Цены на топливо в РК обречены на рост

Отсрочка перехода к рыночному ценообразованию лишь усиливает дефицит
Ведущий авторской программы «Байдильдинов. Нефть»

#Казнефть, часть 23.

На расширенном заседании правительства РК под председательством президента Касым-Жомарта Токаева топливно-энергетический комплекс снова оказался под пристальным вниманием. Почему президенту приходится вновь и вновь обращать внимания на стратегическую отрасль?

По каждому из пунктов критики президента я публикую свои выводы и предложения уже несколько лет, но, наверное, именно сегодня они нашли поддержку по такому широкому спектру.

1. Энергодефицит

Токаев: «Нельзя забывать и об имеющемся дефиците энергомощностей. Согласно планам энергобаланса, в этом году мы должны были ввести более одного гигаватт мощностей. Однако, реализация ряда проектов отложена. В текущем году будет введено только 31% от планировавшихся мощностей (347 МВт). В условиях энергодефицита такие темпы неприемлемы. Надеюсь, в правительстве понимают это… Необходимо принять все меры для своевременной реализации проектов. От этого зависит энергетическая безопасность Казахстана».

Годы сдерживания тарифов в электроэнергетике привели к тому, что редкий проект по генерации можно признать инвестиционным, а не благотворительным. Результат этого – хронический дефицит электроэнергии. На севере мы покупаем электроэнергию у РФ по 30 тенге за кВтч, продавая населению примерно по 20. Субсидируем ВИЭ, не развиваем угольные ТЭЦ — хотя технологии «чистого угля» давно применяются в мире и очень активно в соседнем Китае. Ввод АЭС ожидается лишь к 2035 году.

Сегодня проблематично не только подключить бизнес-объекты, но даже получить разрешение на подключение к «трехфазке» в частном доме.

В РК не все понимают особенности АЭС – стоимость проекта может составить $12 млрд, а конечная цена за кВтч при текущем обменном курсе – 50-60 тенге.

Тариф на электроэнергию должен вырасти примерно вдвое, нам нужны инвестиции в отрасль.
Мы до сих пор не понимаем на страновом уровне, как снизится потребление электроэнергии при повышении цен, когда бизнес и население начнут экономить. Таких оценок, к сожалению, Минэнерго и правительство не озвучивали. Сегодня экономика чрезвычайно энергоемка.

2. Дефицит природного газа

Токаев: «Ключевую роль в экономическом и социальном благополучии Казахстана играет газовая отрасль. За счет введения новых промышленных объектов и газификации страны потребление газа на внутреннем рынке ежегодно увеличивается. За последние 10 лет объемы потребления газа на внутреннем рынке выросли более чем в два раза – с 9 до 19 млрд кубометров. Дефицит газа в стране прогнозируется уже в следующем году. При этом нужно понимать, что переориентация газа с экспортного на внутренний рынок – вынужденный шаг, который ведет к потере валютной выручки и ухудшению торгового баланса. Поэтому для решения данной проблемы необходимы системные меры, в том числе по увеличению ресурсной базы и переработки газа.

Только нарастив добычу и переработку газа, государство сможет получать экспортную прибыль и в полной мере обеспечивать внутренние нужды. Поэтому для новых проектов по добыче газа следует проработать фискальные преференции. Правительство также должно четко распределить функции между соответствующими национальными компаниями».

Кратко и емко президент вновь обозначил серьезные проблемы в газовой отрасли. Символично, что еще в 2013 году я первым в Казахстане публично спрогнозировал дефицит газа в текущей десятилетке (на страницах «Эксперт Казахстан»), позже обновил этот прогноз в 2017: «Вы удивитесь: нас ждет дефицит газа, а цены будут расти».

Дефицит газа начался даже раньше — на горизонте 2020 года, уже тогда новым предприятиям было затруднительно получить техусловия на подключение к газу, а сейчас эта проблема стоит в полный рост.

К сожалению, одним лишь повышением тарифов здесь не обойтись, на разработку и запуск новых месторождений может уйти 7–10 лет, а газ нужен уже сегодня. Печально, что нефтегазодобывающая страна будет импортировать газ, покупая его по высоким ценам у южных соседей.

3. Дефицит сжиженного газа

Токаев: «Мы были вынуждены до конца текущего года продлить ценовое регулирование на розничную реализацию сжиженного нефтяного газа. Однако, искусственное сдерживание цен в будущем может привести к дефициту. Это закон рынка. Поэтому правительству необходимо принять меры по запуску торгов, не допустив при этом ценовых перекосов».

