Пять новых впечатляющих фильмов, которые можно посмотреть в сети

Опубликовано (обновлено )
Фото: kinopoisk.ru

Самые лучшие картины 2022-го, которые наверняка станут участниками оскаровской гонки этого года, только готовятся выйти в прокат. Мы ждем появления на большом экране фаворитов сезона, но пока известна лишь дата премьеры «Банши Инишерина» Мартина МакДоны (26 января). Между тем часть этих лент уже появилась в сети и о тех, кого зрители вряд ли дождутся в кинотеатрах, вы прочтете в этом обзоре. Тем более, что они уже успели отхватить первые награды сезона — «Золотые глобусы».

В обзоре «Курсива» пять лент: во-первых, это великолепный «Тар» Тодда Филда с грандиозной ролью Кейт Бланшетт (она стала лучшей актрисой «Золотого глобуса» и получила приз в категории «драма»). Во-вторых, умопомрачительный индийский блокбастер «RRR: Рядом Ревет Революция», который вошел в пятерку номинантов «Золотого глобуса» как «Лучший фильм на иностранном языке». Наградой его не отметили (ее забрали аргентинские кинематографисты за свою драму «Аргентина, 1985»), зато он завоевал там статуэтку за свою песню Naatu Naatu. В третьих, это сатирический хоррор для гурманов «Меню» с Рэйфом Файнсом и ослепительной Аней Тейлор-Джей (он только на этой неделе покинул наш прокат, продержавшись там почти два месяца). В-четвертых, новая работа Гильермо дель Торо «Пиноккио», ставшая лучшим анимационным фильмом «Золотого глобуса». И наконец, завершает нашу подборку датский номинант на «Оскар» — фильм «Убийца «Святой паук» Али Аббаси. На прошлом Каннском кинофестивале актриса этого триллера Зара Амир Эбрахими получила за свою работу «Золотую пальмовую ветвь».

Внимание — в тексте множество спойлеров!

«Тар» с блистательной Кейт Бланшетт — картина, за которую она получила «Золотой глобус», но «Оскар» ей придется-таки уступить Мишель Йео

Один из лучших фильмов 2022 года (если не самый лучший) — это элегантная, виртуозно сделанная лента Тодда Филда «Тар», балансирующая где-то между интеллигентной драмой и черной комедией и посвященная истории жизни вымышленной дирижерки Берлинского филармонического оркестра Лидии Тар. Лидия — женщина изящного профиля, тонкого вкуса и невероятного таланта, она харизматична, успешна и сейчас находится на пике своей карьеры — ее рабочий день расписан по минутам, а в расписании только самые большие залы, самые талантливые студенты и интервью крупнейшим мировым изданиям вроде The New Yorker. С минуты на минуты выйдет ее автобиография, и она вот-вот исполнит свою давнюю мечту — приступит к записи Пятой симфонии Густава Малера, которая даст новый виток в творчестве и обязательно переведет ее в разряд небожителей.

В личной жизни у Лидии тоже все хорошо — она открытая лесбиянка и счастлива со своей женой, к слову, первой скрипкой оркестра (ее играет Нина Хосс). Вместе они воспитывают приемную дочку-школьницу. Словом, жизнь у женщины не жизнь, а один сплошной повод для статьи в глянце: отличная работа, красивая семья и возможность ни к чему не обязывающего флирта с хорошенькими журналистками и виолончелистками. Естественно, она чувствует себя королевой — меняет людей в своем оркестре по одному щелчку пальцев, берет в коллектив тех, кого хочет во всех смыслах этого слова, а на своих парах с удовольствием ставит на место своего студента, нахватавшегося модных терминов и заявляющего, что он как небелая пангендерная персона будет принципиально обходить творчество Баха, ведь тот был белым цисгендерным мужчиной, а это в наши времена уже один сплошной грех.

