Президент акцентировал внимание на битуме

Откуда взялся дефицит?
Ведущий авторской программы «Байдильдинов. Нефть»

Казнефть. Часть 27.

Ту би ор нот ту би… тум

Во втором разделе сентябрьского послания президента «Развитие реального сектора» Касым-Жомарт Кемелевич обращает внимание на ситуацию по битуму: «Отдельное внимание нужно уделить качеству строительства автомобильных дорог… Несмотря на огромные бюджетные вливания, эта проблема не сходит с повестки дня. Ранее я поручал к 2025 году довести долю местных дорог, находящихся в хорошем состоянии, до 95%…

До сих пор наблюдаются перебои с обеспечением битумом. Это нонсенс для крупной нефтедобывающей страны. Правительство должно окончательно решить эту проблему. В целом, говоря откровенно, системные провалы работы правительства, постоянно возникающие дефициты то топлива, то сахара приводят к справедливому негодованию граждан. Это следствие неповоротливости, нерешительности кабинета министров. Если так будет продолжаться, придется вновь принимать конкретные кадровые решения».

Наверное, у вас возник когнитивный диссонанс: битум – это ведь нефтепродукты, у нас что, еще и дефицит битума? Да. Причем давно и, если не принимать решения, то надолго.

Что такое битум?

Это смолоподобная смесь углеводородов. Думаю, этот продукт в твердом или вязком состоянии видели все. Его называли «земляной смолой» и использовали еще с древнейших времен (неолит): изготовление орудий труда, посуды, изоляции, в строительстве, мумификации и др.

Существует т.н. природный битум – при окислительных процессах и полимеризации нефти, распространен на месторождениях нефти, а также «технический» битум – продукт переработки нефти, угля, сланцев.

Используется битум, как и все продукты нефтепереработки, во многих сферах. Это не только дорожное строительство/асфальтирование, но и производство резинотехнической продукции, электрокабелей, лакокраски, металлургии и др. В общем, довольно ценный и необходимый товар для развития любой страны.

Содержит углерод, водород, серу, кислород и азот. Всего этого у нас, как говорится, валом.

Нет битума в битумодобывающей стране

Если вы наберете в гугле «дефицит битума РК», то увидите, что новостные заголовки каждого года примерно одинаковые. Ситуация повторяется каждый год:

• Например, министр энергетики Нурлан Ногаев в 2020 году на предприятии CaspiBitum озвучивает: «потребность в битуме с 2014 по 2020 годы выросла с 400 тыс. тонн до 984 тыс. тонн, что является рекордным объемом за всю историю Казахстана». Дефицит битума накрывает страну осенью.

• Или kursiv.media посвятил материал дефициту битума в августе 2020 года:

• Или 30 июля председатель правления АО «НК «КМГ» Магзум Мирзагалиев во время рабочей поездки в Мангистаускую область заслушивает отчет и. о. генерального директора CaspiBitum Атымтая Балтабаева: «В настоящее время есть возможность увеличения объемов переработки нефти актауского битумного завода с 1 миллиона до 1,5 миллиона тонн в год. Уже приступили к разработке проектно-сметной документации. Данный проект позволит увеличить производство битума на предприятии до 750 тыс. тонн в год».

• Чуть позже, 5 сентября, министр энергетики Болат Акчулаков озвучивает цифры после критики президента: «План производства битума на 8 месяцев 2022 года составляет 726 тысяч тонн, фактически за 8 месяцев произведено порядка 600 тысяч тонн. Неисполнение плана производства по QazaqBitum объясняется отсутствием заявок от дорожно-строительных компаний в связи с высокими ценами на битум в сравнении с другими НПЗ, так как QazaqBitum производит его из импортного сырья (гудрон)».

В качестве шутливого предложения я бы рекомендовал министерству энергетики и Нацкомпании выделить отдельные шкафы, где большими буками написать: «Дефицит дизеля», «Дефицит газа», «Дефицит сжиженного газа», «Дефицит электроэнергии», «Дефицит битума» и тд. Собрать там все исторические документы, а в электронном формате сформировать заранее утвержденный шаблон официальных пресс-релизов. Можно просто менять даты и обновлять цифры. Оперативность повысится, документооборот снизится.

