Новый Казахстан – фундаментальные изменения в нефтянке

2023 год принесет новшества на внутреннем рынке
Ведущий авторской программы «Байдильдинов. Нефть»

Казнефть. Часть 31.

Агентство по защите и развитию конкуренции РК в рамках работы Комиссии по демонополизации экономики летом представляло свое видение развития конкуренции на рынке нефти и нефтепродуктов, а 28 октября представило детальную Дорожную карту Проекты Дорожных карт по развитию конкуренции (www.gov.kz). В ней прописаны фундаментальные изменения, которые являются ярким подтверждением структурных реформ Нового Казахстана.

Радует, что АЗРК в рамках политики Слышащего государства приглашает экспертов – обсуждение продолжалось весь год, в том числе на площадке Совета по выявлению и устранению барьеров входа на товарные рынки АЗРК, куда меня пригласили на общественных началах в прошлом году.

Госрегулирование цен на нефть

Во 2 квартале 2023 года предлагается разработать и внедрить механизм государственного регулирования цен на нефть и «определение критериев для объемов поставок нефти на внутренний рынок».

Помню, принимал участие в заседании антикоррупционного ведомства в 2021 году, где рассматривался вопрос прозрачности контрактных обязательств недропользователей. Поясню: сейчас казахстанские нефтедобывающие компании поставляют 30-70% от объемов добычи нефти на внутренний рынок. Много публикаций и аналитики посвятил этому: сейчас нефть на внутренний рынок продают по $17-25 за баррель, что не только кратно ниже мировых цен, но и зачастую ниже себестоимости, что позволяет поддерживать в Казахстане низкие цены на топливо: наша страна стабильно в десятке стран с самым дешевым топливом.

Однако были и есть вопросы к тому, по каким критериям нефтяным компаниям прописывали те или иные процентные показатели «социальной нагрузки».

Как неоднократно подчеркивал наш президент: Новый Казахстан – это справедливый Казахстан. Председатель АЗРК Марат Омаров на заседании Совета по барьерам обозначил, что новшество с госрегулированием цен на сырую нефть вкупе со справедливым показателем по поставкам на внутренний рынок сформирует новые прозрачные правила игры в недропользовании, а при грамотной реализации и привлекательных ценах – будет способствовать привлечению инвестиций.

В целом, документ предусматривает симбиоз рыночных инструментов и госвмешательства, которое, на мой взгляд, будет промежуточным – в целях установления новых правил.

Биржевые торги нефтью и нефтепродуктов

Биржевые торги нефтепродуктами начали последовательно внедряться с 2017 года. Это прозрачный и рыночный механизм ценообразования. К примеру, в РФ эти объемы уже достигают 20-25% от внутреннего рынка, и ФАС (Федеральная антимонопольная служба) совместно с другими государственными органами обязывала продать даже объемы ВИНКов (вертикально-интегрированная нефтяная компания). В России несколько крупных ВИНКов, которые по идеи могут продавать нефтепродукты своим дочерним структурам, минуя биржевые торги. Но в целях развития биржевой торговли и формирования рыночных цен даже они частично продают объемы через СПбМТСБ (Санкт-Петербургская Международная Товарно-сырьевая Биржа).

С 2008 года на площадке spimex.com было реализовано 223 млн тонн нефтепродуктов, а количество участников торгов перевалило за 2 тыс.

Продолжение и увеличение объемов биржевых торгов нефтепродуктами в РК – позитивный рыночный шаг. Планы внедрения биржевых торгов сырой нефтью озвучивались давно и были прописаны в комплексном плане, но впервые обозначены сроки – 2 квартал следующего года с объемом 5-10% от внутреннего рынка сырой нефти и до 30% по нефтепродуктам.

Надо будет посвятить отдельный материал Биржевому комитету и механизмам биржевых торгов. Все-таки текущий вариант трудно назвать биржей в классическом понимании из-за действующих ограничений.

Нефть – напрямую, посредникам – стоп

Дорожная карта очерчивает срок до конца 1 квартала 2023 года по формированию новых правил на рынке. Отныне посредники, не являющиеся недропользователями, не смогут поставлять нефть на НПЗ. Этим будут заниматься сами нефтедобывающие компании.

Меру обсуждали давно и публично, и в рамках Совета по барьерам. К примеру, Рустам Ахметов, первый заместитель председателя АЗРК, говорил об этом еще в августе 2021 года в программе «Байдильдинов. Нефть» — «Рынок ТЭК: барьеры и конкуренция».

