Какие проекты в сфере ESG планируют крупнейшие казахстанские компании

Опубликовано
Главный редактор
ESG
esg
Компании исходят прежде всего из отраслевых особенностей своего бизнеса / Shutterstock

Участники второго исследования корпоративных ESG-практик в Казахстане, подготовленного Kursiv Research, поделились планами развития на краткосрочную перспективу и рассказали о беспокоящих их проблемах регулирования и экспертизы в сфере устойчивого развития.

Планы на год

Мы предложили участникам исследования рассказать о проектах в сфере управления ESG-рисками, которые будут реализованы компаниями в ближайшие 12 месяцев.

В крупных промышленных компаниях к ESG-проектам относят как мероприятия в рамках развития «зеленой» составляющей бизнеса, так и все то, что еще 10 лет назад называли проектами корпоративной социальной ответственности. ERG продолжает реализацию 10-летней корпоративной экологической стратегии с бюджетом в $480 млн, а также инвестирует в декарбонизацию – строит ВЭС «Хромтау-1» на 155 МВт. Группа сообщает, что завершила строительство нового комплекса по переработке шламовых хвостов на Донском ГОК («ERG Green»). «На данном объекте применяется инновационная технология, позволяющая значительно повысить обогащение шламовых хвостов с извлечением до 55% содержащегося в них оксида хрома. Работа комплекса обеспечит снижение негативного воздействия шламовых хвостов предприятия на окружающую среду», – отмечают в компании. Также ERG в сотрудничестве с локальными властями реализует программы «Родной город» и «Школа активного горожанина», образовательные проекты «ERG для школ» и «ERG для колледжей».

В «Алтыналмасе» планируют разработать стратегию по углеродному развитию, отладить вопрос оптимизации потребления водных ресурсов и оценку влияния компании на биоразнообразие. «Казатомпром» намерен завершить процедуру получения независимого ESG-рейтинга. Получить такой рейтинг надеются в «Самрук-Энерго», «Кселл» и ФРП «Даму». Также «Самрук-Энерго» планирует внедрение стандартов GRI 2021, TCFD «для усиления качества и доступности информации в отчетности, получение рейтинга CDP для измерения и управления рисками, связанными с изменениями климата».

В «Казпочте» среди проектов в сфере устойчивого развития отмечали развитие «чистого» транспорта (обновление автопарка за счет автотранспорта экологического класса ЕВРО-5) и внедрение возобновляемых источников энергии (установка солнечных батарей для электроснабжения объектов).

У девелопера RAMS несколько направлений работы. Компания занимается экологизацией собственных офисных пространств: «внедрение раздельного сбора ТБО, установка энергосберегающих систем и деталей освещения работающие от датчиков движения, бесконтактных смесителей» – в течение этого года компания «планирует переоснастить более 50% офисных пространств». В планировании объектов внедряется «повышенный (более 20%) объем озеленения объектов; экологичные и энергосберегающие технологии и материалы в инженерных системах, строительстве и отделке». RAMS вот уже третий год проводит ежегодные инициативные высадки зеленых насаждений на городских территориях. «В настоящее время пишется индивидуальная климатическая программа компании», – сообщают в RAMS.

В институтах развития продолжают готовить стратегии, политики и методологии. Например, НУХ «Байтерек» сообщает, что в течение ближайших 12 месяцев в холдинге «будет разработана методология определения ESG-проектов, которая будет основываться на ЦУР ООН и таксономии «зеленых» проектов с учетом международного опыта разработки подобных таксономий и ожиданий инвесторов».

Банк развития Казахстана продолжит внедрять ESG-факторы в процесс принятия решения о финансировании проектов. БРК планирует выступить с предложением о субсидировании купонной ставки банка или его клиентов при выпуске «устойчивых бондов». На грант Азиатского банка развития БРК разработал дорожную карту по внедрению принципов ESG в деятельность фининститута. Согласно документу, предполагается «создание специальной рабочей группы, которая обеспечит реализацию всех обозначенных задач, подготовка портфеля проектов, соответствующего ESG-критериям» и участие сотрудников в обучающих мероприятиях. Также банк продолжает реализацию проекта «Зеленый офис».