Сама Тар так верит в свой успех, что не успевает заметить, как ее жизнь начинает лететь в тартарары. И первым толчком к этому станет самоубийство ее бывшей подопечной, в посмертной записке та обвинила ее в своей смерти. Начато расследование, и теперь идеальная репутация Лидии оказывается под угрозой. Пресса пишет про нее в прямопротивоположном тоне, чем раньше, спонсоры боятся с ней связываться и разрывают контракты, ассистентка уходит, жена высказывает копившееся годами недовольство и даже с соседями все не слава богу. Лидия Тар становится жертвой «культуры отмены» и первой влиятельной женщиной, которую обвинили в харассменте и лишили всего, чем она так гордилась.

Фото: nypost.ru

Сути движения #MeToo дирижерка не понимает, ее мало заботят преступления богатых и знаменитых, а грешки великих вроде Баха, Малера, Шопенгауэра, да кого угодно, тем более. Ей неинтересен предполагаемый абьюз с их стороны или их возможные пронацистскские взгляды, в фокусе ее внимания только их творческий материал, их музыка и литература. Осознать масштаб ею содеянного ей поможет филиппинский массажный салон, где можно заказать абсолютно любую девочку кивком головы. В финале, внимание, спойлер, будет уморительно смешная сцена, в которой всех присутствующих в зале (не будем пересказывать все детали) предупреждают: «вы приземлитесь уже в новом мире, если вам это не по плечу, сойдите сейчас, вас никто за это не осудит». Все это выглядит как предупреждение всем ретроградам и сторонникам патриархальной системы — «как раньше уже никогда не будет, не согласны, уходите сейчас».

В последний раз Тодд Филд снимал 15 лет назад и такое ощущение, что все эти годы он копил силы именно для этой картины, в ней столько смыслов, акцентов и нюансов, что зрителям хочется бесконечно ее пересматривать и повторять это столько же раз, сколько можно слушать только любимую музыку. Фильм великолепно сделан и с точки зрения режиссуры, и в плане сценария, и конечно же, если речь идет о грандиозной актерской работе Кейт Бланшетт, под которую специально был написан этот проект. Она тут просто восхитительна и уж точно заслуживает даже третий «Оскар» — образ дирижерки схвачен до мельчайших деталей — не только на уровне мимики, но и жестов (как мы помним, для дирижеров пластика тела архиважна), но и походки, голоса, словом, всего. Актерская пластичность Кейт Бланшетт невероятна, глядя на нее даже не сомневаешься, что Лидия Тар — это реальный человек. Хотя «Тар» идет почти 3 часа, харизма Кейт Бланшетт держит ваше внимание так, будто сидишь в том самом зале, где ее оркестр дает концерт и выходить оттуда совсем не хочется. Журналисты пишут, что для роли Бланшетт самостоятельно дирижирует Пятой симфонией Малера (запись доступна на официальном саундтреке) и играет на аккордеоне произведение, написанное (согласно титрам) в соавторстве с режиссером.

Несомненно актрисе удалось сполна раскрыть образ своей героини благодаря очень талантливому сценарию — сам ракурс на жертву «культуры отмены» через героиню-женщину оригинален. К тому же, в картине масса тонких штрихов. Взять хотя бы прозвучавшую в фильме как бы невзначай фразу, мол, Шопенгауэр соотносил мудрость человека с его чувствительностью к шуму. Когда Лидия начинает «мудреть», она начинает раздражаться на любой посторонний звук, в этой какофонии вокруг и есть ее развалившая на куски жизнь. Также стоить отметить великолепный юмор сценаристов — в одном из эпизодов Лидия плывет по какой-то тропической реке и интересуется у местных, можно ли искупаться? Гид отвечает, что нельзя — там крокодилы, которые сбежали со съемок с Марлоном Брандо. «И все выжили», добавляет вдруг парень, как бы намекая, что на отдельных территориях «крокодилы» и отмененные чудовища пока еще живы.