Несмотря на критику трейдеров, которая звучит в СМИ последние два года, на мой взгляд, в самом наличии трейдеров на различных рынках нет ничего плохого, посвящал этому несколько материалов, к примеру: #Казнефть, часть 13. Эволюция Борна: что будет с нефтетрейдерами?

И АЗРК четко обозначает, что настроено решительно бороться именно с «непродуктивными посредниками», которые не добывают нефть или не имеют собственных нефтехранилищ. Таким образом, снижение количества посредников в цепочке «от скважины до пистолета АЗС» приведет к выравниванию прибыли участников рынка.

Больше, выше, крупнее

Четвертым шагом дорожной карты является укрупнение поставщиков нефти. После 1 квартала 2023 года минимальный объем поставки нефти на переработку должен быть выше 100 тыс. тонн. Обозначается, что мера внедряется «в целях снижения рисков возникновения ценовых дисбалансов на рынке».

Наверное, нужно будет посмотреть на предлагаемый механизм детальнее, так как трудно оценить его в таком кратком виде, ведь в РК есть компании, добывающие в год меньшие объемы и/или поставляющие на внутренний рынок менее 100 тыс. тонн.

Снова посредники

5-ый пункт предусматривает исключить посредников «второго порядка», которые покупали и поставляли уже готовые нефтепродукты розничным АЗС (первые посреднические компании покупали сырую нефть и поставляли на НПЗ).

В 1 квартале следующего года будет внедрен запрет на торговлю/поставки компаниями, которые не имеют нефтебаз на праве частной собственности. Ранее допускалась возможность аренды соответствующих мощностей по хранению.

Что-то мне так нефтебазу захотелось…

Тяжелая артиллерия по китам

Шестой пункт можно назвать революционным: «включение крупных месторождений (Тенгиз, Кашаган, Карачаганак) в план поставок нефти на внутренний рынок. Предварительно – до 5 млн тонн ежегодно с последующим увеличением, а также принятие мер по пересмотру условий контрактов CNPC в сторону увеличения доли нефти, поставляемой на внутренний рынок».

Срок исполнения обозначен в декабре 2023 года. Пожалуй, это самый непростой вопрос. Иностранные компании, добывающие нефть в Казахстане, работают по стабилизированным контрактам, в которых, естественно, нет обязательств по поставкам на внутренний рынок. А даже если они не будут против – то это будут мировые цены на нефть за вычетом расходов на транспортировку и других налогов/сборов, то есть продажа исходя из нэтбека экспортных цен.

Сможет ли внутренний рынок «переварить» такие цены? Нет. Сейчас 1 литр 92-го бензина стоит в среднем 182 тенге. Умножив эту цифру на 160 (примерно столько литров в барреле) и разделив на курс 480, мы получим $60 за баррель.

То есть наш бензин стоит дешевле, чем просто сырая нефть на мировых рынках. Это все равно, что мы бы с вами покупали сметану по цене дешевле, чем молоко.

Механизму требуется дополнительная проработка. Инициатива очень правильная и своевременная, но реализация может забуксовать. Посвящу этому отдельный материал со своими предложениями.

Приход новой власти практически во всех нефтедобывающих странах сопровождался пересмотром нефтяных контрактов с мировыми гигантами, и не всегда это завершалось благополучно. Нужно осознавать, что их позиции защищены подписанными контрактами, международным правом, а годовая выручка каждого из мировых гигантов, работающих в РК, составляет свыше $100-150 млрд, что в 3-4 раза больше годового бюджета Казахстана.

Если Касым-Жомарт Кемелевич как искусный дипломат и команда из АЗРК и минэнерго смогут добиться от «китов» поставок на внутренний рынок по приемлемым условиям, можно и нужно стоя аплодировать такой инициативе.

При этом вновь подчеркну: близится срок завершения наших крупнейших нефтегазовых контрактов, которые истекают в 2033-2037 гг. Нам неизвестно в каком состоянии эти месторождения достанутся Казахстану после 40 лет их разработки, какие обязательства есть у страны и инвесторов перед друг другом, но работу над формированием пост-китового будущего нужно начинать сегодня.

