъекты микро-, малого и среднего предпринимательства, реализующие проекты для развития социальной и экономической инфраструктуры, в том числе транспорта, энергетики, охраны окружающей инфраструктуры и информационно-коммуникационных технологий, для смягчения последствий изменения климата и адаптации. В рамках займа планируется предоставление технической помощи в сумме 500 тыс. евро для оказания поддержки фонду и банкам-участникам в отборе зеленых проектов для дальнейшего финансирования.

В KEGOC имеется утвержденная стратегия развития компании на 2022–2031 годы, где одной из стратегических целей является обеспечение устойчивого развития в соответствии с принципами ESG, с задачей снижения углеродного следа, а также с целевым показателем в 20% к 2031 году через увеличение доли зеленой энергии в объеме технологического расхода электроэнергии и целевым индикатором к 2026 году через экономию 4785 т.у.т. (тонна условного топлива) на 2021–2025 годы.

СПК «Алматы» также является мостом между ресурсами государства и бизнеса, приоритетными направлениями которого служат развитие предпринимательства и решение социально важных задач города. Тем самым предоставляется альтернативный доступный источник финансирования для субъектов частного предпринимательства в Алматы.

– Постепенная декарбонизация экономики потребует многомиллиардных вложений, поэтому значительным источником фондирования будут выступать банки. Насколько они в рамках этого перехода от добровольного к обязательному готовы к новой регуляторике и какие новые инструменты они могут предложить в среднесрочной перспективе?

– Согласно оценке, проведенной Министерством национальной экономики, для достижения сценария углеродной нейтральности на 2021–2030 годы будет необходимо $228,8 млрд инвестиций, в долгосрочном периоде (2031–2060 годы) потребуется наличие низкоуглеродных инвестиций в размере $647,5 млрд.

Подобный объем инвестиций требует вовлечения частных инвесторов. Совместные действия финансового регулятора и финансовых организаций обеспечат мобилизацию необходимого объема инвестиций для достижения нашей общей цели по обеспечению устойчивости экономики и бизнеса.

Банки, являясь классическими финансовыми институтами, как никто другой, обладают всей необходимой архитектоникой оценки проектов и работы с клиентами и бизнесом для перехода на рельсы и стандарты ESG и соответственно, готовы к новой регуляторике в области ESG.

Согласно опросу агентства, из 22 казахстанских банков три банка – Ситибанк Казахстан, Торгово-промышленный банк Китая в Алматы и Отбасы Банк – используют ESG-параметры при предоставлении кредитов. Народный банк после включения международных стандартов ответственного инвестирования GRI (Global Reporting Initiative) публикует ежегодный отчет об устойчивом развитии. Объем зеленых кредитов в портфелях опрошенных банков в августе текущего года составлял порядка 2,6 трлн тенге.

Банки обладают необходимой инфраструктурой для проведения объективной оценки проектов по ESG. Имеются действующие скоринговые модели, которые при их доработке, наряду с оценкой кредитного риска, могут включать факторы ESG для определения устойчивости потенциального заемщика. Таким образом, имеющиеся у казахстанских банков инструменты оценки могут наращивать внутреннюю экспертизу по ESG. Что касается новых финансовых инструментов, то наиболее доступными из них на нашем рынке уже сегодня являются зеленые кредиты и ESG-облигации.

– Насколько вообще меняется ESG-отчетность компаний даже в границах 2022 года (на уровне детализации, раскрытия информации о климате и так далее) и как проходит процесс верификации этих отчетов?

– В целом необходимо отметить, что в стране уже созданы все необходимые законодательные условия для выпуска инструментов устойчивого финансирования. В частности, приняты новый Экологический кодекс и зеленая таксономия, введены понятия зеленого финансирования и проектов, зеленых облигаций и кредитов.

Законом от 12 июля 2022 года по вопросам страхования и рынка ценных бумаг, банковской деятельности урегулированы вопросы, касающиеся выпуска и обращения ESG-облигаций на основе рекомендаций Международной ассоциации рынков капитала (ICMA).

