Казахстанец получил пять лет колонии за манипуляции на фондовом рынке

Shutterstock

Поставлена точка в беспрецедентном для Казахстана деле о мошенничестве на американском рынке ценных бумаг. Трейдер из Алматы Олжас Ашикбаев придумал алгоритм обмана торговых роботов и за полгода незаконно получил доход в $22,2 млн. Приговор – пять лет лишения свободы – вступил в законную силу. Если бы этого не случилось, казахстанские инвесторы могли бы лишиться доступа на мировые рынки ценных бумаг.

Осенью 2019 года одна из менеджеров FFIN Brokerage Services Inc. (входит во Freedom Holding) обнаружила странную активность на счетах клиента компании. Годом ранее он открыл сначала один, а затем еще два брокерских счета, и в несколько приемов положил на них $80 тыс. Затем за полгода его счет вырос до $28,7 млн, то есть почти в 360 раз! При этом доход трейдера составил $22,2 млн, превысив первоначальные вложения в 278 раз.

Такая прибыль была бы фантастической даже для Уоррена Баффета или Джорджа Сороса. Увы, внутреннее расследование показало, что 28-летний Олжас Ашикбаев не изобрел гениальную стратегию инвестиций, а применил старую для западного рынка, но до сих пор не засвеченную в Казахстане мошенническую схему – разновидность спуфинга (см.: Казахстанский трейдер арестован по подозрению в манипуляциях на рынке ЦБ).

Как показало внутреннее расследование FFIN, Ашикбаев начал торговать акциями между своими же счетами. Сам себе продавал акции по завышенной или заниженной цене. Он выбирал малопопулярные на рынке акции, которыми легче манипулировать, и торговал в то время, когда основные торги на бирже еще не начались или уже завершились: так легче манипулировать ценой.

Со стороны создавалось впечатление, что акция резко подорожала или подешевела. Но как заработать, покупая и продавая самому себе? Дело в том, что на рынке ценных бумаг есть такой тип игроков – маркетмейкеры. Это компании, обязанные поддерживать ликвидность тех или иных акций на рынке. Робот (торговый алгоритм) маркетмейкера часто обязан купить бумагу по цене, которая кажется ему рыночной, если какой-то трейдер выставил пакет на продажу, а других покупателей нет. Или прямо наоборот: робот обязан продать трейдеру бумаги по «установившейся» на рынке цене (подробнее см.: Что такое плата ордеров и почему эта модель востребована на фондовом рынке)

Заявки Ашикбаева в качестве клиента FFIN принимал маркетмейкер W-Empirical Holding Corp., компания из штата Нью-Йорк. Как показало расследование, Ашикбаев действовал так. Сначала он выставлял на продажу акции какой-либо компании по завышенной цене. Затем сам у себя покупал часть этих акций, но немножко.

Например, выставлял 900 тыс., а покупал лишь двести штук. Робот маркетмейкера продавал ему эти 200 акций, а затем автоматически выкупал у того же Ашикбаева 900 тыс. акций по завышенной цене (роботу казалось, что это новая рыночная цена). Сразу вслед за этим осужденный выставлял заявку на покупку тех же 900 тыс. акций, но уже по заниженной цене, при этом сам себе продавал снова двести акций. Роботу казалось, что цена на бумаги упала, и он автоматически продавал 900 тыс. бумаг Ашикбаеву обратно, но уже заметно дешевле.

Таким образом, Ашикбаев оставался при своих акциях, а разницу между продажей и обратной покупкой клал себе в карман. Такие сделки занимали несколько секунд, и он проворачивал их сотнями. Беда была лишь в том, что и по американскому, и по казахстанскому законодательству такие сделки расцениваются как обман рынка, манипулирование и мошенничество. В Штатах за это сажают на 10 лет. У нас до Ашикбаева таких мошенников на рынке не появлялось, но статья за это тоже существует.

Легкие деньги затягивают. Очень быстро Ашикбаеву показалось мало своих трех счетов. Тогда он пообещал двум знакомым заработать для них неплохие деньги, и они доверили Олжасу пароли от торговых счетов. Так его возможности заметно расширились, но ненадолго. Вскоре после того, как Ашикбаев обналичил первые $480 тыс. из незаконно заработанных $22 млн, его счета были заблокированы. Сотрудники FFIN начали внутреннее расследование. К ним присоединились менеджеры маркетмейкера, тоже заподозрившие Олжаса в махинациях, за которые приходилось расплачиваться W-Empirical. Счета трейдера были заблокированы.