«Тар» стоит внимательного просмотра и если эта киноновинка вдруг выйдет в большой прокат, ее обязательно стоит посмотреть еще раз уже на широком экране. Жаль, «Оскар» в этом году, скорее всего, получит не Бланшетт, а ее азиатская коллега — Мишель Йео, уже отмеченная «глобусом» за картину «Все везде и сразу». На «Золотом глобусе» их развели по разным категориям (драма и комедия), на «Оскаре» они в одной. Самая талантливая азиатка, которая наконец пробилась в высший легион, против привилегированной белой актрисы с двумя «Оскарами»? У Бланшетт нет шансов.

«RRR: Рядом Ревет Революция» — самый дорогой и изумительно снятый болливудский блокбастер за всю историю

«RRR: Рядом Ревет Революция» — феноменальный индийский суперхит, который легко и играючи сбрасывает с себя колониальные оковы. Причем, кинематографисты убивают сразу же двух зайцев — с одной стороны создают альтернативную историю, в которой индусы организовали массовое восстание против британских угнетателей и победили их, с другой стороны, показывают всем западным киностудиям мастер-класс по созданию спецэффектов, мол, смотрите, пока вы там носитесь многомиллиардными бюджетами как с писаной торбой, на Востоке взошли новые звезды компьютерной графики. Мол, уважаемый белый мир, господство и здесь уже не за вами. Но для начала сюжет.

История в RRR разворачивается в 20-е годы — Индия под властью Британской империи. Британцы чувствуют себя вольготно не только в Дели, Калькутте и других крупных городах, но и даже в самых отдаленных индийских деревушках, где живет племя гонда. Иноземцы так жестоки и бессердечны, что отбирают у аборигенов маленькую девочку, обладательницу чарующего голоса по имени Мали. Местный смельчак Бхим (Нандамури Тарака Рама Рао мл.) решает вернуть сестренку, для чего уезжает в город и вынашивает там свой план по вызволению ребенка. Англичане, узнав об этом, открывают на него охоту. Тем временем на службе у британцев трудится бесстрашный Раджу (Рам Чаран). Вскоре эти двое познакомятся, когда будут спасать попавшего в беду случайного пацана, они подружатся, но не раскроют друг другу настоящих личностей. Каково же их будет удивление, когда окажутся что они вообще-то враги.

Фото: kinopoisk.ru

Первое название картины RRR было рабочим и обозначало всего лишь первые буквы имен трех создателей: режиссера и двух актеров — Раджамули, Рам Чаран и Рама Рао (он и снял это великолепие). Но когда проект был готов, аббревиатуре решили дать более осмысленную расшифровку: в Индии это было: «Ярость, война, кровь» (в переводе), в англоязычном релизе Rise Roar Revolt, что дословно можно перевести как «Восстание, рев, бунт». У нас ленту локализовали как «Рядом Ревет Революция». Как бы оно ни называлось, но при первых же минутах просмотра понимаешь, что такие фильмы достойны лишь большого экрана, ведь RRR — это три часа эпичного, очень крутого болливудского кино, с самыми изощренными спецэффектами, невероятно изобретательными драками и фееричными танцами. Оторваться от экранной хореографии, от безумной красоты сцен, от сногсшибательного экшна и фантастической индийской культуры, невозможно. Причем, все 180 минут блокбастера смотрятся на одном дыхании. Здесь все делают эпично: сражаются, танцуют, страдают и допускают сценарные несостыковки тоже.

Авторы остаются верны канонам болливудского кино, со смешными и даже порой нелепыми сюжетными ходами, где все герои в конце концов окажутся братьями и сестрами, которых разлучили в детстве, где в любом непонятном случае поют и танцуют, а большинство трюков выполняются с игнорированием законов физики и здравого смысла, это ничуть не мешает воспринимать происходящее на экране. После просмотра у зрителей один лишь восторг. Не зря только технического персонала над фильмом работало более трех тысяч человек, а визуальными эффектами занималось около 20 разных студий.

