Скепсис вокруг продажи госактивов в Узбекистане вызван непрозрачностью ряда сделок

Фото: qizilqumseme.uz

Узбекистан активно ведет приватизационную кампанию и реализует как мелкие, так и крупные предприятия и банки. Но порой продажа госдолей вызывает вопросы у инвесторов и обсуждается в СМИ в негативном ключе, а методы реализации называют непрозрачными. «Курсив» собрал мнения экспертов о том, что является причиной критики и насколько это оправданно.

Связь для дела

Последние месяцы минувшего года на слуху в Узбекистане была приватизация Узагроэкспортбанка. В октябре СМИ писали о планах продажи финучреждения по «закрытому» постановлению правительства компании Support Level без конкурса, но официальные структуры не комментировали эту информацию. Сообщения о сделке даже заставили объясняться фонд миллиардера Патоха Шодиева. В заявлении отмечалось, что миллиардер не имеет отношения к покупке. Причиной таких слухов стало то, что учредителем компании-покупателя является Олимжон Шадиев, которого связывают с семьей миллиардера Патоха Шодиева.

Фото: Информационная служба Агентства по управлению государственными активами

Агентство по управлению государственными активами (АУГА) сообщило о подписании договора купли-продажи банка только в конце декабря минувшего года. Как оказалось, предложение Support Level было рассмотрено правительством Узбекистана, Государственной комиссией по проведению тендерных торгов при продаже государственного имущества и одобрено соответствующими постановлениями. Продают госдолю за $5 млн с инвестиционными обязательствами: компания должна докапитализировать банк минимум на 29 млрд сумов ($2,2 млн по текущему курсу USD/UZS), а также вложить $50 млн в развитие инфраструктуры.

Консультант приватизации компания Grant Thornton рекомендовала принять предложение, так как банк таким образом сможет продолжать работу и развиваться. Предлагаемая цена на 25% выше той, которую предлагал в феврале прошлого года российский Совкомбанк. Но сделка не была завершена из-за начала войны в Украине и санкций против российских банков.

Продажа Support Level вызывала бы меньше вопросов, если бы общество было осведомлено о сделке, считает партнер Avesta Investment Group Карен Срапионов.

«Правильная коммуникация могла бы помочь избежать многих вопросов в СМИ. К примеру, я уверен, что сделка по продаже Узагроэкспортбанка вызвала намного меньше вопросов в профессиональной среде, чем у журналистов: банк уже несколько лет не соответствовал лицензионным требованиям, нес убытки. Финучреждение практически не имело бизнеса, фактически произошла продажа лицензии новому игроку со своей стратегией. Цена кажется вполне обоснованной, если учитывать эти сведения».

Карен Срапионов

Жидкий замес

Надо признать, что к методам приватизации в Узбекистане серьезные вопросы возникают не всегда. Например, продажа госдоли Ипотека-банка или первая попытка реализовать Узагроэкспортбанк не вызывали столько критики.

В случае с продажей 75% Ипотека-банка венгерская группа OTP откладывала покупку из-за неопределенности, вызванной военным конфликтом. Рынок ждал подписания соглашения больше года, в итоге оно состоялось в минувшем декабре. Сумма сделки, которая должна быть закрыта в первом полугодии 2023 года, не разглашается.

«На своем опыте могу сказать, что государство стремится к максимальной прозрачности ведения продаж крупных государственных активов. Например, наша компания вела сделку по приватизации Пойтахт Банка, а другая консалтинговая компания занималась Узагроэкспортбанком, который хотел купить Совкомбанк».

управляющий директор департамента консалтинга Deloitte в Узбекистане Рустам Мухаметшин

Но приватизационная история имеет и негативные кейсы. Главной новостью начала прошлого года стала реализация госдоли АО «Кызылкумцемент». Карен Срапионов отмечает, что оценка акций компании при продаже была на 25% ниже рыночной.

«Сделка обвалила котировки бумаг и практически полностью уничтожила интерес к акциям, которые ранее были наиболее ликвидными на рынке».