Сколько битума производим?

В Казахстане 4 завода:

• ТОО «СП «CaspiBitum» (акционеры по 50% КМГ и китайский конгломерат CITIC), производство битума планируется увеличить с 400 до 750 тыс тонн в год за счет увеличения переработки нефти с 1 до 1,5 млн тонн;

• ТОО «Павлодарский нефтехимический завод» (КМГ), проектная мощность УПБ (установка производства битумов) до 350 тыс. тонн;

• Qazaq Bitum, ранее — ТОО «Газпромнефть-Битум Казахстан» (дочка «Газпромнефть — Битумные материалы», в январе 2022 г. завод был продан), г.Шымкент, мощность до 280 тыс. тонн;

• ТОО «Асфальтбетон 1» в Алматинской области, около 180 тыс. тонн.

До запуска CaspiBitum в 2013 страна импортировала около 200 тыс. тонн из России. На сегодняшний день почти 70% битума производится на заводах КМГ (около 750 тыс тонн в 2022 г.).

В 2022 году потребность в битуме оценивается в 1,1 млн тонн, говорят о возможности увеличить производство до 1,2 млн за счет дозагрузки действующих заводов. В СМИ фигурирует цифра возможного дефицита в 200 тыс тонн по году.

Откуда дефицит битума?

Как и по другим нефтепродуктам и энергоносителям в РК дефицит возникает по причине госрегулирования, в том числе и цен.

На торговой площадке ETS.kz проходят торги битумом, последние торги были 14.09.2022 г. В зависимости от марки средняя оптовая цена на условиях EXW (франко завод) составляла 104-112 тыс тенге за тонну.

Теперь давайте откроем сайт Санкт-Петербургской Международной Товарно-сырьевой биржи средневзвешенная цена на битум нефтяной дорожный составляла 28 тыс. рублей за тонну, что по курсу 7,5 тенге за рубль составляет 210 тыс. тенге за тонну. То есть почти в 2 раза выше, чем в РК.

Помимо той или иной формы контроля цен (через опт), сектор регулируется:

• Через утверждаемый график поставок битума внутренним потребителям министерством индустрии и инфраструктурного развития;

• Крупнейшими поставщиками сырой нефти в РК являются КМГ и «Петросан» (СП китайской нефтяной компании и КМГ), которые контролируют почти 80% оптовых поставок сырой нефти;

• Через единого закупщика битума МИИР в зимне-весенний период;

• Через АО «НК «КАЗАВТОЖОЛ» (объединение «КазАвтоЖол» и «Казахавтодор») — оператора автомобильных дорог республиканского и международного значения общей протяженностью 24,4 тыс км (около 20% от всех автомобильных дорог), которое строит и реконструирует около 1000 км автомобильных дорог в год.

Таким образом, государство является производителем и поставщиком нефти, собственником самых крупных перерабатывающих заводов, одним из основных потребителей битума, устанавливает и регулирует цены, а также утверждает республиканский план поставок битума! Мы вообще какую экономику строим, товарищи? Ильич бы точно одобрил.

Откуда в таком случае дефицит битума, думаю, объяснять дальше не нужно.

Крадущийся дефицит, утерянная компетентность

Все эти государственные надстройки и регулирование можно было бы оправдать, если бы не было дефицита. Но он есть, и каждый год растет.

Годы «перетрясок» и низких зарплат в государственных органах, к сожалению, привели к тому, что различные программы пишутся и утверждаются без «сырьевой и ресурсной» базы.

Вот мы строим новые автодороги по программе инфраструктурного развития «Нурлы жол», открываем транспортные коридоры, увеличиваем транзитный поток. Позже выясняется, что происходит рост потребления дизельного топлива и министерству энергетики приходится придумывать информационные системы учета лимитированных продаж ДТ. А где раньше были расчеты по росту потребления?