К тому же, RRR можно назвать «Кочевником» здорового человека», ведь именно так должно выглядеть популярное казахское кино, утверждающее нашу государственность и право на независимость. RRR — это хороший пример отличного деколониального кино, рассчитанного на массового зрителя. Да, британцам, конечно, тут досталось по полной — они выглядят безжалостными угнетателями, но ведь небезосновательно? Хоть это и полностью вымышленная история, но два главных героя — это, оказывается, два реально живших индийских революционера начала XX века — это Аллури Ситарама Раджу и Комарам Бхим. Правда, в реальной жизни активисты никогда не были знакомы. Два главных героя, оказавшиеся по разную сторону баррикад, выглядят аллегорией на два типа индусов — одни приняли британское командование, активно учили английский язык и пытались влиться в общество Великобритании, другие пытались сохранить свою идентичность и яростно сопротивлялись колонизации. И только когда нагыз-индусы и шала-индусы объединятся, в Индии наступят великие времена. Кажется, отличный идеологический месседж, сдобренный заводной песней Naatu Naatu. На YouTube официальные клипы к этому хиту суммарно посмотрели более полумиллиарда раз, он стал вирусным, а на днях он получил «Золотой глобус».

В завершение добавим, что картину запускали в прокат одновременно на двух крупных рынках: в Индии и США. Говорят, она окупилась в прокате в первый же день. При бюджете в $70 млн, ее должны были сразу же посмотреть 7 млн человек. Но население Индии под 2 млрд человек, дома ее показали на 2 300 экранах, так что все может быть. По последним данным у RRR, как минимум, 10 тысяч киноэкранов по всему миру, что является «самым высоким показателем для индийского фильма», и цифры будут только расти. Жаль, что наши кинотеатры не купили для проката. Это были великолепные три часа.

«Меню» — саркастический триллер о высокой кухне, высмеивающий привилегированное общество и критикующий общество потребления

Смеяться над богатенькими и потешаться над их образом жизни, ценностями и моральным обликом стало в современном кино какой-то новой сверхидеей — об этом сериал «Белый лотос», о двух сезонах которого «Курсив» писал (кстати, сериал на днях получил «Золотой глобус» как лучший сериальный проект 2022 года), об этом же «Треугольник печали» Рубена Эстлунда, который вошел у нас в обзор авторских фильмов в декабре прошлого года и сейчас вышел в прокат. Еще одним высказыванием на эту тему стал гастрономический триллер с элементами хоррора «Меню» Марка Майлода. Стоит признать, этот кинопроект выглядит порой эффектнее «Треугольника печали» — он и красивее, и резче, и актерские работы в нем куда интереснее. Хотя последний, безусловно, смешнее.

По сюжету «Меню» группа небедных фуди (гурманов, превративших процесс поглощения еды в целый культ) отправляется на ужин в новый ресторан высокой кухни. Заведение находится на небольшом острове, куда пускают только самых состоятельных. Чтобы оценить изысканную кухню знаменитого шеф-повара Джулиана Словика (Рэйф Файнс), собирается неплохая компания, среди которых молодые (Николас Холт) и не очень олигархи (Рид Бирни и Джудит Лайт), успешные финансисты (Артуро Кастро, Роб Янг и Марк Ст. Кир), стареющие актеры с ассистентками (Джон Легуизамо и Эйми Карреро) и строгие кулинарные критики (Джанет Мактир и Пол Адельштейн). Единственная, кто не вписывается в эту великолепную десятку — красавица Марго (Аня Тейлор-Джой), которую герой Холта пригласил в самый последний момент. Что в меню гости не знают и только-только оказавшись на острове, под бдительным надзором неприятной хостес Эльзы (Хонг Чау), они узнают страшную правду — приготовленные блюда они вряд ли смогут переварить, ведь главный ингредиент там — их жизни.

