Кто в Казахстане чаще становится основателем успешного стартапа

Опубликовано
Фото: Shutterstock/vectoeart

За десять лет в Казахстане запущено около тысячи стартапов. Самые успешные из тех, кто был в первых рядах – Ticketon, ChocoFamily, Arbuz, уже переросли в крупные компании. «Курсив» изучил, кто в Казахстане чаще становится основателем успешного стартапа – студенты или люди с опытом.

Мнение, что именно студенты и только окончившие университет молодые люди лет 20 (или чуть старше) запускают успешные стартапы, к которым инвесторы выстраиваются в очередь, – это всего лишь стерео­тип. Он укрепился благодаря нескольким громким именам (например, Цукерберг и Джобс) и посвященным им фильмам и статьям в СМИ. И мировая, и казахстанская практика этот стереотип опровергают.

Пару лет назад исследователи из MIT (Массачусетский технологический институт) изучали связь между возрастом и быстроразвивающимся предпринимательством. И главный их вывод: успешные предприниматели – это люди среднего возраста, а не молодые.

«Мы не обнаружили доказательств того, что учредители в свои 20 с небольшим лет с большей вероятностью добиваются успеха. Результаты исследования указывают на то, что компании с основателями среднего возраста становятся более успешными, чем компании, основанные молодыми людьми», – говорится в итоговом заключении.

В единственном исследовании казахстанской стартап-экосистемы, проведенном также пару лет назад Tech Hub МФЦА в партнерстве с фондом Tuz Ventures, указано, что половина респондентов более чем из 100 стартаперов из РК ранее работали в IT-сфере, имели управленческий опыт, деловые связи и уволились после открытия своего бизнеса.

Лучший средний возраст

Когда знакомишься с биографиями казахстанских фаундеров стартапов, обнаруживаешь, что большинство зрелых казахстанских стартапов (это стабильные проекты, которые сумели масштабироваться, в том числе за рубеж) основали совсем не новички в бизнесе.

До открытия CITIX (инновационные продукты по улучшению городской инфраструктуры) Яна Шойбекова работала в различных сферах: от ивент-агентства до кризисного менеджмента, является соучредителем в девелоперской компании. Фаундер Parqour (система smart-парковок) Амирхан Омаров работал в крупнейшем инвестиционном холдинге в сегменте коммерческой недвижимости. Основатель EasyTap (сервис по поиску подработки) Магзум Толеш трудился на позиции коммерческого директора в технологической компании. А Руслан Абдулганиев, CEO HR Messenger (автоматизация найма сотрудников), контрольный пакет акций которого в 2022 году купила «Avito.Работа», окончил Корнельский университет и также работал на руководящих позициях в e-commerce и логистике.

«Среднестатистический возраст основателей стартапов, которые позже стали единорогами, – 32–35 лет. При этом им нужно еще пять-семь лет, чтобы дорасти до миллиардной оценки. Это данные исследований, которые разрушают мифы, появившиеся после фильма «Социальная сеть». После выхода этого фильма некоторые студенты бросали университеты, чтобы запустить свои стартапы. Учеба в университете – это больше не про получение знаний, а про знакомства, налаживание контактов – в общем, нетворкинг. Когда я ушел с должности коммерческого директора из Chocofood и запустил стартап, то первым бизнес-ангелом стал человек, с которым я был знаком со времени работы в найме, он видел мой бэкграунд, и у него было больше доверия ко мне», – рассказывает основатель EasyTap Магзум Толеш.

«Когда смотришь на наших состоявшихся фаундеров, видишь, что в основном это люди старше 35 лет. Кто-то получил образование в престижных университетах и ранее работал топ-менеджером в крупных компаниях. У некоторых кроме стартапа действующий бизнес или капитал, за счет которого они финансируют стартап первые пять лет», – отмечает координатор Google Developers Group в ЦА Аскар Айтуов.

Портрет стартапера в инкубаторе

Рост числа стартапов в стране ускорили госпрограмма «Цифровой Казахстан» и открытие технопарка Astana Hub. Сегодня в Астане, Караганде и Алматы расположены крупные хабы по обучению молодых предпринимателей в инкубаторах и акселераторах, общее количество стартапов приближается к тысяче.

Стартаперы, у которых зачастую есть только идея проекта, проходят обучение в инкубаторах. Средний возраст таких начинающих, по наблюдениям организаторов IT-инкубаторов, также колеблется от 25 до 30 лет. Более того, в предпринимательских программах Astana Hub, MOST Hub, JAS VC Almaty, Терриконовой долины, программе Business Bilim, которая делается с Shell, отмечают тренд на увеличение возраста фаундеров.