Другой институт развития – «КазАгроФинанс» – прорабатывает вопрос выпуска социальных облигаций.

Одна из потенциальных площадок для таких размещений – Казахстанская фондовая биржа (KASE) – в краткосрочной перспективе планирует совершенствовать требования по раскрытию ESG информации листинговыми компаниями, разработать онлайн-платформу для размещения ESG-отчетности листинговых компаний, «развитие сегмента «зеленых», социальных и иных облигаций устойчивого развития, привлечение эмитентов», а также проведение тематических обучающих семинаров. В отношении самой компании планируется «принятие мер по сокращению потребления ресурсов компанией (энергосбережение, потребление бумаги, одноразовой пластиковой продукции)», «ведение раздельного сбора мусора, сдача его на переработку».

Банки вслед за изменением требований регулятора готовятся внедрять в системы управления рисками управление ESG-рисками с 2024 года. Народный банк сообщает о внедрении «сегментации ESG-отраслей» и ESG-скоринг. ForteBank также планирует запустить ESG-скоринг «для существенных заемщиков», а также разработать методологию «управления климатическими и социальными рисками, замер углеродного следа кредитного портфеля». В Bereke Bank сообщили, что планируют «развивать ESG-дорожную карту и продолжать интегрировать устойчивое развитие в процессы банка».

В Solva во второй половине 2023 года планирует продолжить работу по достижению поставленных стратегических целей в рамках разработанной ESG стратегии, а именно: расширить мультифункциональную платформу «Женское дело», запущенную в прошлом году, подтвердить свой статус углеродно-нейтральной компании, компенсировав свои прямые выбросы парниковых газов за 2022 год, а также запустить пилотный продукт для финансирования зеленых проектов и зеленых технологий. В дополнение компания планирует получить ESG рейтинг в международном рейтинговом агентстве, пройдя соответствующую оценку своей деятельности в экологических, социальных и управленческих аспектах.

Пул проблем

Говоря об актуальных для себя проблемах ESG-повестки, компании исходят прежде всего из отраслевых особенностей своего бизнеса.

ERG беспокоят неясность государственной стратегии в области энергоперехода и сложные процедуры прохождения экспертизы экологических проектов. В Mega Center Management сетуют на дефицит «конкретных практических примеров ESG и открытой информации о внедрении ESG».

В KASE отмечают невосприятие ESG принципов участниками рынка и сотрудниками компании, greenwashing (со стороны участников рынка), отсутствие единых стандартов отчетности и раскрытия ESG-информации и единых стандартов присвоения ESG-рейтингов.

Реальный сектор смотрит на ESG-повестку сквозь призму противоречий. «Самрук-Энерго» напоминает, что задачи по декарбонизации компании придется увязывать с поручением правительства РК и ФНБ «Самрук-Казына» (контролирует 100% СЭ) по строительству трех дополнительных энергоблоков на угольной Экибастузской ГРЭС-2 и двух энергоблоков на планируемой Экибастузской ГРЭС-3, топливом которой также будет уголь. «Компания будет стремиться минимизировать выбросы ПГ посредством проведения мероприятий по ресурсосбережению и энергоэффективности, внедрения НДТ, развития ВИЭ, реализации офсетных проектов, газификации ТЭЦ», – резюмируют в «Самрук-Энерго».

RAMS обращает внимание на то, что включение ESG факторов в жизненный цикл строительных проектов может спровоцировать «рост инвестиционных затрат в сравнении с «традиционными» способами строительства и процессов, что напрямую скажется на стоимости конечного продукта».