Фото: kinopoisk.ru

Начинается фильм как легкий аперитив к ужину — гости несут пафосную чушь о том, что ресторан нового поколения должен быть биомом кулинарных идей или, как минимум, эпикурейским салоном, рассуждают о кухне с точки зрения истории развития социальных классов, едят амюзбуш (небольшие закуски перед подачей первого блюда), вкушают огуречную дыню в молочном снеге и пьют вино с «привкусом славонского дуба, ноток вишни, табака и мимолетного чувство тоски и сожаления». Все пока довольны, особенно герой Николса Холта — он все фотографирует и впадает в гастрономический экстаз, даже еще не попробовав. Но когда гостям начинают подавать чересчур экстравагантные блюда вроде хлебной корзины без хлеба, у них начинают закрадываться сомнения — все ли здесь идет так, как нужно? А когда шеф-повар перед подачей бедра цыпленка начнет рассказывать про насилие в собственной семье — его мать всадила кухонные ножницы в бедро мужа-абьюзера, они всерьез испугаются. Но уже поздно, ведь они давно вписаны в это кровавое меню.

Фильм разбит на небольшие главки, напоминающие ресторанное меню, и в каждом есть небольшая история о том или ином пороке, которым обладают собранные здесь господа. И чем дальше по меню, тем горячее «блюда». Десерт тоже будет, сможете ли вы после него есть маршмеллоу в шоколаде — вопрос. Во всяком случае, увидев такое сочетание, вы непременно вспомните «Меню», как все киноманы вспоминают персики после гей-драмы Луки Гуаданьино «Назови меня своим именем».

Первая часть «Меню» невероятно смешная и красивая, не зря над картиной работал оператор Дэвида Линча Питер Диминг. Вторая заметно подсыпается и рискует обернуться одним сплошным морализаторством, очередной критикой общества потребления и превращения любого процесса, явления и объекта в конечном счете лишь в маркетинговый продукт. Авторы говорят, мол, господа, хватит, пардон, жрать, давайте есть и по-настоящему наслаждаться процессом. Очень хочется отметить актерские работы: богическую Аню Тейлор-Джой в невероятном шелковом платье (оно тут чуть ли не полноценный герой второго плана), очень смешного здесь Николаса Холта и инфернального Рэйфа Файнса. Для последнего роль, безусловно, хорошая, но не выдающаяся. Посмотреть фильм можно хотя бы для того, чтобы понять, что хороший бургер иногда лучше любой высокой кухни. Надеемся, это не выглядит как соль на рану фанатам покинувшего нас McDonald’s.

«Пиноккио» Гильермо дель Торо — мрачный анимационный хит Netflix, где деревянный мальчик борется с фашистами и смертью

Знаменитая сказка Карло Коллоди про мальчика из полена по имени Пиноккио — одно из самых экранизируемых итальянских (да и не только итальянских) детских произведений в мире. Только недавно свои картины о нем выпустили Маттео Гарроне (2019) и Роберт Земекис (2022), теперь за него взялся и знаменитый мексиканский режиссер, автор «Лабиринта Фавна», «Хребта дьявола», «Багрового пика», «Аллеи кошмаров», обладатель «Оскара» за драму «Форма воды». Фильм дель Торо был задуман еще 15 лет назад и только сейчас его удалось реализовать, фантастический бюджет в $35 млн оказался по плечу только стриминговому гиганту Netflix. Посмотрев этот прекрасный образец кукольной анимации, зритель с удовлетворением может отметить — хорошо, что дель Торо не испугало частое обращение к истории Пиноккио и он, несмотря ни на что, решил сделать свою версию, ведь у него, конечно, получилось лучше всех, не зря на днях он был награжден «Золотым глобусом» в номинации «Лучший анимационный фильм» и наверняка завоюет и «Оскар».

