Розничный и оптовый сегменты торговли в 2022-м выросли, но заметно сбавили обороты

Опубликовано
Фото: Илья Ким

Kursiv Research продолжает анализировать внутреннюю торговлю РК. В текущем материале проанализирована официальная статистика за минувший год, а также данные собственного социологического опроса, на основе которых сделано несколько наблюдений.

Первое наблюдение – на фоне высокой инфляции казахстанцы переходят на сберегательную модель поведения, заменяя привычные продукты более дешевыми товарами-субститутами. Второе – мелкие торговые компании продолжают терять свои позиции. Третье наблюдение – президент РК и некоторые представители кабмина публично начали критиковать регулирование цен, но до его отмены дело еще не дошло.

 Дешево и со скидкой 

Розничные продажи по итогам минувшего года достигли 15,8 трлн тенге, добавив в номинале 18%, если сравнивать с результатом предыдущего периода. За последние пять лет это самый высокий темп прироста. Но если скорректировать эту динамику на инфляцию, которая по итогам минувшего года обновила 26-летний максимум, то розничная торговля продемонстрировала слабые результаты.

Розница выросла всего на 2,1% в сопоставимых ценах. И это самое низкое значение за последние пять лет, если не брать в расчет 2020 год – когда глобальная экономика переживала кризис, а больше других страдали торговая сфера и сектор услуг. В предыдущие годы (за исключением 2020-го) розничная торговля стабильно росла выше 5%.

Низким реальным ростом розница обязана в первую очередь результатам сегмента продовольственных товаров. Там оборот достиг 5,6 трлн тенге, прибавив в номинале 12,8%. Но высокая продовольственная инфляция, которая в декабре 2022-го достигла 25,3%, съела весь этот рост. В результате розничные продажи продовольствия в реальном выражении схлопнулись на 5,4%.

Розничные продажи непродовольственных товаров ушли на отметку 10,1 трлн тенге, прибавив в номинальных ценах 21%. С учетом инфляции положительная динамика составила 6,6%. Без учета пандемийного 2020-го речь идет о самой низкой положительной динамике за последние пять лет.

Как ранее писал «Курсив», стремительный рост цен диктует покупателям и FMCG-ретейлерам новые модели поведения. Первые всеми способами стремятся сэкономить, вторые – сохранить в этих условиях свои обороты.

В декабре 2022 года центр социологических исследований Kursiv Research провел опрос среди более чем 1 200 казахстанцев из разных регионов страны, чтобы узнать об изменениях в их потребительском поведении. Обследование выявило, что 22% респондентов стали экономить на покупке одежды и товаров повседневного спроса в прошлом году, еще 42% экономили и раньше. На вопрос, каким образом вы стали экономить, 50% ответили, что ждут распродаж либо отслеживают акции на товары. Еще 37% опрошенных сокращают количество покупаемых товаров.

В свою очередь FMCG-ретейлеры стали чаще проводить скидочные акции. Например, сеть Magnum, судя по анонсам в своем Instagram-аккаунте, за последние полгода анонсировала вдвое больше акций, чем за аналогичный период 2021 года.

В минувшем году объем оптовых продаж достиг 34,9 трлн тенге, продемонстрировав положительный рост на 21% в номинальном выражении. С учетом инфляции прирост 6,3%. Наибольший вклад в этот результат внесли оптовые продажи продовольствия, которые в сопоставимых ценах выросли на 18,3%. Реальная динамика непродовольственных товаров скромнее, но осталась положительной – прирост составил 4,6%.

Малыши в сторону

Два года подряд инвестиции в основной капитал в торговле растут двузначными темпами. В 2020-м, когда на фоне карантинных ограничений отрасль теряла инвестиционную привлекательность, капиталовложения ушли в отрицательную зону (–19,3%). В следующем году инвестиции в основной капитал на эффекте низкой базы приросли на треть. В 2022-м инвестиционная динамика сбавила обороты, но осталась в пределах двузначных цифр.

В прошлом году капитало­вложения в торговую отрасль достигли 334,6 млрд тенге, что на 17,3% больше предыдущего периода. Значительным всплес­ком отметилась Кызылординская область, где в торговлю было вложено порядка 20,4 млрд тенге, или на 234% больше, чем в 2021-м. Туркестанская область с административным центром в Туркестане, который государство пытается превратить в туристический центр, показала бурный рост: +142%, или до 22,8 млрд тенге. Тройку замыкает Атырауская область: было инвестировано 8,3 млрд тенге, что больше предыдущего года на 84%.

В отличие от 2021-го в минувшем году регионов с положительной динамикой оказалось меньше (восемь против двух). Но за счет значительного увеличения инвестиции в Алматы – регион, являющийся традиционно лидером по капиталовложению в торговую отрасль – итоговый показатель по стране был сведен с плюсом. В 2022 году инвестиции в южной столице достигли 155,5 млрд тенге, или на 43% больше предыдущего периода.

Добавим, что в  начале 2023 года министерство торговли и интеграции РК сообщило о том, что для решения проблем в сфере торговли разработан комплекс мер, в числе которых государственное стимулирование инвес­тиций в отрасль.

