Откуда Казахстан возьмет нефть для экспорта в Германию

Компания «КазМунайГаз» ограничена в возможности поставок нефти в Германию, сообщил «Курсиву» Олжас Байдильдинов, ведущий авторской программы «Байдильдинов. Нефть».

«Свободных объемов нефти дополнительно для поставок в Германию у нас нет. Это нужно понимать. Их нет у «КазМунайГаза», у частных компаний. Возможно, они будут у «Тенгизшевройла», который увеличит добычу в этом и следующем году, но этой нефтью Казахстан не распоряжается. Она не принадлежит Казахстану и приказывать иностранным консорциумам, куда им поставлять нефть, мы не вправе, и таких полномочий у Казахстана нет», — сказал он «Курсиву», комментируя планы Министерства энергетики Казахстана по возможной поставке 6-7 млн тонн нефти в Германию.

Компания «Тенгизшевройл» планирует запустить в середине 2024 года проект будущего расширения стоимостью $45,2 млрд, который позволит нарастить добычу нефти на Тенгизе на 12 млн тонн, до 39 млн тонн в год. Проект уже выполнен на 95%. В 2021 году на месторождении было добыто 26,6 млн тонн. ТШО сообщал, что по итогам января-сентября 2022 года этот показатель составил 21,5 млн тонн. По данным министра энергетики Болата Акчулакова, за весь прошлый год на Тенгизе было добыто 29,2 млн тонн. Но ключевым маршрутом экспорта для ТШО остается Каспийский трубопроводный консорциум (КТК).

«КазМунайГаз» имеет 20%-ную долю в «Тенгизшевройле», то есть получит свою часть прироста добычи, однако эти дополнительные объемы, констатирует Байдильдинов, недостаточны, чтобы заместить выпадающие поставки российской нефти, от которых отказалась Германия. «КазМунайГаз», по его словам, поставляет почти половину из добываемых 22-24 млн тонн нефти в год на переработку на принадлежащие ему три казахстанских НПЗ, что существенно сужает возможности по экспорту нефти. При этом 5 млн тонн ежегодно он должен поставлять на два своих румынских НПЗ.

«Потребление Германии составляет порядка 100 млн тонн нефти в год. То есть мы добываем порядка 84-86 млн тонн, 64-67 млн тонн м экспортируем, и, естественно, даже если мы весь объем добываемой нефти отправим в Германию, мы их потребности полностью не удовлетворим. 6 млн тонн — это 6% от их потребления», — сказал он, отметив, что Россия поставляла в Германию около 24-25 млн тонн в год.

Помимо крупных иностранных консорциумов, работающих на Тенгизе, Кашагане и Карачаганаке, нефть в Германию может быть поставлена за счет своп-операций, когда, к примеру, российская нефть может быть куплена для нужд Павлодарского НПЗ, а не попавшая под санкции ЕС казахстанская поставлена на экспорт в Европу.

«То есть, то, что сейчас поставляется в Германию, это, вероятнее всего, какое-то переориентирование поставок или действительно своп с какой-то российской нефтью. Это возможно. Либо это блендинг с российской нефтью в той или иной степени», — сказал Байдильдинов.

Блендинг необходим для обхода ограничений на поставки российской нефти в ЕС и другим потребителям. При условии, что казахстанская и российская нефть будут смешиваться в соотношении 51% на 49% смесь уже не будет иметь российское происхождение. «На мой взгляд, это больше связано с тем, что если 51% российской нефти (при поставке на экспорт), то она считается российской по международным критериям, если менее 49%, то это другая нефть. Если нефть блендится сейчас в танкерах, и продается под другими сортами, это больше связано с такими схемами, нежели с реальными поставками нефти из Казахстана», — полагает эксперт, считая, что вся история с поставками нефти в Германию является лишь пиар-акцией, призванной показать немцам усилия властей ФРГ по замещению российской нефти поставками из других источников.

Сомневается он и в возможности дополнительных поставок за счет роста добычи в целом в 2023 году в Казахстане. В 2023 году, по прогнозам минэнерго, планируется добыть 90,5 млн тонн. Это значительный рост по сравнению с 84,2 млн тонн, добытых по итогам прошлого года, и 85,7 млн тонн в 2021 году. В минэнерго однако не раскрывают за счет каких именно месторождений планируется добиться такого роста. Вместе с тем, в Казахстане растут и внутренние потребности в нефти.