«Пиноккио» Гильермо дель Торо рассказывает историю пожилого итальянского столяра — Джеппетто, который живет со своим подрастающим сыном Карло в небольшой деревушке во времена Первой мировой войны. Он честно трудится, не покладая рук, а сын ему во всем помогает, живут они тихо, мирно и счастливо, но однажды их идиллической жизни приходит конец — их деревня оказывается под бомбежкой. Один из снарядов разносит в щепки часовню, а вместе с ней хоронит маленького Карло. После случившегося отец теряет смысл жизни и погружается в пучину своего горя, в котором было много боли, отчаяния, чувства вины и злости на весь мир. Однажды он под корень срубает сосну, оттеняющую могилу его любимого Карло и решил выстругать из нее копию ушедшего сына. Увидев эту душераздирающую сцену, один из лесных духов решает оживить деревянного мальчика, чтобы тот заменил Джеппето его Карло. Оживший парнишка оказывается бойким, бесстрашным, достаточно смышленым и согласным на любое приключение, даже если ему предложат выступать марионеткой в бродячем цирке (тут сразу же вспоминается недавняя «Аллея кошмаров» дель Торо).

kinopoisk.ru

Тем временем в город приходят фашисты во главе с Дуче — итальянским лидером тех лет Бенито Муссолини. Они объявляют мобилизацию и собирают по всем деревням всех юношей и мальчиков, пытаясь их завербовать в качестве солдат. Воссоединиться отцу с сыном будет мешать и война, и фашисты, и злой циркач, и даже смерть, которая будет приходить за Пиноккио не раз, но в итоге они все-таки добьются своего, ведь нет ничего сильнее и бессмертнее любви.

Дель Торо в очередной раз использует форму сказки для исследования совсем не детской темы — войны и ее влияния на детский ум, правда, в его ранних фильмах речь шла о гражданской войне в Испании (об этом «Лабиринт Фавна» и «Хребет дьявола»), теперь он говорит о расцвете фашизма в Италии. У него получилось достаточно мрачное, совсем не детское, но по-своему очаровательное и трогательное повествование о главном — живите, чтобы любить. Образ Пиноккио, сотканный из мальчишеского задора, хулиганских поступков и неудобных вопросов, получился очень живым и настоящим. «Почему я деревянный и меня никто не любит, а его тоже деревянного любят все?», — спрашивает он у отца, кивая на фигуру Иисуса Христа. Отец и не знает что ответить.

И если у Коллоди, чтобы стать настоящим человеком, Пиноккио нужно было перестать врать, то у дель Торо ему просто достаточно любить, всем деревянным сердцем. Посмотреть мультфильм можно и с маленькими детьми, особенно если вы готовы отвечать на вопросы про загробный мир и фашизм.

«Убийца «Святой паук» Али Аббаси — жестокий фильм об иранском психопате, рифмующийся с «Таксистом» Скорсезе

Али Аббаси — это молодой режиссер из Швеции, который родился и вырос в Иране, но будучи студентом уехал из страны и больше не вернулся на историческую родину. Он получил хорошее архитектурное и кинематографическое образование и теперь снимает отличное кино. Ранее его драма про двух влюбленных троллей «На границе миров» получила «Особый Взгляд» Каннского кинофестиваля и была тепло принята критиками. В прошлом году его картина участвовала в основном конкурсе Канн, а главная актриса этого проекта получила «Золотую пальмовую ветвь». В этом году ленту выдвинули от Дании на «Оскар» и с очень большой вероятностью она попадет в число номинантов в категории «Лучший международный фильм».

На этот раз Аббаси решил перенести фокус своего внимания на Иран, тем более это актуально, когда там до сих пор идут массовые женские протесты, начавшиеся после жестокого задержания и убийства Махсы Амини — ее обвинили в неподобающем ношении хиджаба, затем были расправы и аресты несогласных. Не так давно мы все обсуждали юную иранскую шахматистку Сару Хадем, которая на международном чемпионате мира по быстрым шахматам в Алматы сняла хиджаб, после чего иранские власти отреклись от нее, и она больше не вернулась на родину и уехала на ПМЖ в Испанию. На международном кинофестивале «Евразия», прошедшем в южной столице в декабре, дочь знаменитого иранского режиссера Мохсена Махмальбафа, сценаристка и режиссерка Хана Махмальбаф, выразила со сцены поддержку протестующим в Иране женщинам. Быть человеком женского пола везде непросто, но в той части света — настоящий героизм. Но вернемся к фильму.