Проблемы со сжиженным нефтяным газом начались уже давно. С 2019 года товар торгуется на биржевых площадках, с 2022 года на торги должны были перевести все 100% объемов внутреннего рынка. Это, конечно, не нравилось «серым» реализаторам, которые привыкли к теневым схемам распределения через акиматы (заместителей акимов западных регионов регулярно сажают за эти махинации). Сейчас планируется снова возобновить рыночные торги, которые являются рыночным и прозрачным механизмом ценообразования.

В 2021 году в РК произвели 3,1 млн тонн СНГ, годовое потребление ежегодно растет. Автопарк на газе за последние годы вырос втрое, и это только официальные цифры, которые не учитывают иностранный транспорт или казахстанские авто, которые не регистрируют изменения официально.

В 2020 году потребление составляло 1,4 млн тонн, в 2021-м — 1,6 млн тонн. Более половины производимого СНГ принадлежит «Тенгизшевройлу», который работает по стабилизированному контракту и не подлежит регулированию и требованиям по стороны государства. Консорциум продает на внутренний рынок около 10–15% от своего производства через собственную электронную площадку, но по более высоким ценам, а остальное экспортирует в Европу.

Неоднократно предлагал правительству и министерству объявить, что в Казахстане нет объемов сжиженного газа, автовладельцам и бизнесу следовало дать четкий сигнал — не переводите авто на сжиженный газ.

Правительство брать на себя ответственность не хочет, люди ставят газобаллонное оборудование, особенно видя текущие цены на сжиженный газ, тем самым еще более обостряя дефицит. Результат ценового сдерживания — дефицит, который периодически возникает в РК и обманутые автовладельцы, которые ожидали окупаемости инвестиций в ГБО.

4. Дефицит дизельного топлива

Токаев: «По оценкам экспертов, осенью в стране может возникнуть дефицит дизельного топлива. Эта ситуация складывается из года в год, и всякий раз во время уборочных работ. Основной аргумент правительства – вымывание топлива с нашего рынка транзитным транспортом и жителями приграничных регионов соседних стран. Но проблема несколько глубже – существуют организованные, налаженные годами схемы по вывозу отечественных нефтепродуктов в близлежащие государства. АФМ нужно разобраться с этим вопросом. Представьте мне информацию, кто конкретно этим занимается. Затем примем окончательное решение. Также поручаю правительству, Агентству по защите конкуренции выработать дифференцированные цены на нефтепродукты для транзитного транспорта и по периметру границы. Это снизит ценовой диспаритет с соседними странами и не отразится на ценах для наших граждан».

Это предложение я озвучивал в прошлом году на одном из совещаний, и тогда мне сказали что-то вроде «это нереально». Теперь тезис озвучил сам президент.

В прошлом году я описывал ситуацию: «Вывоз топлива продолжается. Необходимо бороться с ним народными методами – глаза и уши на местах сами сообщат об этом. Нужен лишь канал связи – горячая линия, телеграм-канал, паблик в соцсетях. Водители будут сообщать о вывозе топлива (на какой АЗС, какие машины, какие госномера), а задача государственных органов – принять соответствующие меры. Думаю, все понимают, что вывоз невозможен без участия уполномоченных лиц на границе – необходимо оперативно обратить на это внимание». Вторым предложением было ограничивать отпуск топлива на АЗС в приграничных районах. В другом материале также предлагал продавать топливо авто с иностранной регистрацией по более высоким ценам.

5. От модернизации НПЗ к модернизации сознания

Токаев: «Несмотря на проведенную модернизацию отечественных НПЗ, в стране ежегодно возникает дефицит нефтепродуктов. По моему поручению проведена проверка деятельности их деятельности. Так, за 2020-2021 годы зафиксировано 410 фактов внепланового простоя (на Атырауском НПЗ – 372, Павлодарском – 14 и Шымкентском – 24)… Было принято решение перейти на комбинированную схему, которая предусматривает осуществление маркетинга нефтепродуктов нефтедобывающими компаниями и самими НПЗ. Это позволит им увеличить доходы, которые можно направить на модернизацию производства и повышение заработных плат».

3 крупных НПЗ периодически встают на ремонтные работы. Ранее я приводил цифры и аргументы, эдакий сравнительный анализ, и выходило, что ПКОП работает более эффективно, чем АНПЗ и ПНХЗ. Почему? Контрольная доля в Шымкентском НПЗ принадлежит CNPC.

