КМГ «демонополизировать» не будут

После приватизации нацкомпанию логично не дробить, а укрупнять
Антимонопольный экономист
Фото: Аскар Ахметуллин

Фонд «Самрук-Қазына» начинает встречи с населением в регионах республики, чтобы рассказывать о программе приватизации фонда и IPO портфельных компаний. Фактически это будет роуд-шоу первого кандидата на IPO – нацкомпании «КазМунайГаз».

О намерении провести IPO вертикально интегрированной нефтяной нацкомпании «КазМунайГаз» до конца 2022 года председатель правления ФНБ «Самрук-Казына» Алмасадам Саткалиев объявил еще в конце июня. До наступления поставленного дедлайна остается менее четырех месяцев, однако подробности относительно сроков размещения и доли выставляемых на продажу акций остаются неизвестными. На основе прошедших в 2014 году «народных IPO» «КазТрансОйла» и KEGOC можно предположить, что речь идет о продаже не более 10% акций компании.

Что может принести стране продажа маленького пакета акций большой компании?

Скорее всего, только деньги. Впрочем, существенные. Капитализация «КазМунайГаза», по данным KASE, составляет 7,5 трлн тенге. При продаже 5% акций это позволило бы покрыть все годовые расходы на гособоронзаказ. При продаже 10% акций это позволило бы его удвоить.

Заметим, что оценка капитализации – это именно оценка, акции «КазМунайГаза» в свободном обращении отсутствуют – была получена по состоянию на начало 2022 года. С тех пор мировые цены на нефть выросли, а потому выросли и показатели компании. Согласно сведениям о показателях первого полугодия, которые компания опубликовала в конце августа, ее выручка по сравнению с первым полугодием 2021 года выросла на 57%. Отсюда момент для продажи акций удачен.

Отметим, что нельзя исключить и продажу меньшего пакета, чем 5–10%. Дорожная карта реформирования ФНБ «Самрук-Казына» предусматривает получение за 2022–2025 годы от продажи акций компаний 500 млрд тенге, причем самой крупной из этих компаний является как раз «КазМунайГаз». Указанный ориентир выручки может интерпретировать и как решение приватизировать крайне небольшие пакеты акций, и как решение не связывать себя твердым обязательством продавать пакеты указанных компаний, тем самым сохранив свободу в переговорах с потенциальными покупателями, и как желание поставить и достигнуть легко реализуемую цель.

Помимо денег от продажи акций результатом IPO может стать улучшение работы компании. Капитализацию нельзя принимать как данность. Она зависит не только от меняющейся экономической и геополитической конъюнктуры, на которую компания может влиять лишь в ограниченной степени, но и от корпоративного управления, которое целиком определяется решениями акционеров. Проведение IPO позволяет вовлечь в управление частных собственников, которые более мотивированы на получение прибыли и рост капитализации, чем менеджеры государственных фондов. Отсюда капитализация может дополнительно вырасти. Впрочем, этот результат не гарантирован – после IPO 2014 года «КазТрансОйл» и KEGOC не стали прецедентом очевидной для всех трансформации компаний. Продажа небольшого пакета акций неравнозначна приватизации в полном смысле слова.

Говоря о приватизации такой компании, как КМГ, стоит учитывать и влияние предполагаемой приватизации пакета акций на конкуренцию. Мы имеем дело с компанией, которая при доле в добыче 25%, по ее собственной оценке, транспортирует по магистральным трубопроводам 56% нефти и перерабатывает на НПЗ 81% нефти.

Разумеется, продажа небольшого пакета акций не подразумевает изменения этих долей. В то же время неправильно думать, что изменится лишь список получателей прибыли компании.

Приватизация пакета акций, может быть, даже особенно приватизация в руки мелких собственников, в некотором отношении ограничит для правительства свободу маневра, если оно решит после проведения IPO принимать меры, которые благоприятны для конкуренции, но не благоприятны для капитализации компании. Такие меры на фоне падения стоимости акций будут восприняты как обман инвесторов. Вот почему если в рамках готовящегося по итогам весеннего послания президента пакета реформ есть меры, которые касаются нефтяного сектора, эти меры предпочтительно обнародовать до проведения IPO, то есть в самое ближайшее время. В этом случае последствия ожидаемых решений будут учтены в стоимости акций.

Заметим, что если продажа небольшого пакета акций до обнародования планов реформы может реформу сковать, то продажа контрольного пакета акций после объявления планов реформы почти определенно будет ей способствовать.

Главным достоинством приватизации компании с существенной долей рынка является исчезновение конфликта интересов. Государство как собственник заинтересовано в покровительстве своему предприятию и может задействовать для этого широкий спектр инструментов, тогда как в качестве регулятора государство отвечает перед бизнесом за равенство условий хозяйствования. Государство как собственник заинтересовано в высоких ценах на нефтепродукты, тогда как государство в качестве регулятора – в низких.

Положение частного предприятия с высокой долей рынка будет намного более шатким, чем положение государственного предприятия с высокой долей рынка. Притом возможность государства регулировать деятельность компании не уменьшится, а в реальности даже возрастет с учетом исчезновения конфликта интересов. Государству сложно бороться со сверхприбылью, когда оно само в доле.

Наконец, приватизация предусматривает некоторый страховой механизм на случай неудачи с развитием конкуренции. Цена компании обычно определяется как сумма ее будущих прибылей, взятая с дисконтом исходя из определенной ставки процента. Из этого следует, что при приватизации возможные сверхприбыли компании переместятся государству-продавцу как часть цены продажи, а покупатель будет довольствоваться лишь обычной для экономики отдачей на вложенный капитал. По сути, монопольные переплаты вернутся гражданам, правда, об относительно полном возврате можно говорить при соблюдении двух условий:  компания продается по справедливой цене, деньги в государственном бюджете столь же служат интересам гражданина, как служили бы деньги в его собственном кармане.

Мы несколько раз упоминали про возможные реформы в отрасли. Представляется, что именно государственное покровительство – ключевой вопрос, который должен быть разрешен в рамках конкурентной политики. «КазМунайГаз» является крупнейшей нефтяной компанией страны, однако в мире компания занимает 70-е место по выручке, чуть меньше российского НОВАТЭКа и чуть больше американской ONEOK.

Если говорить про саму компанию, магистральный путь для ее встраивания в конкурентный рынок – скорее не дробление, а укрупнение, приближение по масштабам деятельности к действующим в Казахстане иностранным нефтяным компаниям, и деятельность за рубежом группы KMG International может быть шагом в правильном направлении, способом добиться большей экономии на масштабе. Рост КМГ – в интересах потребителей Казахстана, но лишь при условии, что государство гарантирует равенство условий конкуренции для всех участников рынка.

Материалы по теме