«Начинающие предприниматели, даже те, кто идет в традиционные сферы бизнеса, – это не студенты или выпускники. А если берем Astana Hub, где с прошлого года отменили инкубационные программы, то совсем молодые ребята 20 лет – редкость. В любом случае приходят люди от 25 лет и даже к 30 годам. Это если мы берем стартап на стадии идеи», – рассказывает трекер в Silkway Accelerator от Google for Startups и Astana Hub Татьяна Хасанова.

Стартапы на ранней стадии, как правило, имеют двух-трех фаундеров и запускаются на собственные деньги (или на деньги ближайших родственников). Скидываться приходится самим, поскольку инвестировать в буквальном смысле только в идею фонды и ангелы не готовы. Более 65% таких основателей поначалу совмещают предпринимательство с основной работой. Но к середине инкубационной программы принимают решение либо уволиться, либо закрыть стартап.

Казахстанские стартапы ранних стадий видят свои перспективы в fintech, edtech и medtech, то есть в тех направлениях, которые наиболее развиты в РК. Если раньше стартаперы чаще выбирали b2c-сектор, то в последние пару лет переключились на b2b из-за более быстрого выхода на безубыточность.

Проекты на ранней стадии развития претендуют на довольно скромные вложения – до $50 тыс. инвестиций или грантов.

Еще из наблюдений от казахстанских IT-инкубаторов: мужчин среди основателей стартапов больше, чем женщин.

В акселераторах фаундеры солиднее

Стартапы, которые на рынке уже минимум год и имеют не только продукт, но и PMF (Product Market Fit), то есть нашли рыночную нишу, где клиенты готовы за этот продукт платить, попадают в акселераторы. Стартапы идут туда для того, чтобы ускорить развитие бизнеса, масштабироваться и иногда – чтобы найти инвестиции. Основателям таких стартапов, по наблюдениям представителей IT-акселераторов, от 32 лет, и запускают свой бизнес они, уходя с руководящих позиций в частных или квазигосударственных компаниях. Отсутствие IT-образования большинство фаундеров компенсируют большим опытом в продажах. Небольшое количество предпринимателей совмещают стартап с основной работой в найме, но в итоге им все равно приходится делать выбор.

«В успешных стартапах фаундеры либо из бизнеса, либо из найма. Потому что перед тем, как что-то делать, нужно поработать, желательно иметь опыт управления, насмотренность и вообще понимание мира как такового. Поэтому студенту крайне сложно создать успешный продукт. Нужно обладать рядом важных компетенций, которые нигде не продают», – считает трекер Astana Hub Андрей Крюков.

Популярными направлениями для стартапов, которые проходят акселерацию, остаются b2b в fintech, edtech, medtech и сервисы доставки в e-commerce. Любопытно, что фаундеры очень часто ведут одновременно два, а то и три стартапа.

Сумма инвестиций, на которую рассчитывают участники акселераторов, зависит от продукта, но средние ожидания по чеку – $500 тыс. и больше.

«Есть те, кто тонко чувствует рынок и что рынку нужно. Они, как правило, не айтишники, но зато у них есть клиентская база. Они хорошо понимают, какой продукт ждет рынок и что зайдет их клиентам. Соответственно, они нанимают программистов, которым ставят техническую задачу. Поначалу у них плохо получается, поэтому сначала они проваливаются. Но потом они адаптируются ставить задачи. В итоге у них реально получается что-то внятное на рынке», – комментирует Татьяна Хасанова.

Стартаперы из числа госслужащих и конкурсные зомби

Неожиданное наблюдение, которое сделали представители казахстанской стартап-экосистемы: проекты начали запускать бывшие госслужащие, которые знают, какие цифровые программы в ближайшем будущем станут поддерживаться и финансироваться государством. К плюсам бывших чиновников относится развитая исполнительская дисциплина – а это очень важно для молодого бизнеса. Пример такой категории стартапов – проект ITax, основатели которого работали в налоговых органах и разработали мобильное приложение по отправке налоговых деклараций и уплате налогов для микро- и малого бизнеса.

«Они хорошо ориентируются в налогах. Знают, какие предстоят изменения, какие обсуждают законодательные проекты. И они понимают, как надо переделать имеющиеся продукты сейчас, для того чтобы они были востребованы завтра. То есть когда закон вступает в силу, они уже выходят с готовым продуктом. Их не сильно много. Мне кажется, около 10–15%. И они лучше привлекают гранты из-за своего бэкграунда», – объясняет Татьяна Хасанова.

Трекеры выделяют еще одну категорию стартаперов, которая даже получила специфическое название.

«С коллегами мы услышали очень интересный термин – «конкурсные зомби». Это люди, которые ходят по акселераторам и инкубаторам, но занимаются только тем, что рисуют на бумаге красивые картинки, а по факту ничего не делают», – делится Андрей Крюков. И таких конкурсных зомби, по оценке участников рынка, в Казахстане немало – около 20% от общего числа стартапов.

Читайте также