Привычная инвестиционная картина для отрасли такова, что главным источником капитало­вложения преимущественно выступают собственные средства. К примеру, по итогам 2022 года доля собственных средств была на уровне 94%, годом ранее – порядка 93%.

К тому же банковская статис­тика говорит о том, что кредиты обычно оформляются на пополнение оборотных средств. А сами торговые предприятия неизменно в нацбанковских опросах в качестве одного из основных препятствий для развития бизнеса указывают дороговизну заемных средств.

Другими словами, у небольших торговых фирм недостаточно денег, чтобы вкладываться в развитие дела стабильно и на длинном горизонте.

Такое положение дел приводит к тому, что в отрасли наблюдается долгосрочный тренд на концентрацию рынка, который получил продолжение в минувшем году. В результате за пять лет доля малых фирм, включая индивидуальных предпринимателей, в розничной торговле сократилась на 9,6 процентных пункта, в оптовой – на 9,7 процентных пункта. Если в рознице главным бенефициаром оказался крупный бизнес, который нарас­тил долю с 18,6% в 2018-м до 24,5% по итогам 2022-го, то в опте – средний бизнес – с 11,6 до 20% в аналогичном периоде. Отметим, что пандемия значительно пошатнула позиции малого бизнеса, поскольку после 2020 года концентрация рынка ускорилась.

Остановись, ценник

В предыдущих нескольких обзорах Kursiv Research подробно рассказывал о том, как правительство на фоне коронакризиса взялось усиленно регулировать цены. Широкими мазками напомним о правительственных инициативах в этом направлении.

В апреле 2020 года казахстанское правительство установило предельную надбавку, которая не должна превышать 15% на социально значимые продовольственные товары (СЗПТ, 19 товаров). В акиматах создали мобильные группы, которым было поручено обходить торговые точки и проверять размер наценки.

На фоне слабых результатов антиинфляционной политики Нацбанка РК директивные инструменты стали популярными у кабмина. В сентябре 2021 года правительство РК предложило комплекс мер антиинфляционного реагирования, среди которых были ограничения на вывоз сырья и материалов, если по ним наблюдается дефицит или удорожание; усиление контроля за соблюдением предельных цен и торговых надбавок; выявление признаков ценового сговора.

После январских событий кабмин обновил этот план, добавив туда еще несколько директивных мер: заморозка тарифов на комуслуги; предельные цены на ГСМ и шестимесячный запрет на вывоз бензина, дизтоплива и других нефтепродуктов.

Kursiv Research, ссылаясь на научные работы, приводил доводы о том, что директивные меры помогают на краткосрочном отрезке, но в долгосрочной перспективе усиливаются рыночные искажения, приводящие к дефициту товара или уходу бизнеса в тень.

В конце минувшего года в общественную дискуссию со стороны власти был запущен тезис об отрицательных сторонах директивных мер. Первым, кто об этом заявил со стороны власти, как это чаще всего происходит в РК в периоды смены тех или иных политик, стал президент Касым-Жомарт Токаев. В своем традиционном сентябрьском послании народу РК он заявил, что «административное регулирование цен снижает инвестиционную привлекательность целых отраслей, приводит к дефициту товаров и зависимости от импорта».

«Поэтому предстоит поэтапно отказаться от вмешательства государства в ценообразование. Исключение составят неконкурентные рынки – тарифы монополистов останутся под плотным контролем. Но контроль вовсе не означает давление».

Токаев

Отклика на президентскую инициативу пришлось ждать недолго. Спустя неделю после послания на площадке Палаты предпринимателей Алматы обсудили вопросы стабилизации цен на СЗПТ. Представитель департамента экономического развития города Болат Еркенов, реагируя на проблему дефицита сахара на алматинских рынках, повторил часть президентского выступления почти слово в слово: «Административное регулирование цен снижает инвес­тиционную привлекательность целых отраслей, приводит к дефициту товаров и зависимости от импорта. Поэтому государству предстоит поэтапно отказаться от вмешательства в ценообразование рынка, за исключением тарифов монополистов, которые останутся под контролем». 

В конце октября заместитель премьер-министра и по совмес­тительству министр торговли и интеграции Серик Жумангарин посетил с рабочей поездкой Кос­танайскую область. На встрече с жителями региона и представителями бизнеса он сообщил о планах отказываться от регулирования цен на СЗПТ. По итогам этой встречи казахстанские СМИ писали, что местные администрации перестанут регулировать цены с 1 января 2023 года.

Такая практика, по мнению министра торговли Серика Жумангарина, заставляет производителей торговать себе в убыток, а в итоге дешевые продукты покупали все – и малоимущие, и обеспеченные люди. Поэтому вместо регулирования цен будет адресная помощь малоимущим семьям.

Но инициатива еще не ре­ализована. 11 января 2023 года прошла расширенная коллегия Министерства торговли и интеграции. На ней премьер-министр РК Алихан Смаилов говорил об усилении выявления непродуктивных посреднических схем, мониторинга за соблюдением допустимой торговой надбавки и необходимости реагирования на необоснованное повышение цен.

На этой же встрече депутат от партии «Ак жол» Ерлан Барлыбаев призвал отказаться от государственного регулирования цен на СЗПТ. Мера, по его мнению, привела к сокращению доходов фермеров.

Материалы по теме