На мой взгляд, самым первым шагом должна быть проверка ответственных руководителей минэнерго и правительства на наличие активов и бизнес-связей в иностранных юрисдикциях, поскольку мировые нефтегазовые корпорации всегда пользуются поддержкой своих спецслужб, и на лиц, принимающих решения в РК, может быть оказано определенное давление.

В апреле т.г. публиковал большой материал: #Казнефть, часть 21. Предложения новому Правительству по нефтегазу и энергетике, где 9-м предложением назвал необходимость выработки государственной позиции по Тенгизу, Карагачанаку и Кашагану. Полагаю, мои материалы изучаются и анализируются, ведь довольно часто слышу тезисы из них от официальных представителей. Всегда рад помочь такими экспертными советами и прогнозами.

Запрет на дробление НПЗ

7-ой пункт Дорожной карты предусматривает «восстановление в судебном или договорном порядке единого технологического цикла производства нефтепродуктов на казахстанских НПЗ и установление запрета их дробление».

По всей видимости, выявленная схема выделения активов с НПЗ, раскрытая на Павлодарском нефтехимическом заводе, дала пищу для новых инициатив в целях уменьшения цены переработки нефти.

Как вы знаете, я сторонник рыночных реформ в нефтегазовой и энергетической отрасли, и неоднократно приводил аналитику и выводы об отсутствии необходимости нефтеперерабатывающих активов в собственности государства. К примеру, недавно публиковал материал: «Казнефть, часть 25: «Давайте уже приватизируем АНПЗ, ПНХЗ и ПКОП», после внеплановых остановок и ремонтных работ на АНПЗ и ПНХЗ.

Наименее проблемный и стабильно работающий завод – ПКОП, расположенный в Шымкенте, в котором китайский нефтегазовый концерн CNPC владеет большей частью акций.

Частный инвестор заинтересован в стабильной работе, возврате инвестиций, не связан по рукам правилами закупок ТРУ ФНБ, следовательно, более оперативен и последователен в принятии решений.

Нефтепереработка, на мой взгляд, должна быть «в рынке». Безусловно, государство может и должно влиять на рынок посредством формирования прозрачных механизмов поставок нефти, недискриминационного доступа к мощностям НПЗ, контроля тарифов на переработку. Но сами бизнес-процессы и нефтеперерабатывающие активы должны быть в рыночной среде. Необходимо предложить большую часть акций стратегическим иностранным или казахстанским инвесторам, сохранив небольшую долю у КМГ.

Полет не «в», а «над» облаками

8 пункт касается обязанности поставщиков нефти публиковать в открытом доступе информацию о ценах покупки и продажи сырья, ценах на услуги и др. Вполне реализуемая мера, тем более прецеденты есть, например, в РФ: несмотря на значительное количество биржевых сделок, внебиржевые сделки также могут регистрируются и вносятся в систему для понимания внебиржевых условий рынка.

Полагаю, дуумвират биржевых сделок и публикации отчетности как раз и принесет жизненно необходимую прозрачность рынкам нефти и нефтепродуктов.

Завершают Дорожную карту меры по увеличению количества поставщиков авиатоплива в казахстанских аэропортах, что, безусловно, положительно скажется на стоимости авиабилетов, точнее несколько снизит темпы их роста.

Прозрачность рынка – как чистое небо, которое мы видим, взлетая на самолете выше серых облаков. Я рад, что у АЗРК получился цельный и продуманный документ, при реализации которого внутренний рынок получит новые правила, а потребители увидят серьезные позитивные изменения.

У любого авиарейса есть точка вылета и посадки. Полагаю, точкой назначения должна стать рыночная экономика без вмешательства государства, ведь бесконечно контролировать все невозможно, и зачастую госрегулирование приводит к дефициту товаров.

P.S. Позитивным фактом, на мой взгляд, является то, что разработчиком Дорожной карты является в большей степени АЗРК, а не профильное минэнерго. Давно говорю об этом: государственные задачи для ЦГО должны писать не сами ЦГО, а другие структуры.

P.P.S. 5 млн тонн нефти на внутренний рынок по внутренним ценам означают потерю для ТШО, КПО, NCOC не менее $1,5 млрд в год. Вновь подчеркну, если мы хотим добиться от государственных органов эффективной работы и привлечения высококвалифицированных кадров, необходимо повысить уровень оплаты в ключевых ЦГО. Роль минэнерго и АЗРК будет возрастать, необходимо поддержать данные ведомства.

Материалы по теме
Сейчас читают