Стильные среди властных: «Курсив» выбрал самых стильных первых леди Востока

Рассказываем о представительницах Иордании, Азербайджана, Катара

Королева Рания (Иордания)

Королева Рания

Когда несколько лет назад в интернете появилась фотография иорданской королевы Рании в казахском национальном украшении, наши СМИ (ожидаемо) написали, что Ее Величество «произвела фурор». Справедливости ради стоит отметить: образы Ее Величества редко остаются без внимания, будь то нехарактерные для королев джинсы с белой рубашкой или почти традиционный мусульманский наряд. «Почти» – потому что много лет назад королева Рания сказала во всеуслышание: «В религии нет принуждения. Я сама приняла решение не носить чадру», – ответив на постоянные вопросы западных журналистов о том, почему даже во время официальных визитов с мужем, королем Абдаллой II, она не покрывает голову платком.

Кстати, об официальных визитах. Весной 2019 года Рания прилетела на встречу с президентом Франции и его супругой в черном кожаном костюме от итальянского бренда Ermanno Scervino. Жакет-рубашка и плиссированная юбка, декорированная кружевом, обсуждались в мировых медиа намного больше и дольше, чем собственно цель визита и переговоры короля Абдаллы II с президентом Макроном. Равно как и достаточно сдержанное белое платье от Givenchy, которое королева надела в 2017 году на благотворительное модное шоу Наоми Кэмпбелл Fashion for Relief в Каннах. Моделям оставалось только тихо завидовать.

Фото: Philippe Lopez/AFP via Getty Images

В том же году портал Uniden­tified Fashion Object (UFO) No More оценил гардероб Рании в $481 тыс., поставив ее на первое место в рейтинге королевских особ, не жалеющих денег на одежду и украшения. Но вскоре было опубликовано официальное заявление – большинство нарядов Ее Величества модные дома ей либо дарят, либо уступают по сниженным и льготным ценам, а модный блог в своих подсчетах учитывал рыночную стоимость. В итоге UFO No More убрал Ранию из своего рейтинга.

Шейха Моза (Катар)

10 лет назад итальянский модный дом Valentino сменил владельца: им стала инвестиционная группа королевской династии Катара – Mayhoola for Investments S.P.C. Сумма сделки не разглашалась, но, по некоторым данным, речь шла о 700 млн евро ($857,5 млн). И если финансовые СМИ писали о «покупке ведущего европейского бренда класса люкс инвестором из развивающейся страны», то модные медиа отреагировали по-другому – «кто бы сомневался». В самом деле, кто бы сомневался в том, что шейхи невероятно богатого Катара однажды захотят приобрести как минимум один легендарный модный бренд – ведь в этой семье правит «самая властная и самая стильная женщина Востока» – шейха Моза.

шейха Моза

Дочь оппозиционера, она стала второй женой наследного принца шейха Хамада бин Халифа Аль Тани в 18 лет. Замужество не помешало ей продолжить образование: у шейхи Мозы несколько дипломов в области государственного управления, социологии и гуманитарных наук. Вторая жена, но первая леди, она быстро стала активным участником политической жизни страны во время правления ее мужа и остается такой сегодня, когда «у руля» ее сын – Тамим бин Хамад бин Халифа Аль Тани. Впрочем, у матери эмира Ка­тара есть и международное признание: специальный посланник ЮНЕСКО и дама-командор Ордена Британской империи – это тоже о шейхе Мозе. Есть знаменитая фотография с вручения во дворце Виндзоров в 2010 году: вся в молочно-белом королева Елизавета II и вся в рубиново-красном – шейха Моза. Ну и мужья в черном – рядом.

Фото: Kieran Doherty – WPA Wire/Getty Images

Кстати, авторство этого наряда шейхи (длинное платье и короткий жакет-болеро) как раз принадлежит Valentino. Итальянский дом моды стал первым приобретением Haute Couture королевского дома Катара (вторым будет Balmain), но, как подчеркивают модные медиа, это вовсе не значит, что в гардеробе признанной «иконы стиля» Востока нет места для других знаменитых брендов. Chanel, Hermès, Ralph & Russo, Stephane Rolland, Jean Paul Gautier – и это далеко не полный перечень. Остается только удивляться, как шейхе Мозе удается сочетать одежду люксовых брендов с неизменным тюрбаном: в отличие от королевы Иордании Рании, шейха Катара всегда покрывает голову. «Мой стиль должен уважать традиции и в то же время быть современным и практичным», – говорит шейха Моза.