И тут началась вторая часть истории. На дворе стояла осень 2019 года. На заблокированных счетах Олжаса лежало почти $22 млн, и он очень хотел их получить. Маркетмейкер W-Empirical тоже хотел вернуть себе эти средства, ведь Олжас получил их, обманывая торгового робота. Обе стороны потребовали от FFIN перечислить им эти деньги.

Оказавшееся между двух огней руководство Freedom попыталось решить вопрос миром. FFIN перечислил маркетмейкеру за своего клиента $8 млн из собственных средств, обещав вернуть оставшееся после урегулирования вопроса. Ашикбаеву предложили забрать свои изначально вложенные $80 тыс. и отказаться от претензий на заблокированные деньги.

Но что такое $80 тыс. по сравнению с почти $22 млн? Как рассказали в суде представители FFIN, Ашикбаев не просто потребовал деньги – он начал угрожать, что задействует свои связи в госбезопасности (напомним, на дворе был 2019-й) и в органах власти. В компанию начали звонить уважаемые люди и просить «отдать деньги честному мальчику». Начались многочисленные проверки со стороны контрольных органов. Налоговый департамент проверяет компанию в течение полутора лет и ничего предосудительного не находит.

В ходе одного из разговоров Ашикбаев обещает компании, что разместит «в средствах массовой информации и социальных сетях сведения, порочащие репутацию компании» (цитата из текста приговора). Вскоре в СМИ появляется вал негативных статей о Freedom. Даже в США вышла статья на малоизвестном ресурсе с громким названием The Foundation for Financial Journalism. Автор этой публикации ни в чем конкретно холдинг не обвинял – лишь выражал личные сомнения в надежности бизнеса Freedom. Зато обвинения посыпались с анонимных площадок, сайтов без выходных данных. «Как из рога изобилия полился поток клеветы на компанию и на меня лично», — рассказывает основатель и основной владелец холдинга Тимур Турлов. «Анонимные телеграм-каналы, компроматные помойки разродились сотнями однотипных «разоблачительных» статей, мол, наша компания — это «пирамида», а я сам — подставное лицо».

В ряде случаев авторов публикаций удалось установить. FFIN и материнская компания выиграли десятки судов о защите репутации, но общий фон вокруг брокера сложился напряженный. Тут уже к проверкам подключились органы власти Кипра, ЕС, России и американской комиссии по ценным бумагам. И снова ничего незаконного не нашли.

Проверки завершились благополучно. Однако стало ясно, что Ашикбаев добровольно от выуженных из маркетмейкера денег не откажется. Тогда в начале 2021 года FFIN подал заявление в полицию (см.: Впервые в Казахстане трейдер стал фигурантом уголовного дела о махинациях на фондовом рынке США). «Начинается очень долгое и очень сложное следствие. Никто не хочет это дело вести. Тяжело с экспертами. Давление на всех невероятное. Меня лично и наших сотрудников постоянно таскали на допросы, пытались возбуждать встречные уголовные дела», – вспоминает Тимур Турлов.

Двое знакомых Олжаса, доверивших ему свои счета, добровольно компенсировали ущерб пострадавшим компаниям. В начале 2022 дело было передано в суд.

27 июля он принял решение признать Ашикбаева виновным в мошенничестве в особо крупном размере (ст.190 ч.4 п.2 УК РК). Защита подала апелляцию, но она после долгого разбирательства была отклонена. Оставшиеся на его счету $13 млн тоже уйдут в FFIN (по всей видимости, они отправятся на погашение ущерба маркетмейкеру). Также суд удовлетворил гражданский иск FFIN о компенсации ущерба в размере 4,2 млрд тенге.

Исход дела важен не только как прецедент для казахстанской правоохранительной системы. Это еще и сигнал мировым рынкам, что в РК не будут попустительствовать мошенникам. Хорошо известен кейс крупнейшего американского брокера TD Ameritrade 2012 года. Компания столкнулась с многочисленными манипуляциями и подозрительными схемами со стороны российских трейдеров. Когда стало ясно, что в России никто их деятельность расследовать не будет, TD Ameritrade закрыл доступ к Нью-Йоркской фондовой бирже вообще для всех россиян. Так что, если нам важен свободный доступ на американский и европейский рынки капитала, контроль за добросовестностью участников рынка становится первоочередной задачей и для властей, и для самих участников рынка.

Подписывайтесь на нас в Google News