«Убийца «Святой Паук» использует реальную историю иранского маньяка, строителя Саида Ханаи из города Мешхед, возомнившего себя посланником «божественной» миссии и убившего 18 женщин, занимавшихся проституцией. Он их выискивал, приглашал к себе, приманивая деньгами, а потом душил их же хиджабами и платками. За это он был приговорен к смертной казни. По фильму раскрывает преступление не полиция, а смелая журналистка Арезу Рахими (Зара Амир Эбрахими), прибывшая из Тегерана, чтобы написать об этом свой репортаж. Ведь всем остальным это было глубоко безразлично — местные органы правопорядка бездействовали, представители СМИ, которым преступник звонил и рассказывал обо всех подробностях своих злодеяний, только популяризировали его фигуру, делая его не банальным маньяком, а человеком со сверхидеей, а жители города считали, что такое их не коснется, ведь они к падшим женщинам не имели отношения. Тогда Арезу сама выходит на охоту и выслеживает убийцу чуть ли не в первый же вечер. К ее удивлению, оказывается, что душегуб — с виду вполне себе приличный семьянин с молодой женой и двумя детьми, с которыми он ходит гулять в парк, мечеть и еще учит их уму-разуму.

Фото: kinopoisk.ru

Фильм снят просто, лаконично и довольно беспощадно, Аббаси не пытается сделать из истории крутой детектив в стиле финчеровского кино или жестокое шоу вроде «Воспоминаний об убийстве» Пон Чжун Хо, напротив, он создает холодное аналитическое исследование о том, как одна общественная система определяет другую, и нездоровье одной из них обязательно скажется на другой, а если это такие взрывоопасные вещи как религия, политика и права самых дискриминируемых слоев населения, то жди беды.

Больше всего «Убийца «Святой Паук» рифмуется с шедевром Скорсезе «Таксист», тот был одиноким работником службы такси, а этот мопедист, хоть и человек семейный, но тоже очень одинокий и потерявший смысл жизни. Оба героя — ветераны войны с посттравматическим синдромом. Герой Де Ниро хотел убить президента (он, по его мнению, был олицетворением зла), но сумел добраться только до сутенеров, клиентов борделя и других недостойных граждан Америки. Иранский маньяк тоже устраивает собственный джихад. Но только гнев его не против сильных мира сего, не против мужчин, а против женщин, причем, самых слабых и бесправных, которых и за людей то не считают. Он находит опиумных наркоманок, опустившихся на самое дно жизни и учиняет им расправу. Когда одна из них начинает вести себя чрезмерно активно, он даже пугается ее. Сцена, где полумертвая жертва смеется убийце в лицо — одна из самых пугающих и впечатляющих в этой работе — маньяк не получил над ней власть, даже отправив беднягу на тот свет.

Однако самая шокирующая сцена в финале, где показан ребенок, инсценирующий жестокое преступление. Это и есть тот самый ответ на вопрос — а стоит ли закрывать глаза на убийства тех, кого даже жалеть не принято. Картина могла бы быть очередным фильмом о серийном убийце, но современные события в Иране и курс на попытку стопроцентного контроля жизни женщины — ее ума, тела и внешнего вида, делает эту картину очень своевременной. «А не обесценивают ли такие параллели героизм иранских женщин, занимающихся легальным и нестыдным трудом и борющихся за свои права?» — вопрошают на одном из форумов. «Нет, в здоровом обществе не обесценивают», — отвечают им.

Читайте также