Строительство новых автодорог, которые поручает реализовать президент, упирается в дефицит битума, необходимость увеличения импорта гудрона из России. А где и кто проводил расчеты – хватит ли у государства ресурсов на эти национальные проекты?

Я говорил много раз и повторю снова: если мы стараемся контролировать все и вся, то необходимы соответствующие кадры, а они не придут и/или не удержатся в профильном министерстве энергетики, если там получают заработную плату в 3-4 раза ниже, чем в КМГ. А в КМГ, в свою очередь, в 2-3 раза ниже, чем, к примеру, в ТШО или NCOC. Заработную плату стратегического ведомства необходимо пересмотреть.

Мы ведь увеличили зарплаты медицинским работникам в COVID – сейчас у нас острая ситуация по дефициту «всего» в нефтегазе и энергетике, нужны меры по адекватным рыночным заработным платам в Минэнерго.

Что делать?

Конечно, помимо необходимости рыночных и прозрачных методов ценообразования, нам нужна дерегуляция этого сектора. Я думаю, если подсчитать, то над одной тонной битума есть в итоге 5-7 человек, которые контролируют это в разных ведомствах и компаниях.

Конечно, меня представляют как сторонника роста цен на топливо или энергоресурсы в целом, но я сторонник отпуска цен в рыночную среду для того, чтобы у нас развивалось производство, строились новые заводы, создавались рабочие места и увеличивалась налогооблагаемая база.

Рассказать небольшой секрет? В Казахстане есть битумиозная нефть, битумы. Причем много, свыше 1 млрд баррелей. Один из таких проектов я считал сам. Себестоимость добычи и переработки высокая, потому что это довольно затратное «мероприятие».

В наших недрах есть такая «тяжелая» нефть. Извлекать ее нужно через разжижение паром и высоким давлением, себестоимость на момент подсчета финмодели составляла около $45-50 за баррель. Сколько стоит битум как готовый продукт в Казахстане?

104-112 тыс. тенге за тонну или в переводе на привычные доллары и баррели около $30 за баррель!

Понимаете, почему частные казахстанские и иностранные инвесторы не идут в этот сектор?

Никто не будет инвестировать в отрасль, которую государство регулирует с 3-4 направлений. «КазМунайГаз» долго «вывозить» эту ситуацию тоже не сможет. Дефицит неизбежен.

Что лучше: дерегулировать рынок или импортировать из России по ценам в 2 раза выше? Что выбрать: приток инвестиций или новые ограничения «в целях недопущения»?

Хотите еще один небольшой секрет? Битум – это ценный ресурс, и в периметре наших границ на него большой спрос. В Узбекистане активно развивается строительство, у южных соседей РК нет таких запасов углеводородов – ну вот же оно, новое экспортное направление! Даже никакой госпрограммы не надо.

Однако в РК регулярно вводят в той или иной форме ограничения на экспорт для стабилизации внутреннего рынка, что вновь отпугивает всех инвесторов.

P.S. Как вариант, правительству можно было бы рассмотреть возможность привлечения инвестиций в добычу и переработку с возможностью (и гарантированием) экспорта продукции в любом направлении. Нужно переходить к рыночным отношениям. Регулирование приводит только к дефициту и упущенным возможностям для нашей экономики.

P.P.S. Пока мы копошимся в нашем болоте госрегулирования и сдерживания, наука идет вперед. К примеру, в Перми разработали технологии асфальтобетона из нефтяных отходов, это позволяет снизить себестоимость асфальтирования и уменьшает объемы накопления бурового/нефтяного шлама на месторождениях. Кстати, а что у нас с наукой в этом направлении? Ведь есть профильные университеты, дочерняя структура «КазМунайГаза» — ТОО «КМГ-Инжиринг» (бывшее НИИ технологий добычи и бурения), есть АО «Казгеология» со схожими целями. В конечном итоге, вопросы асфальтирования дорог, на которые не должен отвлекаться глава государства, можно ведь решать не только экстенсивным путем увеличения производства битума…

Материалы по теме