Если мы уже который год сталкиваемся с неэффективностью перерабатывающих заводов, может, пришло время отпустить их в рыночную среду? Должно ли государство присутствовать в этом сегменте, если мы строим рыночную экономику?

Частный бизнес априори будет заинтересован в бесперебойности работы и качестве топлива. Предлагаю вновь вернуться к вопросу о приватизации НПЗ, особенно с учетом стоимости их модернизации в $6,5 млрд, которые осели в кредитах этих компаний.

6. Нефтянка уже не драйвер роста занятости

Токаев: «По мере увеличения численности населения должны создаваться постоянные рабочие места. Но в Мангистауской области этот вопрос не учтен. Здесь складывается сложная ситуация из-за неправильно проведенной миграционной политики. Хотя количество жителей увеличилось, социальная инфраструктура не была построена. Рабочие места не открывались. Качество жизни снизилось. Люди требуют, чтобы «КазМунайГаз» устроил их на работу, предоставил высокую заработную плату.

Откровенно говоря, большинство месторождений в Жанаозене истощаются. Эта ситуация всем известна. За последние 15 лет добыча нефти в этом регионе сократилась на 30%. Тем не менее, численность работников увеличилась на 50%. Фонд оплаты труда увеличился в 10 раз. Один из трех самых высокооплачиваемых регионов – это Мангистау. В частности, Жанаозен лидирует по самому высокому уровню средней заработной платы.

Правительство приняло специальный план развития Жанаозена. Из республиканского бюджета выделяются значительные средства, снижаются налоги. Такие прямые меры поддержки создаются за счет других областей страны. Не всем удается найти работу в нефтегазовой отрасли. Мы должны сказать это открыто».

И здесь я снова аплодирую президенту. Возможно, одним из первых (а, может, и единственным) я, как уроженец Западного Казахстана, говорил, что мы создали перекос: «Нужно сворачивать лавочку под названием «Офшорный Жанаозен», эксперимент зашел в тупик. Город и так получил слишком много послаблений и вливаний — в Казахстане есть и другие проблемные участки».

Я рад, что в Администрации президента решили не продолжать эту историю с послаблениями. Правительству предстоит выработать подходы, чтобы убрать эти дисбалансы, в том числе в сфере закупок (предприятия из Жанаозена имеют приоритетное право в закупках холдинга ФНБ).

Итоги

В завершение анализа президентских тезисов хотелось бы обратить внимание АП на следующие вопросы.

Во-первых, правительство должно обозначить рыночные цены на топливо и энергию. Это означает по природному газа рост цен в 3 раза (для безубыточности), сжиженный газ будет стоить около 200 тенге, Аи-92 – 250 тенге, тарифы на электро- и теплоэнергию поднимутся вдвое. Бизнес и граждане должны получить четкие сигналы, чтобы успеть подготовиться.

Во-вторых, каждый гражданин Казахстана получает более 100 тыс. тенге в виде топливных субсидий ежегодно, даже если не владеет авто, за счет субсидируемых цен на топливо, а общая сумма энергетических субсидий превышает 200 тыс. тенге в год на каждого из 19 млн казахстанцев.

В-третьих, отпуск цен на Аи-95 в рыночную среду приведет к дефициту Аи-92. На этой неделе Азербайджан отпустил цены на этот вид топлива в рынок, цены выросли до $1,18 за литр, то есть до 555 тенге. По состоянию на 11.07.2022 в Кыргызстане этот бензин стоит 377 тенге, в России — 392, в Беларуси — 452, в Узбекистане — 462, в Китае — 663 тенге за литр. Выравнивание цен на Аи-95 приведет к росту потребления Аи-92, и нас снова накроет дефицит. Поэтому необходимо одномоментное выравнивание цен на все виды топлива и энергию, иначе мы будем скакать от одного дефицита к другому каждый год.

Ситуация непростая. Думаю, немногочисленное экспертное сообщество готово поддерживать инициативы президента, а также предлагать свое видение решения накопившихся вопросов. Подтвердились старые тезисы: сдерживание цен не работает, нужны рыночные реформы и инвестиции.

Озвучивать непопулярные реформы, принимая вал критики — очень трудно. Но это нужные реформы. Без них будет невозможно создание новых производств в РК. По прогнозу ООН к 2040 году население Казахстана может превысить 25 млн человек. Где взять столько топлива и энергии, если уже сегодня появился дефицит?

Материалы по теме