С 2021 года для финансирования устойчивых проектов на KASE прошли листинг 10 выпусков ESG-облигаций на общую сумму более 131 млрд тенге. Эмитентами выступили Евразийский банк развития, Азиатский банк развития, Фонд развития предпринимательства «Даму», Банк развития Казахстана и KEGOC.

При этом для исключения случаев green washing и social washing либо нецелевого использования средств от размещения ESG-облигаций упомянутым законом предусмотрены процедуры их обязательной внешней оценки или верификации.

Постановлением правления агентства определен также перечень верификаторов, чьи оценки будут использоваться для подтверждения соответствия ESG-облигаций заявленным целям. Перечень целевых направлений использования средств от размещения облигаций также закреплен законодательно.

При этом предусматривается, что выпуск и верификация ESG-облигаций может проводиться как в соответствии с отечественной зеленой таксономией, так и в соответствии с международными стандартами в области устойчивого развития.

Таким образом, процедура верификации осуществляется в отношении конкретных проектов и используемых для их финансирования инструментов.

В отношении ESG-отчетности в бизнес-практике применяются так называемые ESG-рейтинги, которые составляются консалтинговыми или кредитными рейтинговыми агентствами. Данными организациями анализируется нефинансовая отчетность компаний на предмет полноты и качества раскрываемой ими информации об учете климатических, экологических, социальных и управленческих аспектов в деятельности организации. К примеру, оцениваются инициативы и принимаемые меры по снижению воздействия деятельности компаний на изменение климата, создание равных условий труда, гендерной представленности в органах управления организации и прочие аспекты.

Подобные рейтинги служат дополнительным источником внешней оценки компаний с точки зрения их долгосрочной устойчивости и приверженности ESG-стандартам для инвесторов и прочих заинтересованных сторон.

– Многие до сих пор воспринимают ESG чуть ли не как благотворительную репутационную стратегию, между тем это, наоборот, предполагает дальнейшее развитие новых финансовых инструментов. Но как соблюсти баланс между экономическими интересами и экологическими и социальными показателями – нет ли тут противоречия?

– ESG является долгосрочной стратегией как государства, так и бизнеса. Уже сейчас становится ясно, что без учета рисков изменения климата, обеспечения сбалансированных условий труда и диверсификации персонала сложнее добиться устойчивости компании в долгосрочном периоде.

По сути, принципы ESG позволяют выстроить сбалансированную бизнес-модель. Поэтому не совсем коррект­но разделять понятия экономической целесообразности и экологические и социальные показатели, поскольку в долгосрочной перспективе экономическая целесообразность поглощает данные аспекты. Невозможно построить успешный бизнес, преследуя цель сиюминутной выгоды, без инвестирования в долгосрочные экономические и социальные связи.

– ESG – это системный подход, и все его задачи (от управления отходами до гендерного равенства) распределены поровну между тремя сегментами ESG. Однако на практике какие именно задачи являются наиболее актуальными: экологические, социальные или управленческие?

– Принципы ESG стали моделью устойчивого развития бизнеса, за счет которых достигаются цели вовлеченности компаний для решения экологических, социальных и управленческих задач. Регулятор придает одинаковую важность внедрению и развитию всех трех составляющих ESG-направления.

Мировая инициатива в области устойчивого развития стремится к более гармоничному развитию мира и окружающей нас среды, в котором хотел бы жить человек и его будущее поколение.

Необходимо полностью перезагрузить всю систему ценностей, призывая человечество к сотрудничеству в критический период нашей истории для создания устойчивого общества. Это необходимо прежде всего в целях пробуждения в нас ответственности за благополучие будущих поколений и сохранения экосистемы нашей планеты.

В этом отношении необходимо менять общественное сознание в сторону ответственного потребления, создания национальной системы финансирования зеленых проектов, развития рынка зеленых финансовых инструментов, совершенствования механизмов регулирования и популяризации зеленой и, в более общем смысле, устойчивой экономики.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Сейчас читают