«В 2023 году план по добыче есть, но он не такой большой, чтобы эти дополнительные объемы появились. Плюс опять-таки внутренний рынок у нас съедает все больше объемов нефти. Соответственно, пространства для маневра здесь нет. Каких-то выгод или дополнительных доходов для Казахстана не предполагается», — считает Байдильдинов.

По прогнозам минэнерго, экспорт нефти из Казахстана вырастет в 2023 году сразу на 6,7 млн тонн — до 71 млн тонн по сравнению с 64,3 млн тонн в 2022 году. Министр энергетики Болат Акчулаков сообщил журналистам в кулуарах правительства, что Казахстан максимально может предложить Германии до 6-7 млн тонн нефти в год, считая реальной цифру в 1,5 млн тонн. Первая партия в 20 тыс. тонн должна быть отправлена в Германию уже в январе, но для этого необходимо получить согласие российской «Транснефти» на прокачку по нефтепроводу «Дружба» по территории России и далее через Беларусь и Польшу.

По его словам, «устное» подтверждение согласия на прокачку казахстанской нефти уже есть, осталось лишь формализовать его на бумаге. Министр считает, что «проблем» с транспортировкой нефти из Казахстана в Европу не будет. Ключевым моментом Акчулаков считает лишь реальную потребность Германии в казахстанской нефти.

«Там главное, чтобы потребители брали. Больших проблем с Российской Федерацией в отношении прокачки никогда у нас не было. Суммарно по году может быть до 1,5 млн тонн», — сказал глава Минэнерго.

Ранее Акчулаков сообщал, что в Европу может быть поставлено до 7 млн тонн казахстанской нефти дополнительно по двум маршрутам: 5 млн тонн по нефтепроводу Атырау-Самара и еще 2 млн тонн по направлению на Махачкалу. 5 млн тонн ежегодно Казахстан поставляет на переработку на двух румынских НПЗ, принадлежащих «КазМунайГазу». При этом министр признавал, что поставки нефти на экспорт идут в рамках заключенных договоров, поэтому возможности для поставок новым потребителям ограничены. Внешними поставками нефти на мировой рынок в группе компаний «КазМунайГаз» занимается швейцарская KMG Trading AG. Она обеспечивает загрузку нефтью двух румынских НПЗ, а также продает нефть и нефтепродукты на Черном и Средиземном море.

В 2022 году прогнозная свободная мощность нефтепровода Узень-Атырау-Самара, по которому казахстанская нефть будет поступать в нефтепровод «Дружба», по данным «КазТрансОйла», составляла с учетом ожидаемых объемов нефти 4 млн тонн на участке от Узеня до Атырау и 9,9 млн тонн на участке от Атырау до Самары. Таким образом, технические возможности для прокачки 6-7 млн тонн нефти в Германию есть. В конце декабря прошлого года «КазТрансОйл» сообщил о том, что подал заявку на прокачку в 2023 году через нефтепровод «Дружба» 1,2 млн тонн нефти, в том числе 300 тыс. тонн в первом квартале.

В конце декабря прошлого года «КазМунайГаз» сообщил о планах поставить уже в январе 2023 года 20 тыс. тонн нефти для НПЗ в немецком городе Шведт. Последний способен перерабатывать более 11 млн тонн нефти в год, снабжая нефтепродуктами Берлин и большую часть Восточной Германии. НПЗ получал российскую нефть по нефтепроводу «Дружба» — через Беларусь и Польшу.
В сентябре министерство экономики ФРГ передало в доверительное управление федеральному сетевому агентству (BNetzA) дочерние структуры «Роснефти» в Германии: Rosneft Deutschland GmbH (RDG) и RN Refining & Marketing GmbH (RNRM). В результате под контроль BNetzA перешли доли участия «Роснефти» в трех немецких НПЗ: PCK Raffinerie (Шведт, 54,17%), MiRO (Карлсруэ, 24%) и Bayernoil (Вогбург, 28,57%). При этом Германия отказалась от поставок российской нефти, в связи с чем встал вопрос ее замещения.

Подписывайтесь на нас в Google News