Ряд компаний указывают на проблемы с определением углеродного следа, методик расчета эмиссий по Scope 1, Scope 2 и тем более – по Scope 3. В «Казфосфате» в числе проблем указывают сложности с подготовкой и обучением ответственных сотрудников компании стандартам ESG.

У финансовых компаний основные сложности с определением ESG-статуса клиента и непосредственно финансированием «зеленых» (равно как и социальных) проектов. Народный банк говорит о проблемах с доступностью публичных данных отраслевых компаний и отсутствие регулирования об обязательности расчетов и раскрытия компаниями. «КазАгроФинанс» обращает внимание на «отсутствие критериев для социальных облигаций» и необходимость субсидирования ESG-финансирования.

Проблемы «Казпочты» в компании описывают лаконично: отсутствие бюджета.

Регулирование решает

Kursiv Research предложил респондентам исследования ответить на вопрос о том, какие аспекты в регулировании ESG будут активнее развиваться в Казахстане в ближайшие 12 месяцев.

В Евразийской группе ожидают развития углеродного регулирования, включая систему торговли выбросами, а также нормативной базы для реализации климатических проектов по снижению выбросов парниковых газов и проектов энергетической эффективности. Еще одно направление – «формирование долгосрочных планов по увеличению доли возобновляемой энергетики». Другое важно направление регулирования, динамику по которому ожидают в ERG – «регулирование вопросов охраны окружающей среды, вкл. получение комплексных экологических разрешений, разработку НДТ и программ мероприятий по их внедрению, развитие систем мониторинга загрязнения окружающей среды».

В KASE ожидают развития регулирования в области раскрытия ESG-информации компаниями – «в том числе на финансовом рынке». Похожее мнение излагают специалисты Отбасы банка: «На наш взгляд внимание будет уделено разработке рекомендаций по раскрытию финансовыми организациями нефинансовой информации, связанной с ESG-принципами и рисками».

В «КазАгроФинансе» считают, что приоритетными станут проблемы водообеспечения.

Необходимая экспертиза

Спрашивали мы и об ожидаемых изменениях (в том же горизонте – 12 месяцев) на рынке ESG-услуг. Общее мнение: количество услуг и консультантов будет расти.

«Уже сейчас на рынке консалтинга можно наблюдать существенное увеличение игроков (помимо авторитетных рейтинговых агентств и аудиторских компаний), предлагающих всевозможные виды услуг от корпоративного обучения ESG-контенту, оценки компаний на соответствие принципам ESG до внедрения различных стандартов отчетности и подготовки годовых отчетов по устойчивому развитию», – отмечают в Евразийском банке.

ForteBank тоже ожидает увеличения количества консультантов на рынке, расширение линейки услуг. В Отбасы банке считают, что «рынок ESG-услуг будет расширяться в сторону увеличения предложений по предоставлению независимого заключения и заверения нефинансовой отчетности в соответствии с международными стандартами, рейтинговых услуг, консалтинговых услуг, услуг по обучению, форумов и конференций по теме ESG».

В «Эйр Астане» надеются, что «появится больше предложений по верификации достоверности информации, представленной компаниями в части ESG, услуг по измерению и верификации выбросов парниковых газов, услуг по подготовке отчетности в области ESG в соответствии с международными стандартами (в частности TCFD), услуг по предоставлению цифровых решений в части сбора и анализа информации в области ESG». Евразийская группа считает, что расширится предложение по формированию отчетности в соответствии с TCFD, ESRS (CSRD), ISSB и другими международными стандартами, а также произойдет «выстраивание процессов ESG-отчетности на уровне с финансовой отчетностью, включая внедрение ИТ-систем».

Больше предложений по автоматизации процессов сбора и подсчета ESG-данных хотят увидеть в «КазМунайГазе».

«Доступные методики по измерению Scope 3, создание национального рейтингового агентства, присваивающего ESG-рейтинги, цифровизация учета, мониторинга и контроля воздействия на окружающую среду со стороны предприятий», – формулируют ожидания в «Самрук-Энерго».

Читайте также