Экологические риски: игра на минималках

Почему важно развивать корпоративную ответственность в страховании
Советник председателя правления Freedom Finance Insurance

Особенности климата и структуры экономики предопределяют достаточно высокий уровень экологических рисков в нашей стране. Землетрясениями, наводнениями и авариями на предприятиях нас, к сожалению, не удивишь. Экологические происшествия мелькают в новостных лентах регулярно. Например, недавний случай на заводе минеральных удобрений «Казфосфат» в Жамбылской области, где произошел выброс отходящего газа, или взрыв на автозаправочной станции в Актюбинской области. Хорошо, не случилось трагедий с жертвами – в отличие от, скажем, взрывов боеприпасов в Арыси в 2019 году.

Можно предположить, что страхование экорисков играет существенную роль в страховой отрасли, но статистика говорит, что это не так. По данным за 2021 год, экологическое страхование занимает 0,3%, а страхование владельцев опасных объектов еще меньше – 0,1% рынка. Получается, что страхование экологических рисков и опасных объектов занимает всего 0,4% общего объема рынка. В абсолютных значениях за 2021 год было собрано 3 млрд тенге. Для сравнения: только ущерб от лесных пожаров весной 2021 года МЧС РК оценило в 6 млрд тенге. Это не считая техногенных аварий, наводнений и прочих происшествий.

Почему столь несоразмерны страховка от рисков и ущерб? Ответ – в особенностях использования экологического страхования участниками рынка.

Если есть риски, должно быть страхование рисков. С одной стороны, страхование экологии и страхование опасных объектов относятся в Казахстане к обязательным видам страхования. Тут все должно быть однозначно: есть риск? Значит, есть четко определенные и обязательные условия страхования. Так, при экологическом страховании минимальная ответственность страхователя (юридического лица) составляет 65 тыс. МРП, это порядка 200 млн тенге. При страховании опасных объектов максимальная сумма достигает 600 тыс. МРП, а это порядка 2 млрд тенге (минимальная ответственность – 1 тыс. МРП).

С другой стороны, ставки по страховке экологических рисков составляют от 0,72 до 2,2% от страховой суммы. Догадайтесь, какие ставки выбирают страхователи? На весь огромный Казахстан количество договоров по страхованию опасных объектов всего 1881, а самих объектов – 1893. Общая сумма ответственности по ним – 87,5 млрд тенге. По действующим договорам страхований сумма премий равняется 635 млн тенге, то есть 0,72%. Как видим, рынок предпочитает платить по нижней границе ответственности. При этом средний размер застрахованной ответственности составляет всего 46,5 млн тенге.

С одной стороны, страхователь выполняет предписанные законодательством условия страхования экологических рисков. Хорошо, что они вообще есть – тут надо сказать спасибо регулятору в лице Агентства РК по регулированию и развитию финансового рынка. Подозреваю, что если бы страхование экологических рисков не сделали обязательным, практически никто бы и не страховался.

С другой стороны, страхование по нижней границе лимитов означает, что компании даже тео­ретически не допускают возникновение страхового случая, когда могут быть затронуты интересы третьих лиц (на них попросту не хватит страховых выплат).

Можно посмотреть самые крупные выплаты на рынке по экологическому ущербу. В 2019 году в августе была выплата 100 млн тенге (и потом еще две – 40 млн тенге и 20 млн тенге). За три года до этого, в 2016 году, была выплата в 100 млн тенге. Более крупных выплат по экологии за последние пять лет на казахстанском рынке у страховщиков не было. При этом по договорам КАСКО бывают выплаты по 15–20 млн тенге – за одну машину.

Могу предположить, что крупные выплаты в 2019 году были связаны с катастрофой в воинской части города Арыси летом того же года. С учетом более мелких выплат общую сумму выплаченных денег можно оценить в 170 млн тенге. При этом реальный ущерб оценивался в 173 млрд тенге. Разница – в тысячу раз.

Причина такой несоразмерности та же самая – страховки оформляются по нижней границе лимита. Пострадавшей стороной при этом обычно оказываются непричастные, например, население. Возьмем тот же выброс газа на предприятии «Казфосфат». Нельзя сбрасывать со счетов риск, что часть жителей Тараза столкнется с негативными последствиями, например, заболеваниями дыхательных путей. Хватит ли лимитов по страхованию опасных объектов в этом случае, чтобы компенсировать издержки пострадавшим? Если компания страховала риски по нижним лимитам, то вряд ли хватит. Конечно, будем надеяться на лучшее, но уверенности в этом лучшем нет.

Для примера расскажем о подходе западных компаний. Если вы, как подрядчик, оказываете услуги для «Тенгизшевройла» и используете автотранспорт, вы должны быть застрахованы минимум на $1 млн, в среднем страховая сумма составляет $5–10 млн. Привозите вы картонные коробки, поставляете в аренду машины или еще как-то используете авто, вы должны быть застрахованы в среднем на $5-10 млн. Это 2,5-5 млрд тенге – в десятки раз больше, чем были застрахованы риски в Арыси.

Почему подходы так различаются? Я думаю, причина в корпоративной ответственности. Пока наши компании не выработают в себе высокий уровень корпоративной ответственности (или их к этому не принудят иски пострадавших, которые пока что не особенно активно идут в суды защищать свои права), уверенности в том, что страховые контракты покроют ущерб для общества и природы, не будет.

Материалы по теме