Мехрибан Алиева (Азербайджан)

История съемки первой леди Азербайджана для обложки журнала Vogue (российской версии) в 2004 году уже вошла в книги. Вернее, в одну книгу – экс-главного редактора российского Vogue Алены Долецкой «Не жизнь, а сказка».

«Мой прилет в Баку в 2004 году был обставлен почти как государственный визит. Почему бы и нет: в конце концов, Vogue – это тоже своего рода суверенная держава, – писала Долецкая. – Снимать предстояло первую леди».

Мехрибан Алиева

Мехрибан Алиева, как и многие знаменитости, предложила команде журнала снимать ее «в своем» – и привела их в свою гардеробную, где в идеальном порядке были расположены вещи из последних коллекций люксовых брендов. Топовые вещи. Но у Vogue – свои правила, и журналисты настояли на том, чтобы снимать первую леди Азербайджана в так называемых «пресс-образцах» – то есть вещах «только с подиума». Когда Мехрибан Алиева увидела модели и фотопортфолио с примерными образами будущей фотосессии, она сказала: «Вот вы куда клоните! Джеки Кеннеди даже?».

Это была не первая и не последняя съемка первой леди Азербайджана для fashion-издания, но, как пишут гламурные СМИ, любой выход Мехрибан Алиевой вызывает справедливый интерес у модных обозревателей: да – Karl Lagerfeld, Giorgio Armani, Ralph Lauren, но, кроме того, и отечественнные дизайнеры, например, Руфат Исмаил, и грузинские – Situationist, и многие другие, которых пока не удается «идентифицировать» даже fashion-экспертам. Впрочем, один большой бренд всегда с Мехрибан Алиевой – кольцо от Tiffany художника-ювелира Жана Шлюмберже.

Саида Мирзиёева

Зироатхон и Саида Мирзиёевы (Узбекистан)

В прошлом году старшая дочь президента Узбекистана Саида Мирзиёева выложила в социальных сетях свою фотосессию в национальных костюмах – узбекских и каракалпакских, показав и доказав миллионам своих подписчиков и не только: национальная одежда – это очень стильно. Наперекор всем правилам модной фотосъемки «узбекская принцесса» позирует в ярком и пестром на фоне яркого и пестрого – и это чудесно смотрится. Некоторые отечественные СМИ тут же поспешили назвать Саиду Мирзиёеву «иконой стиля», но, судя по снимкам в интернете, дочь президента не особенно стремится к этому «званию». Простые элегантные брючные костюмы, лаконичные платья и ни слова о брендах – это о Саиде Мирзиёевой, которая 10 дней назад была назначена на новую должность – заведующей сектором по коммуникациям и информационной политике исполнительного аппарата Администрации президента Узбекистана. Впрочем, она уже давно на госслужбе. Возможно, потому так и одевается: положение обязывает.

Зироатхон Мирзиёева

А возможно, сказывается материнское влияние: первая леди Узбекистана Зироатхон Мирзиёева известна своей сдержанностью, в том числе и в одежде. Но это тот самый случай, когда при всем желании остаться незамеченной не удастся: супругу узбекского президента не зря сравнивают с Жаклин Кеннеди. Идеально выверенная длина платьев, комплиментарные цвета, всегда безусловная уместность наряда – стиль складывается из мелочей. Особенно если это стиль первой леди. Да и узнать, какие мировые бренды нравятся Зироатхон Мирзиёевой, практически невозможно. В одном нет сомнений: она, как и дочь, очень любит национальное декоративно-прикладное искусство. Уроженка древнего Коканда, она в нем разбирается.

Подписывайтесь на нас в Google News
Материалы по теме
Сейчас читают