Карен Срапионов

Напомним, в январе прошлого года стало известно о продаже государственной доли цемзавода размером 86,92% акций кипрской United Cement Group за $175 млн. Согласно данным Единого государственного регистра предприятий и организаций (ЕГРПО), на 24 января этого года United Cement Group принадлежит 68,20% в уставном капитале «Кызылкумцемента». 

«Запомнилась эта сделка как яркий негативный пример, – соглашается директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин. – Во-первых, сам процесс приватизации был непрозрачным, что крайне разочаровало инвесторов. Во-вторых, несмотря на то что по закону после смены контролирующего акционера миноритарным акционерам должна быть сделана оферта о выкупе их акций, такой оферты так и не последовало и никакой реакции со стороны государства на нарушение закона тоже».

По его словам, с учетом того, что «Кызылкумцемент» – одна из крупнейших публичных компаний, в акции которой инвестировали практически все портфельные инвесторы, вкладывающие в Узбекистан, последнее ярко демонстрирует уровень корпоративного управления и отношение к портфельным инвесторам в юрисдикции. В результате осторожность инвесторов по отношению к размещениям акций на рынке ценных бумаг Узбекистана лишь усиливается, что в том числе частично объясняет слабый интерес к IPO UzAuto Motors.

Напомним, власти Узбекистана планировали разместить до 5% акций UzAuto Motors. Но после оценки спроса андеррайтером стало понятно, что рынок сможет охватить только до 1%. Закрыть книгу заявок собирались 22 декабря, а 23-го числа должно было состояться само IPO. Но эти планы не осуществились – окончание приема сначала перенесли на 28 декабря, а затем на 15 февраля 2023 года. Достаточное количество заявок для размещения 1% бумаг собрать не удалось. На момент продления срока IPO инвесторы готовы были купить только 8,65% от объема предложения. 

Ранее эксперты объясняли «Курсиву» ряд причин, по которым публичное размещение автопроизводителя переносится. Председатель правления Республиканской фондовой биржи «Тошкент» Георгий Паресешвили говорил о том, что многие иностранные покупатели предпочитают хранить ценные бумаги с опорой на надежную инфраструктуру. В республике не работают международные депозитарии или кастодиальные банки, но такие переговоры ведутся, например, с Clearstream. Пока таких институтов в РУз нет, поэтому лишь немногие решаются зайти на рынок. 

Фото: Евгений Сорочин/Spot

Карты вдогонку

Еще одна обсуждаемая тема прошлого года в сфере приватизации – продажа госдоли платежной системы Uzcard в октябре за 210 млрд сумов ($19 млн). Совладельцы компании воспользовались преимущественным правом покупки 75%-ной доли по оценочной стоимости. АУГА сообщило о продаже только после публикации в СМИ, которые узнали о смене владельцев через ЕГРПО.

Продажа прошла без конкурса, поэтому неизвестно, может быть, кто-то предложил бы за этот актив больше. Карен Срапионов считает, что продажа госдоли Uzсard, возможно, по заниженной стоимости и другие проблемные сделки отодвинули на второй план в новостном фоне неплохие приватизационные кейсы – можно отметить продажу гостиницы Hyatt Regency, а также госдоли в UzAuto Trailer (выпускает прицепную технику). Первый объект реализовали инвестфонду Abu Dhabi Uzbek Investment за $87 млн. Второй актив продан российскому индустриальному парку «Химград» за 561,1 млрд сумов ($50 млн).

Денис Спирин добавляет: «В целом для иностранных инвесторов важно, чтобы процессы приватизации были публичные и прозрачные. Это один из показателей инвестиционной привлекательности юрисдикции. При этом можно представить, что интересы государства иногда требуют непрозрачной приватизации. Например, чтобы в некоей специфической ситуации, требующей конфиденциальности, обеспечить максимальную цену продажи актива. Но сложно представить, что интересам государства соответствует непрозрачная приватизация, в результате которой государство не получает справедливой цены за свой актив».

Подписывайтесь на нас в Google News