На «зеленый переход» Казахстану придется потратить больше $1 трлн

Согласно моделям Всемирного банка, основным трендом энергетического рынка страны в ближайшие 40 лет будет электрификация

Появляется все больше оценок общей стоимости перехода Казахстана к углеродной нейтральности к 2060 году. В этом ноябре эксперты Всемирного банка оценили сценарий углеродной нейтральности для энергетической сферы почти в $1,2 трлн.

Триллион на НБВ

Расчеты экспертов ВБ презентованы в страновом докладе о климате и развитии. Основная его часть посвящена мероприятиям по выходу на углеродную нейтральность и расчетам по их финансированию. Ключевой сектор экономики – энергетический, который, по данным Минэкологии РК, формирует чуть более 80% всех эмиссий парниковых газов (включая сектор землепользования). Поэтому, по расчетам экспертов Всемирного банка, примерно такой же вклад требуется от отрасли в процессе перехода к углеродной нейтральности до 2060 года – этот дедлайн в сентябре прошлого года поставил президент РК Касым-Жомарт Токаев.

Согласно моделям ВБ основным трендом энергетического рынка страны в ближайшие 40 лет будет электрификация, которая сделает электроэнергию крупнейшим товаром конечного потребления (с около 20% сейчас до 60% всего конечного потребления энергии к 2060-му). Электрифицировать планируется транспорт, жилье и производственные процессы. Общее производство электроэнергии в РК за этот период должно вырасти на 140% (до 260 млрд кВт.ч). Рост обеспечат ВИЭ, которые после 2040 года полностью вытеснят угольную генерацию. ВБ оценивает мощность всех ВИЭ к 2060 году в 69 ГВт солнечных и 34 ГВт ветряных электростанций, что в сумме закроет 72% генерации.

Эти данные соответствуют сценарию нулевого баланса выбросов (НБВ). Общий объем затрат по данному сценарию оценивается в $1 150 млрд (или 6% ВВП) на период 2025–2060 годов. Чуть больше половины этих средств ($660 млрд) пойдет на инвестиции в основной капитал. Прочие средства пойдут на мероприятия по повышению энергоэффективности системы: переоборудование зданий (переход на тепловые насосы), электрификацию различных секторов (транспорт, домохозяйства) и так далее.

Второй сценарий, рассматриваемый экспертами Всемирного банка, – инерционный. По этому сценарию общие затраты в аналогичный период составят лишь на $230 млрд меньше, чем при НБВ, – $920 млрд. Масштаб издержек связан с необходимостью заменять устаревшее технологическое оборудование, чтобы поддерживать его работоспособность.

Моделирование показывает, что выгоды от сокращения издержек на ископаемое топливо полностью перекрываются необходимостью тратить больше на эксплуатацию ВЭС и СЭС, а также дополнительных расходов на газовую генерацию, роль которой вырастает из-за необходимости балансировать предложение электроэнергии.

Промедление при переходе к стратегии углеродной нейтральности дорого обойдется.

«Если до 2030 года не будут приняты меры по сокращению выбросов в энергопотребляющих секторах, то совокупные системные затраты на полную декарбонизацию к 2060 году увеличатся на $55 млрд, или на 4,8%, – отмечают авторы доклада. – Затраты растут в связи с тем, что появляется больше объектов инфраструктуры с высокой интенсивностью выбросов, а у предприятий остается меньше времени на разработку низкоуглеродных решений и сокращение затрат на внедрение и применение необходимых технологий. Если сегодняшние уровни угольной генерации энергии сохранятся, а угольные электростанции будут оснащены оборудованием для улавливания и хранения углерода, то совокупные системные затраты до 2060 года вырастут на $45 млрд».

Кто больше

Первые официальные оценки стоимости «зеленого транзита» были сделаны в октябре прошлого года. Тогда Минэкологии представило первый вариант доктрины углеродной нейтральности, и речь шла примерно о $670 млрд, причем большую часть средств собирались вложить в экономику до 2030 года (замена основных средств в электроэнергетике).

Всего в электроэнергетику планировалось направить $305 млрд (46% всей суммы), а остальные средства вложить в трансформацию транспорта, промышленности, жилого фонда и сельского хозяйства. От угля в энергобалансе эксперты Минэкологии планировали отказаться в период между 2040 и 2050 годами.

До конца этого года правительство РК должно принять Стратегию достижения углеродной нейтральности до 2060 года. В актуальном на август этого года варианте документа о финансировании инициатив речи не идет.

В августе же была опубликована Концепция низкоуглеродного развития ФНБ «Самрук-Казына» (холдинг контролирует до 35% генерирующей мощности в РК и две из трех крупнейших угольных электростанций). Бюджет своего «зеленого перехода» ФНБ определил в $20–25 млрд, 80% из которых направят на инвестиции в строительство ВИЭ, АЭС, перевод «ТЭЦ с угля на газ» (пока в портфеле ФНБ такой проект лишь один – на Алматинской ТЭЦ-2), а также на увеличение маневренной генерации (строительство ГЭС и ПГУ).

Газовый вопрос

Одним из важнейших факторов, которые будут определять стоимость перехода к углеродной нейтральности уже в ближайшие 5–10 лет, будет цена на газ. И в казахстанских, и в международных концепциях ему отдана роль ключевого топлива для обеспечения маневренности электроэнергетики и основного ресурса переходного периода для теплоэнергетики.

Но на этом поле у Казахстана намечаются серьезные проблемы. Аналитики Всемирного банка отмечают, что к 2030 году ТЭЦ, работающие на природном газе, выйдут из эксплуатации и возникнет потребность в инвестициях.

Одновременно на внутреннем рынке возникает острая потребность в природном газе, которая может быть удовлетворена в том числе за счет импорта. Однако для этого необходимо провести газификацию нескольких регионов и сделать рыночными розничные тарифы на газ. Пока тарифы не только не являются инвестиционно привлекательными, но и не обеспечивают полного возмещения операционных издержек.

Во Всемирном банке рекомендуют корректировать «действующий механизм ценообразования и структуру субсидий», а также менять схему рынка: сейчас на ней один игрок – QazaqGaz, который субсидирует внутренние цены за счет экспорта, и его тарифы регулируются как тарифы естественного монополиста государством.

«Создание независимой регулирующей структуры или передача всех функций, связанных с ценообразованием, в ведение единого уполномоченного органа способствовали бы переходу к установлению тарифов на основе полного возмещения затрат, – подчеркивают в ВБ. – В связи с тарифными реформами следует провести продуманную информационно-разъяснительную кампанию».

Казахстанские власти двигаются в этом направлении. В октябре Агентство РК по защите и развитию конкуренции опубликовало дорожные карты развития отдельных отраслей: согласно документам либерализация тарифов коснется не только газового, но и нефтяного сектора. Международное энергетическое агентство включает Казахстан в топ-25 стран с самым большим размером субсидий на ископаемое топливо: в 2020 году их сумма составила 2,8% ВВП.

Пересмотр регулирования ценообразования в нефтегазовом секторе приведет к дополнительному росту значения на итоговом «ценнике» казахстанской углеродной нейтральности.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Сейчас читают